Осадки голос звонкий

Быстрокрылой птицей несется время. Казалось, еще совсем недавно звенела весенняя капель. Шум ручьев становился все громче и громче, но... Не успели мы как следует насладиться буйством пробуждающейся природы, а уже приходится вспоминать о весне и весеннем охотничьем сезоне в прошедшем времени.

Фото автора

Фото автора

Повстречать новый охотничий сезон в компании моего друга Валерия в Даниловском охотхозяйстве Ярославской области. Собирались мы поохотиться на селезней с подсадной уткой и побывать на вальдшнепиной тяге. Вспоминаю прошлые охоты с подсадной, и перед глазами отчетливо всплывают радужные картины…

Розовыми разводами заиграла на востоке утренняя заря. Забрасываю за плечо ружье, беру в одну руку пакет с утиными чучелами, в другую – корзину с находящейся в ней подсадной уткой Катькой и направляюсь в сторону шалаша, установленного рядом с плесом, доставшимся мне «в наследство» от разлива реки Касть. Утка в корзине постоянно щелочит клювом и отряхивается. Вот что значит женская натура! Каждую свободную минуту использует для прихорашивания, и все это для того, чтобы во всей красе предстать перед зеленоголовыми красавцами селезнями.

А вот и шалаш. Оставляю возле него корзину и иду выставлять чучела на воду. Покончив с этим занятием, возвращаюсь к своему укрытию. Посмотрев на плоды своей работы, остаюсь доволен: чучела на воде смотрятся как живые. А теперь настает черед высаживать на зеркальную гладь плеса главное действующее лицо – подсадную утку. Оказавшись на свободе, Катька, крякнув несколько раз, приступает к водным процедурам. Вдоволь накупавшись и почистив перья, она принимается манить селезней, периодически прерывая квачку и слушая, не подаст ли где поблизости желанное жвяканье селезень.

Сидя в шалаше, слышу приближающийся свист утиных крыльев, и тут же над плесом пулеметной очередью прокатывается страстная осадка подсадной. Проходит несколько секунд, и селезень, не выдержав призывного крика, проезжает морковными лапами по воде и застывает на незначительном удалении от Катьки в настороженной позе с высоко поднятой головой, оценивая окружающую обстановку. Похоже, стреляный воробей! И все же этих секунд мне было вполне достаточно, чтобы просунуть стволы ружья в бойницу шалаша, посадить селезня на мушку и плавно нажать на спусковой крючок.

А вот еще один эпизод весенней охоты с подсадной. Услышав в стороне жвяканье селезня, моя Катерина дает звонкую осадку. Прильнув к бойнице шалаша, я замечаю, как на речку в затопленный тальник подсаживается кряковый селезень. Через некоторое время из тальника доносится отчетливое сиплое жвяк-жвяк-жвяк. Кавалер приглашает утку в гости на свою территорию. Но не тут-то было!

Моя подсадная проявляет полное равнодушие к этому приглашению и принимается шумно купаться и охорашиваться. Ее поведение откровенно говорит о том, что «сено к корове не ходит». Конечно, такое поведение утки не может не затронуть самолюбие зеленоголового франта. Сорвавшись из затопленного тальника, он без облета садится рядом с подсадной и в страстном любовном порыве бросается к ней. Не ожидая от кавалера такой прыти, моя Екатерина с испуганным кряканьем кидается, насколько позволяет длина шнура, в сторону.

Селезень как бы нехотя снимается с воды и приводняется на лужу справа от моего шалаша. Для стрельбы наизготовку времени мало, да и вспугнуть можно, поэтому принимаю решение стрелять по птице с левого плеча. Просовываю стволы в бойницу шалаша, вставляю приклад в левое плечо… Испытывая волнение, выжидаю, когда селезень повернется ко мне боком. Как только это происходит, тут же ружейный удар раскалывает утреннюю тишину. Дробовая дорожка, вспенив воду, накрывает селезня-изумруда…

Веселое птичье многоголосье на все лады приветствует зарождающийся апрельский день. Совсем скоро над лесом покажется отдохнувшее за ночь солнце. Где-то в вышине раздается гусиный клич невидимой мне стаи. «Ка-ка-ка», – заходится в звонкой осадке моя подсадная, и тут же на воду приводняется пара чирков-свистунков. Уточка сразу же направляется к Катьке, а селезень остается на месте. После выстрела уточка-чирушка с нежным кряканьем срывается с воды, а битый селезень остается на ней.

Проходит совсем немного времени, и новая осадка подсадной заставляет приводниться еще одного чирка-свистунка, на этот раз холостого. Гулкий выстрел удваивает мои трофеи. Сидя в шалаше, радуюсь, что сегодня моей добычей стали чирки-свистунки.

Я очень люблю «букеты» из разнообразной дичи. Помню случай, когда на зов моей подсадной одновременно подсели пара кряковых (утка и селезень) и одинокий селезень чирка-трескунка. Поскольку среди добытых трофеев у меня уже были кряковые и широконоски, я выбрал под выстрел селезня трескунка. И какой же нарядный тогда получился «букет» из селезней!

...Наш обратный путь в Москву пролегал недалеко от деревни Грешнево, той самой, в которой прошли детские годы «самого народного, самого совестливого поэта России», а также заядлого ружейного охотника Николая Алексеевича Некрасова. Единодушно решили с Валерой посетить неизвестный для нас уголок земли Ярославской. И вот нашему взору предстал небольшой ухоженный парк, к которому примыкает общеобразовательная школа деревни, носящая имя великого поэта. В парке, на фоне родового дома, на постаменте стоит бюст Некрасова.

Посещение деревни Грешнево явилось для нас апофеозом закрытия весеннего охотничьего сезона 2013 года.
 

Виктор Лукашов 30 мая 2013 в 00:00






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑