Осенью под Шатурой

Открытие охотничьего сезона – событие всегда неординарное. Неорди­нарное тем, что заканчивается наконец-то межсезонье и наступает пора, когда можно побродить с ружьишком по угодьям, порой и не ради богатых охотничьих трофеев, а чаще всего просто для души.

фото: fotolia.com

фото: fotolia.com

Но каким будет открытие охотничьего сезона, зависит от многих факторов, в том числе и оттого, каким было межсезонье, в данном случае весна и лето; от поведения охотников в угодьях; от сроков открытия.

Осень вообще богата на «охотничьи тропы». Летне-осенний сезон плавно переходит в осенний, ну а затем и в зимний. Охота по перу перемешивается со зверовой, и у охотника есть большой выбор в   какую из охот направить свою благородную страсть. Но, несомненно, главный охотничий праздник – это открытие летне-осенней охоты.   

Природа живет по своим правилам, известных только ей, и порой случается так, что и приметы, проверенные годами, увы, подводят. Предугадать, каков будет тот или иной охотничий сезон года, дело вообще весьма хлопотное. Вот и в этом году весна не радовала теплыми деньками – выдалась на редкость затяжной, холодной и дождливой.

Да и лето то на крепкие дожди щедрым было, что дало большую воду в угодья. И действительно, в какую болотину ни сунься, где в прошлом году спокойно  пройти можно было в коротких сапогах, в этом только в болотниках и на лодках. На торфяных карьерах, которыми так богата Мещера, уровень воды был очень высоким, что доставляло определенные проблемы охотникам. Но наличие хорошего уровня воды –  это не минус, а, наоборот, достаточно нормальное явление и благоприятное для водно-болотной дичи.

Но вот только с наличием утиного поголовья что-то не особенно густо. Может быть, сказалась холодная весна или неустойчивое в погоде лето, но так или иначе год не выдался богатым на утку. Ранние первые кладки попросту погибли вследствие холодов, а молодняк вторых кладок, как  говорится, не подоспел к открытию охоты, что стало следствием большого количества нелетающей или плохо летающей утки. Вот и получилось то, чего так не хотели ожидать охотники – пустых зорек.   

Открытие охотничьего сезона на водоплавающую и болотно-луговую дичь в том сезоне на севере Московской области пришлось на вторую субботу августа. Конкретизация сроков открытия охоты, наверное, впервые за многие-многие годы избавила охотников от суетливых домыслов о начале сезона.

Открытие охоты –  это всегда праздник, и конечно же нельзя не думать, как он пройдет, удастся ли поохотиться так, как мечталось в межсезонье, и самое главное то, будет ли дичь. И сколько ее будет! Ясно, что есть понятие нормы добычи, сопряженное с понятием охотничьей этики. Но все же! Приятно, когда на рассвете или закате дня,  стоя среди болотной растительности, созерцаешь шквальный лет утки! Но в этом году было иначе.

Нет, конечно, утка разных видов была, но еще за неделю до открытия охотничьего сезона стали поступать сообщения о большом количестве еще не вставшей на крыло утки.  Понятно, что о переносе сроков охоты не могло быть и речи. И в данном случае на первое место встал вопрос охотничьей этики и культуры. Как вразумить нерадивых охотников не стрелять по открытой воде и ниже человеческого роста в болотной растительности?

Есть правила охоты и техника безопасности! Но нет, не тут-то было! Понятно, как же удержать себя от выстрела по сидящей в пятнадцати метрах от тебя кряковой утке вдруг вынырнувшей из тростниковых крепей. И стреляют, вовсе не думая о возможных трагических последствиях. Это одна сторона дела. Другая – стрелять в утиный молодняк,  еще не умеющий летать, мягко скажем, весьма негожее занятие.

В том сезоне охота на водоплавающую и болотно-луговую дичь и охота на рябчика на севере Московской области совпали, т.е. были открыты в один срок. Многие охотники были приятно удивлены такому известию. Так что те охотники, кому по душе рябчиная охота могли открыть охотничий сезон на этой охоте. В общем, это, наверное, правильно – открытие охоты по перу в летне-осенний период в единые сроки. Объединение сроков охот на водоплавающую, болотно-луговую и боровую дичь «сгладило» процесс нахождения охотников в угодьях. Ведь не секрет, что для многих охотников открытие летне-осеннего охотничьего сезона по перу и есть та самая рябчиная охота, сроки которой почему-то всегда отодвигались на последнюю субботу августа.
         Для меня открытие охотничьего сезона уже давно  стало понятием «коллективной» охоты, когда на небольших (или больших) водно-болотных угодьях собирается внушительное количество охотников. И именно на такой охоте и проявляется охотничье благородство и культура, неотъемлемой частью  которых  является  охотничья дисциплина и этика. И от отсутствия этих качеств страдает не только сам процесс охоты, но и все окружающее. Кому приятно стоять поблизости от такого охотника, что палит заряды налево и направо, а то и над самыми головами? Думаю, никому!

И еще. Сколько уже говорено по упреждению дистанции при стрельбе влет. Нет! Ничего подобного! Стреляют на 100, а то и на все 200 метров. Зачем? Непонятно. Что хотят этим достигнуть? Тоже неясно. Вот и смотришь со стороны на это безобразие и диву даешься. Что касается меня, то я уже который год не посещаю те угодья, на который хоть и дичи много, но и охотников собирается видимо-невидимо.

Чего греха таить, получить заряд дроби не особенно хочется. Охотничья безрассудность порой просто поражает. Есть же прописные правила обращения с оружием в болотных угодьях. Но ничего подобного! Стреляют порой, абсолютно не думая о том, что выстрелы по утке, сидящей на воде, могут стать трагедией. Но все равно стреляют, забывая  о том, что охота –  это прежде всего соблюдение жестких правил техники безопасности плюс этическая сторона этого процесса!

В том году начало охотничьего сезона на Мещере пришлось еще и на хорошую грибную пору. Так что, отправляясь за рябчиками в лес, можно было смело надеяться и на то, что прихватишь из леса еще и добрую корзину грибков всех мастей.

Говоря о водоплавающей дичи, необходимо сказать и о болотно-луговой. Отмечу, что по наблюдениям многих легашатников, численность таких видов дичи, как коростель, перепел, бекас, гаршнеп в этом году была несколько ниже, чем в прошлом. Чем вызвано это, сказать не берусь, только отмечу одну особенность этого лета. Там, где в прошлом году можно было слышать перепелов и коростелей, в этом году было тихо. Не заметить такую особинку в лугах просто невозможно – непривычное «молчание» лугов без коростелиной и перепелиной перекличек  давило слух.

Говоря о пернатой дичи, нельзя отметить и в общем-то ранние в том сезоне вальдшнепиные высыпки – середина сентября. 17 сентября во время сбора грибов у  кромки поля поднял на крыло вальдшнепиную высыпку в шесть птиц, а 21 сентября –  в восемь птиц. Обычно вальдшнепиные высыпки на подмосковной Мещере приходятся на середину октября и, как правило, сопряжены с приближением холодов. В этом же году сентябрь был на редкость  теплый, и связать ранние высыпки с изменением погодных условий, наверно,  нельзя.

Вот таким выдался прошлый охотничий летне-осенний сезон на подмосковной Мещере – сезон, соединивший в себе лето с осенью и плавно подобравшийся  «на порог» к зиме.

Олег ТРУШИН 6 сентября 2013 в 00:00






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑