Берендеево царство

У нас уже стало традицией закрывать охоту в августе, так что я не сильно сопротивлялся предложению жены поехать на Cредиземное море.

Фото автора

Фото автора

Когда мои опасения подтвердились, я расслабился в кресле комфортабельного «Боинга» и с головой погрузился в приятные воспоминания, оставляя под белым крылом воздушного лайнера суету и московские пробки…
 

А мысли унесли меня в события пятилетней давности, когда я был приглашен друзьями на открытие охоты по перу в Берендеево. С их слов охота там сказочная, и я, не раздумывая, согласился. Выехали в пятницу, с самого утра, чтобы взять путевки и успеть произвести разведку местности и найти место для лагеря. В прошлом году охотников было очень много, и все легкодоступные места для проезда транспорта были забиты. Так что на общем совете решили пробираться в самые дебри на УАЗе.


Сказано – сделано! Наш внедорожник, натужно урча, преодолел раскисшее бездорожье и доставил нас к месту запланированной стоянки. Не без труда мы пробрались на противоположный берег, оставив шумную толпу далеко за болотом.


Пару дней стояла жара, вокруг парило, делая и без того трудную работу невыносимо тяжелой, но слаженные действия нашей команды принесли желанные плоды. К полудню мы расчистили от двухметровой крапивы стоянку под лагерь; пробили тропу к дренажному рву и свалили пару осин, сделав надежный мост для переправы на другой берег; протоптали тропу к месту охоты, чтобы в темноте не плутать в бурьяне, выросшем выше человеческого роста; провели разведку мест для засады и наконец, с чувством выполненного долга и удовлетворения принялись за приготовление обеда. На лист железа (все же вокруг торф) поставили мангал, и вскоре запылал жаркий костер, облизывая языками пламени березовые поленья. На разложенном походном столе порезали ароматные овощи, нанизали на шампуры сочный шашлык. От всего этого великолепия сводило живот – уж очень хотелось есть! Но все терпели. А шашлычок тем временем шипел, на раскаленные угли капал сок, источая такой аромат, что хотелось выть, как голодный волк. Но наконец все готово, и тотчас из ледяного ручья появилась остывшая бутылочка. Ведь когда все сделано, по три стопочки – не грех!


Незаметно наступил вечер, окрасив небосвод нежно-розовыми красками. Полуденный зной ушел, ветра не было, вокруг слышался комариный гул и стрекотание цикад. В траве трещали коростели, свистя упругими крыльями, над головой проносились утки разных пород. Природа словно оживала с последними лучами солнца. По спине пробегали мурашки от какого-то детского ощущения счастья. Блаженная улыбка расплывалась на лице, и хотелось кричать на все огромное болото…
– Хорошо-то как! – раздался за спиной голос Андрея.


– Да-а! – протянул я в ответ. – Именно это и хотелось сказать: как же здесь хорошо!
Меж тем начался лет утки. Пары, тройки, а иногда и стайки по пять и более птиц, пролетали над нами, свистя крыльями. На всей протяженности болота, насколько хватало взгляда, кружила поднявшаяся на крыло утка. Что же еще, если не это, может так радовать душу охотника! Такого обилия дичи я не видел очень давно.


– Спасибо, что привез меня сюда!
– Да не за что! Просто хотел, чтобы ты это тоже увидел! – произнес Андрей.
– Я вижу, и это прекрасно! Не терпится дождаться утра!
– Терпение, мой друг, терпение! Еще вся ночь впереди.
– Без собаки будет туговато! – озабоченно произнес я.
– Не волнуйся, скоро Васильич подъедет с Лотой! Эта все найдет: и битых, и подранков. Умница, а не собака! А вот и он, легок на помине! – произнес Андрей, беря телефон: – Привет! Да, на новом месте. Сейчас встретим, а то заблудишься. Жди на трассе.
Обернувшись ко мне, Андрей сказал:
– Поедем Васильича встретим, а ты побудь в лагере.
– Хорошо!


Зарычал заведенный двигатель, и через минуту автомобиль растворился в ночной мгле. Я же, не теряя времени, принялся накрывать стол, чтобы накормить голодного с дороги охотника. В темноте послышался гул приближающихся машин, и вот два внедорожника выползли из-за поворота, освещая округу горящими фарами. Наконец все в сборе. Сидя у потрескивающего костра, разговаривали, коротая время до рассвета…


Незаметно воздух начал сереть, предвещая начало нового дня. По одной стали гаснуть ночные красавицы звезды, на траве выступила обильная роса. Самое время экипироваться и выдвигаться на номера. Зазвякали сталью собирающиеся ружья, заскрипела кожа патронташей, заметалась, скуля от нетерпения, возбужденная Лота. Проверив еще раз экипировку и убедившись, что ничего не забыто, мы выдвинулись по вытоптанной тропинке в сторону болота. Чуть постояв у стены тростника, зашли в болотную жижу и двинулись друг за другом, тяжело передвигая ноги. Неожиданно с шумом и тревожным кряканьем поднялась кряковая утка, заставив сердце ёкнуть и застучать в несколько раз быстрее. Пройдя метров пятьдесят вглубь, вышли к затянутому ряской плесу. Евгений остался на месте, два Андрея (Петрович и Васильич) с Лотой ушли правее, я же продвинулся краем вперед еще на пятьдесят метров. Найдя подходящее место, зарядил ружье и замер в ожидании. На часах половина пятого – темновато для уверенной стрельбы. Минут тридцать надо потерпеть. А время, как назло, тянется медленно! Потревоженная охотниками утка начала летать. Свист утиных крыльев слышался с разных сторон, заставляя крутить головой. Да только бесполезно! Появившись на миг серым пятном, утка так же внезапно исчезала, словно ее и не было. Еще пятнадцать минут! Как долго! «Выдохни и успокойся!» – мысленно скомандовал я себе. Сделал несколько глубоких вдохов и, положив ружье на левое предплечье, попытался унять охватившее меня возбуждение. Внутренняя дрожь постепенно стихла, и я стал наблюдать за светлеющим горизонтом.


Нарастающий свист крыльев заставил напрячь зрение. Темный утиный силуэт с шумом приводнился напротив меня в сорока метрах. Внезапно ахнул первый выстрел – где-то на противоположной стороне болота. Ему ответили дуплет и очередь автомата. Началось! Боковым зрением заметил движение слева, повернул голову и увидел приближающуюся кряковую. Вскинул ружье, вынес вперед и нажал на спуск. Пламя, сопровождаемое грохотом, вырвалось из ствола, но утка продолжала лет. Отпустил и ударил в угон. Птица, подломив крылья, по наклонной упала в затянутую ряской воду, подняв фонтан брызг. Начало есть! Раскрыл стволы, вставил новые патроны и, приготовившись к стрельбе, стал наблюдать за происходящим. Слева пролетела тройка кряковых, на приделе выстрела – эти не мои! Сразу решил стрелять над водой и не дальше тридцати метров. Пятерка чирков, словно истребители, зашла справа, прямо на ребят. Прозвучали выстрелы «пятьдесят четверки» Петровича, и два чирка выпали из пролетающей на огромной скорости стаи. Сразу ответил «сорок третий ИЖ» Васильича, и второй его выстрел, достигнув цели, приземлил третьего чирка. Оставшаяся пара, включив форсаж, пронеслась над Евгением, однако заградительный огонь его нового «Бенелли» не нанес уткам никакого вреда.


Издалека я заметил утку, летящую на меня в штык. Снял с предохранителя, подождал, подпуская крякушу, а когда она влетела в невидимый круг, накрыл ее стволами и принялся стрелять. Мысленно я уже положил добычу в ягдташ, однако утка, жива и невредима, скрылась за стеной леса, оставив меня стоять с широко открытыми глазами. Из оцепенения меня вывела тройка чирков, пролетевшая мимо на высоте человеческого роста. Инстинктивно я вскинул ружье, но вспомнив, что не заменил стреляные гильзы, опустил стволы.


– Женька! – крикнул я товарищу. – На тебя, слева!
Но тот и сам не дремал. Прозвучал выстрел, второй – и первый чирок стал его трофеем. А я быстро перезарядился, и вовремя! Одиночный селезень, налетел слева. Обогнал его стволами и нажал на спусковой крючок. Подломив крыло, он с разгона упал в коряжник. Увидел подранка и, выцелив, поставил точку вторым выстрелом. Неподвижная птица осталась лежать на воде.
– Вот это другое дело! – мысленно подбодрил я себя.


Меж тем два Андрея и Евгений тоже записали на свой счет по несколько трофеев. Утка, не переставая, налетала на наши номера. Петрович красивым дуплетом «опустил» на воду пару кряковых, сорвав заслуженные аплодисменты восхищенной публики. Чирки с бешеной скоростью проносились слева и справа от меня, я даже не успевал прицелиться, как они уже оказывались вне выстрела. Я их пропускал и концентрировался на летящей в штык тройке кряковых. Замерев с поднятыми стволами и ожидая, когда они вылетят на середину плеса, я шептал верному ружью, словно у того были уши:
– Ну, «ижачок», не подведи! Пора!
Ложа уверенно легла к щеке, упираясь затыльником в плечо. Выбрав ближнюю утку, обгоняя, нажал на спуск. Дробь выбила из птицы пух, и она, сложившись, упала в пяти метрах справа от меня. Перевел стволы на вторую и выстрелил. Наткнувшись на невидимую преграду, и эта утка камнем упала за моей спиной. Великолепный дубль поставил жирную финальную точку в удавшейся утренней зорьке.


Лота достала и подала добытые трофеи хозяину. А мы, когда собрались вместе, поделились своими успехами. Все выполнили норму, праздник удался на славу!
– Пристегните ремни и приведите спинки ваших кресел в вертикальное положение, – приятный голос стюардессы вернул меня в реальное время...
Через пять минут мы совершим посадку в аэропорту Анталии…
 

Дмитрий Васильев 22 октября 2012 в 00:00






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

  • -2
    Виталий Анисимов офлайн
    #1  22 октября 2012 в 19:07

    А у нас традиция в августе открываться.

    Ответить
  • -2
    Игорь Железников офлайн
    #2  22 октября 2012 в 20:27

    Да, знакомые ситуации, думаешь вот верный выстрел, а нет бац-бац и птичка крылышками мах-мах и хвостиком виль-виль. И на лице застывает фраза "Не понял".

    Ответить

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑