На токах в Белоруссии

В Белоруссии разрешена весенняя охота, в том числе на аборигенных птиц – глухаря и тетерева.

 

Некогда обычная охота на току – глухарином или тетеревином – теперь стала редкой. Проводится она далеко не везде и строго под руководством представителей арендаторов охотничьих угодий. Они устанавливают лимиты на добычу самцов глухаря и тетерева под строгим контролем природоохранных органов. И эти лимиты очень ограничены, к тому же разрешение на добычу птицы стоит немалых денег. Так что поохотиться на току в настоящее время – несбыточная мечта для многих охотников. Что ж, не будем обижаться. Наши предки не знали таких препятствий и могли практически неограниченно охотиться на пернатую дичь. Зато не знали они и нынешнего комфорта, к которому мы привыкаем с детства и который служит одной из причин снижения численности диких животных. Тем, кто все-таки мечтает добыть глухаря или тетерева весной, можно посоветовать лишь одно – ограничиться добычей всего одной птицей каждого вида и очень тщательно подготовиться к такой незабываемой охоте. Не только теоретически, но и практически. Для этого можно, согласовав свои намерения с работниками охотхозяйства, принимать вместе с ними участие в наблюдениях за птицами на токах во время подслуха или строительства шалашей для охотников, да и вообще всегда интересоваться этими птицами и наблюдать за ними, если представится возможность.


НА ГЛУХАРИНОМ


Хотя практически все глухариные тока в наших лесах известны специалистам, тем не менее в силу ряда причин приходится искать новые. Это связано и с миграцией птиц при увеличении их численности, и с фактором беспокойства, когда потревоженные глухари избирают для тока другое урочище, хотя вообще эта реликтовая птица чрезвычайно привязана к своим местам обитания – некоторые тока известны в течение десятилетий.
 

Хорошо известно, что глухарь накануне брачного периода начинает разминаться: пробует силы и голос, для чего обычно по утрам опускается на землю – на пол, как принято говорить у охотников. Здесь он расправляет, приподнимает крылья и в таком «расфранченном» виде важно прохаживается по снегу. Но не следы лап выдают петуха, готовящегося к спариванию. Они ведь остаются и там, где тот просто кормился на земле, хотя в зимнее время глухари питаются преимущественно сосновой хвоей. В конце февраля – начале марта, накануне брачного сезона, рядом с крупными следами лап глухаря появляются характерные черточки, оставленные кончиками маховых перьев каждого крыла, которые самец держит так, чтобы они касались снега. «Глухарь стал чертить», – говорят охотники, подразумевая, что он не сегодня-завтра затокует по-настоящему.
 

Глухариные «чертежи» в лесу – главная примета тока. Найдешь их – смело иди вечером на подслух, смотри и слушай, не подлетают ли на ночлег петухи: в это время они уже начинают ночевать прямо на току. Обнаружил глухаря – смело считай, что еще один ток есть на счету. Конечно, придется еще не раз наведаться сюда, чтобы подсчитать количество поющих петухов и тем самым точнее определить самый центр тока – драгоценного во всех отношениях места не только в конкретном лесу, но и вообще на земле. Не так много таковых осталось. Прямо-таки «кимберлитовая трубка», которая при щадящей эксплуатации может вечно выдавать «алмазы».
 

Только на вечерней (на подслухе) и утренней заре, только весной с более или менее достаточной точностью можно подсчитать глухарей-петухов, слетающихся на ток, и по ним сделать вывод о численности этой птицы в прилегающем к токовищу лесу. А оно может меняться из года в год. Птиц периодически тревожат, поэтому они не слишком строго придерживаются постоянного места токования. Возможно, петухи едва ли не каждую весну выбирают подходящие для себя деревья в подходящем и для глухарок месте. В конце концов именно для них поют они свои странные, негромкие песни.

Из-за них дерутся, спустившись с дерева на пол…
Бывает и такое, что вечером прилетит глухарь, егерь его обнаружит, утром идет слушать песню, а там пусто. Эта же или другая птица по какой-то причине токует далеко в стороне. Из-за такого непостоянства одному человеку не всегда удается достоверно убедиться в количестве поющих петухов – главном показателе тока.
 

Звуки, издаваемые глухарем, если они хорошо слышны, трудно перепутать с какими-то другими. Вечером на подслухе слышится своеобразное короткое кряхтенье. Охотники говорят: глухарь крекает. Очень точно. И крекает он только вечером, перед ночлегом. Те охотники, которые не ходят на подслух, которых егерь утром приводит на ток, слышат песню, но не креканье. Правда, молодой глухарь, не умеющий еще петь «крекатень», и утром не стесняется вторить взрослым птицам «не тем» голосом. А вот старый глухарь может запеть и на ночь, хотя песня будет короткой, пробной, что ли…
 

Очень много написано, как утром подходить к токующей птице на выстрел, как замирать, когда она прекращает «точение». Охотник должен быть готов слушать песню, иначе ему не подойти. Он должен заранее представлять, как будет действовать в каждый миг своего нелегкого подхода к токующему глухарю. Лучше всего неоднократно прослушать его песню заранее в записи и обсудить все возможные варианты с опытным охотником.
 

Скорее всего, стрелять придется всего лишь один раз. Ни ружье, ни патрон не должны подвести. Рекомендуют применять дробь примерно первого номера, а ружье должно бить кучно и резко. Александр Черкасов писал:
«Еще раз скажу, что зимою крепость глухаря к ружью удивительна… Однажды утром ударил я по токующему глухарю на полу крупной дробью; глухарь свернулся и захлобыстался на месте; спустя несколько минут подбежал я к нему, потому что он был один и других токовиков не было, но увы! Глухаря не оказалось. Исчез, как в воду канул, каналья. Все поиски оказались тщетными».


НА ТЕТЕРЕВИНОМ


Как выразился егерь одного довольно «лесистого» охотничьего хозяйства, глухарей и тетеревов у нас примерно одинаковое количество и пересчитать тех и других можно по пальцам. Численность тетерева, по крайней мере в обжитых человеком местах, снизилась катастрофически. Не будем в который раз винить «химию, мелиорацию и механизацию». Ведь обилие кабанов, по мнению специалистов, тоже очень плохо влияет на популяции наземно гнездящихся птиц.
 

Поэтому увидеть настоящий ток, на котором бормочут и сходятся в поединке десятки косачей, теперь мало кому удастся. Да и правильно подобрать место для скрадка довольно затруднительно. Еще Сабанеев писал, что, когда тетерева обитают в густонаселенной местности, где их тревожат даже не охотники, а просто часто появляющиеся люди, токов, в классическом понимании этого слова, практически не существует. Тетерева токуют вразнобой, чаще в одиночку, реже по несколько птиц вместе, часто меняют места.
 

Приходилось видеть издали в бинокль, как около десятка косачей, мелькая своими белыми подхвостьями, непрерывно бормоча и наскакивая друг на друга, ни минуты не держались на месте, а катились пестрой массой по полю вдоль опушки леса, держась от нее на порядочном расстоянии. Вот и попробуй в таком случае выбрать место для шалаша! Но все же опытные егеря сооружают его так, что токующий тетерев непременно окажется рядом. Правда, это может произойти на следующее утро после того, как там проведет зорьку неудачливый охотник. Все зависит от многих причин, среди которых немаловажное место занимает погода. Подмечено, что тетерева активно токуют в ясную погоду, когда утром еще слегка подмораживает. Но как раз в такой день косач может токовать вдалеке от шалаша и при этом перемещаться. Зато к шалашу приблизится в пасмурную дождливую погоду, когда тетерева бормочут слабо и почти не затевают драк.
 

Охотник, еще в полной темноте забравшийся в укрытие, с нетерпением ожидает первые звуки начинающегося тока. Обычно все начинается постепенно, после того как в чуть побелевшей темноте ночи поднимется с песней первый жаворонок. Этому может предшествовать крик самца серой куропатки, который, кажется, кличет свою подругу почти всю ночь. Подаст свой своеобразный глухой голос и большая выпь, если неподалеку будет подходящий для нее водоем. Только ради птичьих песен стоит посидеть в шалаше на тетеревином току. Такого больше нигде не услышишь.
 

Косач вступает в начинающийся хор своим характерным чуфыканьем, которое слышно относительно недалеко. Это позднее он будет бормотать глухо, хотя звук будет распространяться на два и более километров.
 

Увидеть удается сначала не саму черную птицу, а ее белое подхвостье, хорошо выделяющееся в утренних сумерках. Не следует торопиться стрелять – косачи не убегут. По крайней мере до тех пор, пока по-настоящему не «разогреются», а для этого нужно время, а возможно, и солнце, которое вскоре встанет из-за горизонта. При хорошем освещении и стрелять намного лучше. Известно, что при обманчивом свете луны или в сумерках очень трудно определить расстояние до цели, а значит, возрастают шансы сделать промах. Некоторые охотники предварительно устанавливают на известном расстоянии от шалаша окоренные прутья, чтобы по этим светлым меткам знать дистанцию до птицы.
 

Кто первый раз видит добытого косача, удивляется крепости его покрытых серым пушком ног и клюва. При относительно небольшом весе (около 1,2 кг) петух выглядит мощной, а с распущенными крыльями и хвостом огромной и сильной птицей. Кстати, летает он уверенно и довольно высоко.
Как и на глухариной, на тетеревиной охоте тоже нужно иметь надежное ружье и патроны, снаряженные дробью третьего номера.
 

26 апреля 2012 в 13:18






Комментарии пользователей

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑