Случай на глухарином току

На светлеющем небосклоне тают один за другим огоньки звезд. Ночная тьма медленно и неохотно отступает в глубину леса, обнажая умытую росой прошлогоднюю траву на полянах, тонкие силуэты берез по опушкам, белеющие кое-где островки талого снега. Легкий ветерок, пролетая мимо, нежно коснулся утренней прохладой моего лица. Рядом, еще не различимый в предрассветном сумраке, протянул вальдшнеп, заблеял бекас…

фото Сёмина Михаила

фото Сёмина Михаила

Засидевшись на старом, замшелом пне, пропитанном холодом и сыростью, с трудом поднимаюсь на онемевшие от долгого сидения ноги и с удовольствием потягиваюсь, разгоняя кровь по ноющему, затекшему телу.

На дальнем болоте, огласив конец ночи, жалобно закурлыкали журавли, где-то в осоке призывно жвякнул селезень, в еловой чаще протяжно просвистел рябчик, воздух постепенно наполнился едва уловимым гулом бурлящего в нескольких километрах на поле тетеревиного тока.

С каждой минутой к этой чарующей музыке весны подключались все новые и новые исполнители: приветствуя приближающейся рассвет, защебетала в кустах орешника зарянка, проснувшийся зяблик щедро рассыпает звонкие утренние трели, и, вторя ему, громко засвистели, засуетились непоседы синцы.

Маленькая пеночка напевает свою нежную с переливами песенку, и вот уже известный лесной солист – певчий дрозд присоединяется к птичьему хору, чествующему пробуждение природы, весну и жизнь. Лишь одной мелодии не хватало в этом весеннем оркестре – ту, которую, чутко вслушиваясь в звуки леса, я жаждал услышать больше всего.

Сначала лесной музыкант робко, словно настраивая свой инструмент, высекает в еще морозный с ночи воздух редкие, глухие щелчки. Постепенно разыгравшись, он увеличивает их темп и, уже уверенно беря аккорды, наигрывает быструю, динамичную дробь. Частота пощелкивания с каждой секундой увеличивается, тональность загадочной мелодии растет, и чувствуется, что песня вот-вот достигнет своего апогея.

Эмоции захлестывают певца; войдя в раж, он убыстряет и убыстряет удары дроби, превращающиеся в единый, сливающийся стук. Неожиданно на самом пике песня обрывается и проваливается в ни на что не похожие дикие, первобытные, скрежетащие звуки…

Среди густых ветвей старой сосны, распустив веером черный хвост с россыпью белых брызг, полузакрыв глаза, воздев кверху голову с набухшими ярко-красными бровями и обратив сизую, с изумрудным отливом грудь к востоку, где нарождается заря, поет свою многовековую песню глухарь...

Но я пока не слышу его пения. Напряженно ловя каждый шорох проснувшегося леса, я фильтрую бесчисленные звуковые потоки, стараясь выловить из них единственный негромкий мотив, волнующий душу любого охотника.

Вот, кажется, на грани слуха я уловил едва различимое точение глухаря. Ухватившись за еле слышное точение как за спасательную ниточку, спешу к нему, не разбирая дороги. Спотыкаюсь, падаю, проваливаюсь в апрельскую воду болот. Сапоги, набрав студеной воды, хлюпают при каждом шаге, ветки хлещут по лицу, острые еловые сучья словно норовят попасть в глаза. Но мне все равно, лишь бы успеть – времени совсем не осталось.

Вот песня уже хорошо различима. Петух поет ярко, без перемолчек. Дальше – только под «глухое» колено, когда увлеченная птица на мгновения теряет свой слух. Как разжатая пружина, делаю несколько больших прыжков и, застыв на месте с бешено колотящимся от волнения сердцем, надеюсь, что чвакующая болотная грязь заполнит черной жижей оставленный сапогом след раньше, чем допоет последний куплет глухарь.

Снова рывок вперед, снова, как молот, стучит в висках кровь, снова, затаив дыхание, жду следующей песни. А заветное точение ближе и ближе. В предвкушение близкой развязки уже высматриваю в кронах деревьев токующего петуха. Неожиданно рядом призывно проквохтала копалуха, и сразу за ним послышалось громкое хлопанье крыльев слетевшего на землю моего глухаря. Не успел! А подобрался уже так близко! Раздосадованный, еще до конца не веря в неудачу, я стою на месте, будто в оцепенении…

Медленно тянется минута за минутой, а я все не решаюсь признать поражение и покинуть глухариное ристалище побежденным. Вдруг совсем рядом опять запел мой глухарь. Поет он громко, азартно, практически не делая пауз. Без промедлений, дождавшись последнего колена точения, длинными прыжками приближаюсь к мошнику.

Еще несколько рывков, и долгожданный трофей окажется на мушке моей двустволки. Приготовившись сократить разделяющее нас расстояние еще метра на три, с нетерпением жду очередного точения. Но на этот раз глухое пощелкивание раздается чуть в стороне слева, перейдя через секунды в быструю дробь, слышится еще левее и, сорвавшись через мгновение в приглушенное стрекотание, уходит от меня в глубину леса.

Озадаченный, я пропускаю заключительную часть песни, не зная, в каком направлении теперь скрадывать птицу. Снова слышу приближающееся точение, но уже справа. Вот оно проплыло мимо меня, завернуло в сторону и опять удаляется. Все стало ясно: старый мошник, распаленный близким присутствием капалухи, поет ей свои любовные серенады прямо на ходу, ни на минуту не останавливаясь.

Пара стремительных подскоков на голос птицы ничего не дает, да и как мне угнаться за постоянно двигающимся глухарем? Немного поразмыслив, понимаю, что не остается никакого варианта, кроме как постараться просчитать направление птицы и двигаться ей наперерез. Вот только в лесу уже почти рассвело и придется прикрываться деревьями и кустами, чтобы не попасться на глаза мошнику.

По не заставившему себя долго ждать токованию определяю, куда направляется мошник. Выбрав момент, под следующее точение, словно спринтер, несусь наперехват. Еще один бросок – вот к той разлапистой ели. Как же мне повезло, что лес здесь не сильно захламлен и позволяет быстро передвигаться, и в то же время есть, где укрыться от посторонних глаз! Пригнувшись за грядой невысоких елочек, обхожу прогал.

Жду. Снова подскок. Глухарь уже недалеко. А вот здесь надо поспешить и попытаться за один раз добежать до того старого выворотня. Неспешное «тэк, тэк» плавно переливается в быстрое пощелкивание. Кажется, что в такт ему от волнения учащается мой пульс. «Тук, тук, тук» – стучит в голове кровь. «Тэк, тэк-тэк, тэк-тэк» – зашелся в песне моховик, и через мгновение заскрипела, заскрежетала глухариная песня.

Рву с места что есть сил. Но следующий куплет звучит уже чуть в стороне. Опять ловлю направление песни, снова обрезаю свою жертву. Уже минут десять охотник и дичь двигаются в странном танце, то сближаясь, то снова расходясь. Я устал и измотан от этой бесконечной погони и все никак не могу вовремя успеть перехватить мошника. Застилая глаза, ручейками стекает по лицу пот, в горле пересохло. Собравшись с силами, готовлюсь сделать очередной подскок.

Впереди преграждает дорогу массивный ствол старой ели, поваленной ветром. Обходить долго, и решаю рискнуть. Быстро, как только могу, перемахиваю через упавшее дерево. Одежда предательски цепляется за сучки, ноги скользят по стволу, и, потеряв равновесие, я скатываюсь вниз в сухой валежник. Под последние звуки точения опрометчиво делаю лишний шаг, и одновременно с его концовкой хрустит под ногами сухая ветка!

Почуяв неладное, мой глухарь мгновенно замолкает. В, казалось бы, наступившей тишине проходят одна за другой несколько минут. Замерев в движении, словно каменное изваяние, я терпеливо жду. Занесенная для следующего шага нога постепенно наливается тяжестью и тянет к земле...

Уже легли алые отблески разгорающейся зари на верхушки строевых сосен над головой, а хитрая птица так и не спешит выдать себя новой песней. Держать на весу отекшую ногу становится просто невыносимо. Еще немного, и она опустится вниз в трескучий валежник, хруст которого, как разорвавшаяся бомба, прогонит прочь и без того насторожившегося глухаря.

Из последних сил напрягаю ноющие мышцы, и в этот момент где-то неподалеку, на расстоянии в полдерева, спасительно заквохтала, запереживала заждавшаяся кавалера глухарка. Ослепленный страстью и забыв об опасности, мой мошник тотчас разлился в пылкой серенаде, и я наконец-то с облегчением смог поставить на землю обессилевшую ногу.

На смену усталости и волнению приходит охотничий азарт. Моховик близко, и у меня по-прежнему есть шанс. Уже приноровившись в предыдущих попытках, упругими прыжками, словно хищник, я уверенно иду наперехват своей цели. Вот я совсем рядом. Прикрывшись за стволом высокой сосны, вижу, как глухарь мелькает черным оперением между деревьев. Идет на меня. Его песня переходит в глухое колено. Пора!

Отбросив эмоции, как в замедленном кадре, спокойно выхожу из-за дерева. Мошник предстает передо мной во всей своей красе: распушенный веером хвост, слегка опущенные, чертящие по болотному мху мощные крылья, вытянутая кверху черно-сизая шея, оттопыренное оперенье «бороды» и по орлиному загнутый, широко раскрытый белый клюв, высекающий загадочное, скрежетащее шипение.

Мушка ружья упирается в грудь глухаря, и палец без промедлений жмет на спуск. Разносясь эхом по весеннему лесу, грохочет выстрел, заставив на мгновение замолкнуть все живое. Тревожно проквохтав, громко снялась с дерева и улетела прочь встревоженная копалуха. Мой глухарь, распластавшись темным пятном на болотном мху, бессильно бьет крыльями по земле, постепенно угасая. Удары его становятся все слабее и слабее, и, наконец, старый мошник навеки затихает.

Нагнувшись, бережно беру в руки тяжелую птицу, любуюсь красивым оперением, переливающимся множеством оттенков в лучах восходящего солнца. Притихшая, было, лесная живность вновь пробуждается, и все вокруг опять наполняется весенним щебетом птиц.

И в этот момент в моей душе рождается необъяснимое чувство восхищения природой, восторга и охотничьей гордости за добытый трофей. Эти чувства стремительно растут, заполняют меня целиком и готовы выплеснуться наружу так, что хочется поделиться с первым встречным этой распирающей меня радостью: до чего же прекрасна охота!

Дмитрий Каширин 6 мая 2013 в 00:00






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

  • -2
    Вячеслав Дьяченко офлайн
    #1  8 мая 2013 в 18:06

    Мое мнение,не нужно такими фотками дразнить, зеленых гусей,а потом жалуемся,что нам весеннюю охоту пытаются закрыть.Такую вот фотку случайно увидит чинуша от власти и сделает свои выводы не в нашу пользу.Не нужно такое фото выставлять на общее обозрение ни кого вы этим не удивите лучше оставьте их в своих альбомах.При случае можете похвастать перед друзьями ,если это им будет интересно.А рассказ неплохой.

    Ответить
  • -2
    Филипп Стогов офлайн
    #2  8 мая 2013 в 19:01
    Вячеслав Дьяченко
    Мое мнение,не нужно такими фотками дразнить, зеленых гусей,а потом жалуемся,что нам весеннюю охоту пытаются закрыть.Такую вот фотку случайно увидит чинуша от власти и сделает свои выводы не в нашу пользу.Не нужно такое фото выставлять на общее обозрение ни кого вы этим не удивите лучше оставьте их в своих альбомах.При случае можете похвастать перед друзьями ,если это им будет интересно.А рассказ неплохой.

    Вячеслав, страусиная политика. Отличное фото и к месту, то бишь к статье, вальдшнеп, скорее всего не уместился, а так был бы полный комплект. А на "зеленых" нечего озираться, им этого не понять, а захотят закрыть, так закроют, даже если вместо дичи будет лик любимой тещи. Да и чем меньше будем упоминать "зеленых", тем лучше, нечего им создавать рекламу.

    Ответить
  • 0
    Сергей Ковалевский офлайн
    #3  8 мая 2013 в 19:24

    Примечательно, что в "РОГ"№19,2013, гордое фото автора с единственным добытым глухарём абсолютно соответствует тексту статьи, а здесь подвесили ерунду какую-то со связкой. Кто и что хотел этим сказать?

    Ответить
  • -2
    Филипп Стогов офлайн
    #4  8 мая 2013 в 19:37
    Сергей Ковалевский
    Примечательно, что в "РОГ"№19,2013, гордое фото автора с единственным добытым глухарём абсолютно соответствует тексту статьи, а здесь подвесили ерунду какую-то со связкой. Кто и что хотел этим сказать?

    Хотели показать: "до чего же прекрасна охота!". Особенно весенняя.

    Ответить
  • -2
    Михаил Сёмин офлайн
    #5  8 мая 2013 в 23:07
    Сергей Ковалевский
    Примечательно, что в "РОГ"№19,2013, гордое фото автора с единственным добытым глухарём абсолютно соответствует тексту статьи, а здесь подвесили ерунду какую-то со связкой. Кто и что хотел этим сказать?

    Изначально была на сайте фотография как в газете. Но в газете фотка вертикальная, на сайте была фотография обрезана, половина охотника и половина ружья, а уж глухарем и не пахнет... А на сайте первое фото всегда горизонтальное... Надо было ту фотку в "тело" статьи, а на анонс - любую другую...

    Ответить

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑