Миф

Фото Антона ЖУРАВКОВА

Фото Антона ЖУРАВКОВА

Слухи об этом нехорошем месте появились еще в прошлом году. В начале местные охотники, а затем уже все село Запутное шушукались во дворах, у церкви после службы, на школьных переменах, в очереди единственного магазина, обрастая все новыми и жуткими подробностями и деталями.

А как известно, слухи у нас на пустом месте не бывают. Дело в том, что несколько лет назад, недалеко от Запутного в Шатурском районе, провели обширную заготовку леса, спилив и вывезя тысячи кубометров хвойной древесины. Строевые сосновые боры, куда в прошлом все местное население и городские дачники устремлялись в грибную пору, а на моховые болота за клюквой, превратились в огромные просторы непроходимой пустоши с исковерканной тракторами и лесовозами землей, торчащими тут и там кособокими неровными пеньками и вздыбленными корявыми корневищами. Оставшийся лесной мусор, некондиционная древесина, спиленные ветви и выкорчеванные коренья стащили в огромную груду-кучу размером в половину футбольного поля.


Вскоре опытные охотники обратили внимание на неожиданно появившиеся кабаньи следы в лесу, их многочисленные переходы через местные автодороги и тропы. Ранее кабаны эту местность не особо жаловали, из-за обилия обширных шатурских торфяных болот, брошенных залитых водой карьеров и скудости питания. Мой друг А. Журавлев, житель Запутного и заядлый гончатник, пару раз наблюдал их темные силуэты, мелькавшие за стволами деревьев, когда его смычок русских красавцев гончих шел по следу беляка.


На добычу кабанов местными охотниками была получена лицензия на отстрел и неоднократно собиралась команда для проведения загонной охоты, но безуспешно. А вскоре все следы кабанов разом пропали. Как испарились!


Охотники ломали головы, куда подевался пришлый кабан?! Выдвигались самые разные версии. И что он перемер от свиной чумы, и что подался во владимирские леса, где больше пропитания и меньше на него людского прессинга. И что ореховские браконьеры их всех перебили… Но в эти версии верили немногие. А вот то, что этот завал из поломанных стволов, веток и корневищ обжили кабаны, питаясь и отдыхая не выходя на открытые места — в это поверили все и сразу. Этим и объяснялись пропавшие следы. Говорили, что бригада охотников выехала в ближайшие выходные на охоту. Расставили номера по периметру завала и спустили лаек. Собаки ушли под лесную сечь, куда человек при всем своем желании проникнуть не смог бы. Стрелки с ружьями замерли на своих местах, ожидая стремительного выхода зверей, теснимых опытными лайками. Но вскоре раздался страшный визг, и округу огласил предсмертный жуткий вой, которой через пару секунд сменился полной тишиной. Собаки так и не вышли из страшных завалов. Не увидели охотники и кабанов.


Вскоре прибыли охотники из столицы и зимнем морозным утром окружили мрачный завал и спустили туда юрких и злобных ягдтерьеров. Но и в этот раз верные четвероногие помощники не вернулись к своим хозяевам. Слухи ползли и обрастали все более страшными и жуткими мифическими подробностями. Рассказывали, что этим летом одинокий путник из Шатуры, чтобы срезать путь до дачи, шел мимо завала. Устал и присел на оставленный пенек передохнуть от долгой дороги… И все, пропал! Проезжавший через пару дней тракторист обратил внимание на яркие обрывки какого-то тряпья на корявых сухих ветках. Разорванный рюкзак, недопитая бутылка фанты, одна синяя кроссовка «Адидас». На вещах бурые пятна — об этом он рассказывал потом всем в деревне. Мой друг перестал ходить в ту сторону на охоту, опасаясь за жизнь своих гончих. А жители села стали избегать походов за грибами и ягодами.


Когда первого января к нам зашли товарищи-охотники поздравить с наступившим Новым годом и за столом поведали о новых, еще более леденящих кровь, подробностях тайны лесного завала, я не выдержал и сказал: «Все, хватит мифов и сплетен! После обеда собираемся и едем проверять это место. Берем бинокль, фонари и оружие». На мои слова мой друг страшно побледнел, резко вскочил со стула и опрокинул рукой со стола полный лафетник, а гости сразу засуетились в волнении и стали быстро прощаться, комкая поздравления и новогодние пожелания. Ехать со мной все категорически отказались. Но как я найду это место, если мне никто не покажет дорогу? Нужен проводник.


Праздничный новогодний обед сопровождался многочисленными тостами, после которых я вновь поднял вопрос — ну что, едем? Друг мой тут же стал сбивчиво отнекиваться, ссылаясь на домашние дела и заботы. Зато его зять, Димка, неожиданного согласился. Сила ли моего убеждения, личное желание проявить храбрость или «доброе» действие алкоголя сподвигло его к участию, так что примерно в три часа дня мы выехали за ворота хозяйства и пересекли дорогу — «рубикон».
Все, пути назад не было. Я держал под рукой бинокль с высветляющей оптикой, рядом сидел Димка, сжимая коленками пакет с закуской и большой пластиковой бутылкой пива. А между нами, на широком подлокотнике, сидел мой верный спутник во всех поездках вайт-терьер Фостер, поглядывая через лобовое стекло «Доджа» на заснеженную округу.


Дорога, уходящая в сторону леса, оказалась хорошо накатанной колеей. Димка подтвердил, что дорога есть, и что из леса, с дальних делянок, по-прежнему возят лес. Вскоре за очередным поворотом скрылась последняя поселковая постройка. А мы стали неуклонно приближаться к таинственной сечи, где скрываются огромные секачи, гибнут наши верные друзья — собаки и бесследно пропадают путники и грибники.


Преодолев узкую полоску чудом сохранившихся стройных сосен, мы выехали на открытое пространство. Я затормозил и опустил стекло. Перед нами открывалась огромная до горизонта пустошь, оставленная лесозаготовителями. Я стал внимательно осматривать округу в бинокль. Но торчали только из-под снега черные вычурные корневища, лежащие на боку, и другой лесной мусор, а снег был девственно чист, без чьих-либо следов. Нам предстояло пересечь разоренную пустошь почти по центру и выехать к следующей делянке, которая скрывалась за узкой лесной полосой на горизонте. Я тронулся дальше. Машина резво прыгала по кочкам, отчего в машине все вещи летали по всему салону. Димка, переодически прикладываясь к пивной бутылке, показывал дорогу и попутно рассказывал о проведенных охотах.


Мы пересекли еще несколько таких же разоренных и изуродованных человеческой деятельностью лесных делянок. И наконец, выехали к покрытому мифами и домыслами лесному завалу. Короткий зимний день и без того серый быстро угасал. В уголки остатков леса наползали черные тени сумерек. Меня удивило полное отсутствие звериных следов. Ни лисьей строчки, ни характерных заячьих отпечатков, ни тем более округлых ямок от копыт. Ни-че-го! Как будто все живое покинуло эту неуютную разоренную землю. Странно! Может быть, все эти разговоры и легенды о кровожадных кабанах-невидимках — правда? Слухи на пустом месте не бывают. Тем более что уже второй год будоражат всю местную общественность эти загадочные мифические места. Дыма без огня не бывает. От этих мыслей я поежился и правой рукой нащупал в кармане обойму с нарезными патронами калибра .30-06. Огромная вырубленная пустошь открылась нашему взору. Димка из машины выходить категорически отказался, я, взяв фонарь, вышел наружу. Густые сумерки, темное низкое небо и безрадостный окружающий вид придавал всей сечи очень зловещий, мрачный вид. Казалось, что из нее идут токи опасности и зла. Высотой более двух метров она протянулась на добрую сотню шагов. Поломанные стволы деревьев, огромные корявые комли, заплетенные корни и пни торчали хаотично во все стороны из этой кучи. Мощным фонарем я осветил, сколько мог, сечь. Было не похоже, что кто-то в ней мог обитать. Разве только лиса могла обстроить там схрон. Но и только. Я, насколько мог, обошел ее, чтобы убедиться в своих мыслях. По-моему, с мифом все было ясно, вся мистика оказалась просто пустыми слухами! Димка уверенно возразил мне, что мы просто до настоящей, той самой главной сечи еще не доехали. Что ж, едем дальше.


Единственная колея в ледяных рытвинах потянулась дальше. Вдоль нее потянулись те же безжизненные пустоши. Вскоре через темнеющую полоску леса мы увидели огни проезжающих мимо машин. Мы сделали круг по зимнему лесу и выехали на шоссе. К этому времени полностью стемнело, и мы решили вернуться по обычной асфальтированной дороге.


Уже через 20 минут въезжали в ворота хозяйства моего друга. Все окна усадьбы и соседских домов были ярко освещены, доносилась музыка и громкий смех. Этому было простое объяснение — ведь сегодня было 1 января 201*года.


Что ж, миф мы полностью развеяли, и теперь охотники, грибники и простые туристы могли без опаски посещать эту часть леса — кабанов-призраков там не было. Видимо, ушли они из этих мест в места более удобные для их дикой жизни.
 

Глеб Крылов 20 декабря 2016 в 00:00






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

  • 1
    владимир мазенков офлайн
    #1  21 декабря 2016 в 19:20

    Вообще не понятно,ни смысла этого рассказа,ни того,что автор хотел раскрыть,какую тайну,что держала в страхе людей.

    Ответить
  • 0
    Александр Арапов офлайн
    #2  21 декабря 2016 в 20:40

    Такая вот сказка, рассказанная на ночь.

    Ответить
  • 0
    Petr Shmakov офлайн
    #3  23 декабря 2016 в 09:17

    Жуть...

    Ответить

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑