Дела прокурорские

"Питая страсть ко всякой охоте, я, однако, отдаю предпочтение охоте, по моему мнению, истинно царской — охоте на медведя." -А. А. Ширинский-Шихматов

Фото Сергея Гуляева

Фото Сергея Гуляева

Мечта поохотиться на хозяина тайги зародилась в бурных фантазиях 15-летнего уральского мальчишки. Но скоро сказка сказывается… Как пошли одно за другим события — институт, армия, аспирантура, свадьба, работа… Но мечта не покидала никогда.

МЕЧТА

Постепенно я понял, что реализовать мечту можно двумя путями: поселиться в лесу, стать аборигеном тайги, найти берлогу, построить лабаз, или много работать в городе и заработать деньги, а потом все это купить. Судьба сложилась так, что мне стал ближе второй вариант.

Перед тем как приступить к практической реализации проекта, необходима основательная теоретическая подготовка. Постепенно я изучил все доступные источники — от классиков XIX века до современных интернет-обзоров. Отдельное внимание уделял выбору оружия и сравнению баллистических таблиц и каталогов.

После теоретической части настал период практической подготовки. Анализ рынка показал, что охота на берлоге, не говоря уже о загонах, существенно дороже, чем на овсах и приваде. Не по зубам мне были и камчатские мишки в силу их удаленности. Выбор пал на охоту из засидки. На берлоге или с подхода, конечно, интереснее, но это впереди.

Поскольку овсяные поля, как правило, достаточно велики, да и медведь не кабан, приваду стараются делать подальше. Мне пообещали 50–70 метров — дистанция для гладкого ствола пограничная. В общем, я решил: беру нарезняк.

Как-то жена, случаем попавшая на стенд в Кузьминках, заметила: «Теперь я увидела, что такое деньги на ветер в чистом виде». Карабин (по крайней мере каким я его себе представлял) — это тоже промежуточная цель, к которой надо идти, зарабатывая деньги, охотничий стаж, демонстрируя полную законопослушность.

От деда мне досталась коллекция фотоаппаратов, начиная с «Фотокора», который спас семью в военную годину от голодной смерти. Я решил, что и карабин должен быть такого класса, чтобы его можно было передать по наследству сыну, пусть он даже и повесит его на стенку, если не станет охотником.

С калибром решил не мелочиться: 9,3х62. Заокеанские калибры отпали по той причине, что все-таки в Европе живем. При всем моем патриотизме продукция нашей промышленности не дает простора для покупательской фантазии в выборе. А жаль! Я понимал, что вещь берется не на один выстрел, поэтому .375HsH отпал. 8х57IS универсальнее, с большей перспективой на кабана, но вдруг не хватит?

Выбор карабина с учетом бюджета, который трещал по швам в разгар кризиса пал на «Манлихер». К нему я приобрел австрийскую оптику и три пачки патронов. Одна из них ушла на тщательную пристрелку. И только когда пули начали падать «в коробок», я почувствовал первый прилив эйфории и начал понимать, ради чего я столько работал и столько денег отвалил.

Не показать молодой собаке медведя я не мог. Конечно, на серьезный добор неопытного дратхаара не пошлешь, но как без друга на охоте? В общем, он был взят в качестве багажа, который оказался весьма не маленький.

ПУТЬ

С конца апреля, согласно договоренности, я сидел на стреме и ждал «зеленого свистка», а Алекс тем временем проверял, когда появятся следы. Наконец раздалось: «Медведь встал, следы есть, но по экскрементам видно, что еще не разъелся, ходит вяло». Тут уж не усидишь! Понятно, что еще два-четыре дня и будет самое оно. К моменту моего приезда, по словам Алекса, приваду посещало уже несколько медведей, и между ними появилась конкуренция.

Дорога до места встречи прошла без ГАИ и прочих неприятностей. Это все потому, что подготовился в мелочах. Даже ф.1 на транспортировку собаки оформил. Не потому, что совсем правильный, а потому, что время накануне было. Решил, что лучше потрачу час на справку, чем тот же час буду препираться с ГАИ на трассе.

Первый настороженно-подозрительный взгляд Алекса я поймал на себе в момент перегрузки вещей. Охотиться нам предстояло вместе впервые, до этого общались только по телефону, заручившись обоюдными рекомендациями общих знакомых. Адекватность клиента при медвежьей охоте имеет особое значение.

Ему, как профессиональному охотнику, не раз случалось сталкиваться с временными психическими расстройствами после удачной (или наоборот) охоты, не говоря уже о банальном алкоголизме. Так вот, если бы я перегружал ящик водки, он, похоже, не так бы напрягся. Что обычно берет нормальный мужик на охоту? Конечно, хлеб, сало, колбасу, ну там тушенку, каши. А тут — ящик зеленого горошка!

— Ты это как? Медведя кормить собираешься или сам перед лабазом есть будешь?
— Да нет, перед засидкой я буду есть вот эту морскую капусту, а горошек у меня на завтрак, — ответил я.

В общем-то я понимал, что выглядит это странно, и ожидал такого вопроса. Пришлось Алексу объяснить причины, чтобы немного его успокоить.

Начитавшись рассказов, начиная с Мельницкого, который 100 лет назад бегал за медведем «вдогонку» по 20–30 верст и в день, и кончая Захаровым, выгребавшем уже в наши дни снег руками из-под застрявшей «Нивы», я понял, что мне с «офисным» центнером веса может непоздоровиться. Тем более из телефонных переговоров я уяснил, что расстояние от базы до привады 5 километров лесом в один конец.

Поэтому при подготовке, кроме финансовой стороны, я учел и физическую, и моральную. И для начала перестал жрать. Затем увеличил прогулки с собакой, начал понемногу, step by step, как говорят буржуины, легонечко, пенсионерской трусцой, вспоминать молодость. В общем, к охоте я скинул килограммов 20 и бегал по «пятере» с утреца в приличном темпе. Результат, которого я не ожидал сам от себя, стал казаться мне промежуточным, останавливаться на достигнутом не хотелось. Горошек, капуста, кальмары и прочая хрень — это просто походный вариант моего понимания, как надо есть, что б не жрать.

Перегрузив багаж, мы легли на курс. Это от Москвы дачи верст на 300 тянутся, а тут цивилизация заканчивается раньше таблички «Конец населенного пункта». Дорога, впрочем, заканчивается, не начинаясь.

Очень скоро пришлось вспомнить джиперское прошлое, мозг непроизвольно командовал: «Вторая нижняя, газ в пол, руль вправо, только не в колею, а теперь в натяг и нежно». Впрочем, что для москвича трофи, то жителю региона банальность: Алекс тем временем с ужасом рассказывал, как ему пришлось однажды прокатиться по Москве.

— И как это вы, москвичи, Ленинградку от Волгоградки без GPS отличаете? — недоумевал он.

Места, куда мы ехали, были глухие. До стоянки не добраться ни пешему, ни конному. Только сочетанием, но для этого надо знать в какой момент выскочить из машины «у той белой березы» и отбежав 148 метров от просеки по азимуту 275 наткнешься на лодку. Пронеся которую через кусты, зигзагом еще 452 м. оказываешься на берегу лесного озера, пересекая которое попадаешь на полуостров, отрезанный от мира болотом. Дом, классическая охотничья заимка, разумеется не виден с воды, лодка прячется. Интересно, от кого?

Поскольку путь до базы прошел без приключений, что большая редкость, у нас было время расположиться, переодеться в специальное «засидочное» обмундирование, обработать его «антизапахом», снять остатки баллистола с девственного «Манлихера» и даже плотно пообедать морской капустой, прежде чем, как говорят военные, настало время выдвижения на боевой рубеж.

Продолжение следует...

Андрей Прокофьев 1 сентября 2013 в 00:00






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

  • -1
    Анатолий Бонч-Бруевич офлайн
    #1  2 сентября 2013 в 16:17

    Начал хорошо

    Ответить
  • -2
    офлайн
    #2  2 сентября 2013 в 18:54

    жёмс :)

    Ответить

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑