Навести порядок

Статья Николая Сорокина «Всероссийское обиралово» (см. стр.1-2) вышла очень вовремя – перед началом летнего сезона охоты. Тема, поднятая автором, обсуждается на страницах нашей газеты вот уже более 18 лет – с момента ее основания.

Фото Иоанесяна

Фото Иоанесяна

Обществам охотников и охотпользователям эти статьи не по душе, но они должны понимать – охотникам надо объяснить четко – за что конкретно платят охотники и куда идут их деньги, теперь уже немалые. Если раньше, в советские времена, в том же МООиРе день охоты на болотную дичь (без сопровождения егеря и со своей собакой) стоил 10 копеек (1976 год), то теперь для членов общества – 130 рублей. Это, между прочим, в 1300 раз дороже. Если сравнивать среднюю зарплату и цены на основные продукты питания в те времена и сейчас (даже в столице), то кратность составляет 100-150, но никак не тысячу! Я помню, что во Владимирском областном обществе сезонка на летне-осеннюю охоту долгое время стоила 6 рублей. Сейчас, если также пересчитать, она должна стоить 600-900 руб. Это нормальная цена, но нам объявляют 2500 рублей. В принципе, любой охотник, особенно тот, кто занимается охотой всерьез и держит собаку, готов заплатить такие деньги. Конечно, к этому надо готовиться, заранее, то есть копить, откладывать не на «черный день», а на охоту. Но, что поделаешь, из года в год охота становится все более дорогостоящим занятием. Особенно подорожали, помимо самой охоты, содержание собак и боеприпасы. И охотнику приходится с этим мириться.
Наиболее неприемлемо и выше всякого понимания, это цены на так называемую «путевку-договор» для нечленов данного общества охотников. Они бывают в 2-3 раза дороже, чем путевки для «своих». В этом летнем сезоне, в связи с введением охотничьего билета единого федерального образца дабы поднять значимость членского билета, некоторые общества ввели коэффициент «5». Это значит, например, что сезонная путевка МООиР на болотно-луговую дичь стоимостью 2100 рублей «для своих» будет стоить для охотника с тем же Росохотрыболовсоюзовским билетом, но из соседней области – 10 500 рублей. Это стоимость рядового отечественного ружья! Представьте себе ситуацию: гражданин из соседней области приезжает в Москву, но с него требует пятикратную оплату проезда в городском транспорте на основании того, что он не москвич и не платит налоги в бюджет столицы.
Понятно, что обществам надо выживать. И охотники относятся к этому с пониманием. Но всему есть предел. Теперь у многих «частников» путевка значительно дешевле, чем в некоторых обществах. Я неоднократно беседовал с руководителями охотничьей отрасли по этому вопросу. Первым, кому я задал вопрос о том, кто может контролировать цены на путевки, был тогдашний замминистра В.В. Мельников. И он, и все другие, с кем я общался, говорили одно и тоже – при рыночных отношениях охотник сам выбирает себе охотпользователя, ориентируясь в том числе и на цены. Если цена на путевку его не устраивает, он уйдет к другому. Так могут рассуждать только городские, чаще всего столичные охотники. Я их называю охотниками-туристами – сегодня здесь, завтра там. Одни выходные в одном хозяйстве, другие – в другом. Можно и в Белоруссию съездить. А в отпуск взял и махнул в Вологодскую. Но поймите, есть значительная категория русских охотников, которым «некуда бежать». Они охотятся там, где живут. У многих нет своего транспорта, и их ставят в тупиковое положение. Бывает проще откупиться от охотинспектора, чем заплатить огромную цену за путевку. Я думаю, юристы все же смогут объяснить – ведь кто-то в государстве Российском должен контролировать цены и сопоставлять их с мерой вложенного в эти услуги труда? Иначе это не рынок, а анархия.
Кстати, об услугах. Н. Сорокин справедливо замечает, что пользователи на самом деле продают не услуги, а право на охоту в своих угодьях, что не имеют право делать. Я, например, имею своих охотничьих собак, десяток подсадных уток, полсотни утиных чучел, свою лодку, сам строю скрадки, сам выбираю места для охоты. Мне не нужно объяснять технику безопасности на охоте: я долгое время проработал в комиссии по приему охотминимума у вступающих в охотники. Мне не надо объяснять границы угодий: я их давно знаю. Обо всем этом записано в путевке-договоре, и именно за это я плачу деньги.
Мне надо, чтобы охотпользователи не допускали весенних палов в угодьях в период размножения птиц и зверей. Чтобы для охоты на дупеля в июле косили луга и в то же время не допускали раннего сенокошения лугов для сохранения гнезд и выводков коростеля и перепела. Необходимо, чтобы для утиной охоты проводили очистку водоемов от полного зарастания телорезом, чтобы для перепела сажали кормовые поля с его излюбленным просом или клевером, а для бекасов и уток запруживали канавы и речки (в чем сейчас охотнику хорошо помогают бобры). Чтобы в лесу можно было встретить галечники и порхалища для тетеревиных птиц, зайцам подрубали осины, а для охоты на тяге на старых вырубках, сплошь зарастающих плотным «карандашником» и «жердняком», делались поляны и просеки. Меня абсолютно не интересуют заботы охотпользователей по разведению кабана. Этот зверь – основной бич массовых видов охотничьих птиц и зверей, в таком количестве его исторически никогда у нас не было. Чума свиней подкралась незаметно, но все было ожидаемо. Я, как биолог, могу только приветствовать меры по резкому сокращению численности кабана в наших угодьях. Думаю, если провести массовый опрос охотников, только единицы ответят, что имеют возможность ежегодно охотиться на кабана. Наши виды – это заяц, пушные звери, лось, косуля и традиционные объекты охоты по перу. Охотпользователи должны обратить внимание именно на них. И я недоумеваю: почему по решению департамента успешность ведения охотничьего хозяйства оценивается по численности копытных – основных, как их называют, охотничьих ресурсов.
Общества охотников, и других охотпользователей понять можно: им нужно выживать, а для этого нужны деньги. И основной путь их получения – от продажи дорогостоящих охот на копытных, а также от взносов и путевок на охоту. Общественные организации охотников необходимы. Угодий общего пользования в Европейской части России быть не должно, кроме таежной и тундровой зон. Это мое личное мнение. Но плата за охоту на массовые виды дичи должна быть символической. Арендаторы угодий должны грамотно работать, ориентируясь, прежде всего на основные объекты массовой охоты. Для этого нужно серъезное финансирование, и оказать его просто обязано, государство. Оно делает арендаторов угодий ответственными за сохранение и увеличение охотничьих ресурсов, требует строгую и сложную отчетность, проведение ежегодного мониторинга, но само не вкладывает в это ни копейки. На охрану природы в бюджет страны заложены немалые суммы. Нужно добиваться от государства целевого финансирования охотничьего хозяйства как основной отрасли, ответственной за сохранение и использование охотничьих ресурсов. Для этого нужна одна единственная в стране общероссийская организация охотников по типу Национальной Федерации охотников Франции. Во Франции, хорошо знакомой мне по научному сотрудничеству с Охотдепартаментом этой страны, все охотники, включая президента страны, имеют такие охотничьи билеты. Членом Федерации должен быть каждый охотник и только она должна давать право на охоту. В нее должны входить и общественные организации, и все охотпользователи. Большая организация имеет и серъезное финансирование, причем далеко не только от денежных сборов с охотников. Это, прежде всего, большая торговая сеть, связанная с производством и продажей охотничьего инвентаря и всего, что связано с охотой. Бюджет этой организации позволяет ей финансировать и научные исследования, связанные с охотничьим хозяйством. А вот цены на охоту на массовые виды дичи для охотников вполне приемлемы. Зимой 2003 года, будучи на научной конференции во Франции, мне удалось поохотиться на вальдшнепа с легавыми в департаменте Моен. Разрешение на месяц стоило 32 евро – цена вполне приемлемая. Копия разрешения до сих пор хранится у меня.
Основная причина снижения доступности рядового охотника к занятию охотой у нас кроется в том, что вот уже много лет у нас в России нет взаимопонимания между государством, общественными организациями и охотпользователями. Только объединившись и выработав единые цели, задачи и стратегию развития охотничьего хозяйства, мы сможем навести порядок в нашей охоте.
 

Сергей Фокин 16 августа 2012 в 00:00






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

  • 0
    Николай Григорьев офлайн
    #1  16 августа 2012 в 14:57

    Действительно, 18 лет , даже больше , и ни каких изменений. Всё верно сказано, все мы так думаем, и мыслим о будущем, но кому мы нужны. Это же надо зад с тёплого места оторвать и им подвигать, а оно им надо? Вот только насчёт денежных пересчётов у Вас чуть не верно получается, но об этом чуть ниже, если войдёт. Насчёт сжигания старой растительности. Лет этак 20 тому как, у наших охотников на Кубани была, как мы считаем, хорошая традиция. По окончании или за неделю до закрытия охотничьего сезона мы поджигали на рисовой системе по валикам и каналам, по дренажам и балкам камыши.Это приходилось на конец января месяца, зная о том, что если мы его не сожжём, то в апреле, когда прилетит птичка разная, да и зверушки будут плодиться, камыш будут сжигать в колхозах и совхозах, протянут гусеницы от тракторов, ничего после этого живого не останется. И вот однажды после телерепортажа и последующей шумихи всяких там голубых и зеленых, охотобществам категорически запретили сжигать растительность под угрозой огромных штрафов, и охотники перестали это делать. Но зато по сегодняшний день эту самую растительность весной сжигают фермеры и сельхозпредприятия, и ничего, нормально... По так называемым услугам... Я уже 10 лет пишу обращения от охотников и Губернатору, и председателю Краевого ООР, и в Росохтрыболовсоюз, что взимание денег за это не законно. В постановлении ККООР так и написано, после оплаты за услугу, предоставление права на охоту, охотнику выдается путевка...За право на охоту охотник уже заплатил членскими взносами, отработками и прочими податями, а теперь ещё с него требуют денежку за разрешение на добычу охотничьих ресурсов( слова то какие, охот ничьих и ресурсов вроде как нескончаемых). А по закону весь животный мир принадлежит государству. О, как ! Отсюда мы видим,что с каждым годом людишек от охоты становится больше и больше. Раскатывают на джиперах, имеют двух и трёхэтажные времянки. Зарплаты, премии, охоты, откаты всё во время. Задаёшь вопрос, тем кто должен следить за этим, ответ один - общество добровольное... и этим всё сказано...А общество в это время не выживает, да доживает. И они сами отталкивают от себя своих же членов непомерными платами...А приманивает этот бедный люд, наоборот охота на общедоступных охотничьих участках за 400 рублей госпошлины. По сравнению стем, что должен он заплатить в РООР ( членский взнос 800 + отработка 550 + на степную 2250 + на водоплавающую 750 + на пушного 1500 + 3 фазана 1500 ) - обалдеть ! А на соседний участок соседнего района, на границе с которым он проживает в два раза дороже ! У проклятых капиталистов одна оплата за охоту на всей территории штата ( читай : области,края) . Потому как там охотничье хозяйство - это индустрия, а у нас дыра...общенародная. И здесь же берут сомнения, что останется на этих УОП, если не будет охраны и надзора со стороны государства ? Посмотрим, ждать осталось не долго. Но, что интересно на каждом таком участке, имеются так называемые зоны охраны охотресурсов. Находятся они на незначительной территории, но на отшибах, вокруг лесков, прудов, вблизи речушек и лиманов, с одним въездом-выездом. И многие сразу задают себе вопрос, а не для себя ли оставили департаментские чиновники эти участочки? И последнее, ни кто у нас не думает объединяться, лишая себя тем самых, хотя и маленького, но креслица, маленькой кормушечки, но всегда наполненной. Здесь нужны политическое решение и воля государства, и его руководителей, и чем быстрее, тем лучше для самого же государства. А им видать, всё недосуг...

    Ответить
  • -1
    офлайн
    #2  16 августа 2012 в 20:55

    Всё, к сожалению, так....
    Но нас не услышат....

    Ответить
  • -2
    Игорь Железников офлайн
    #3  17 августа 2012 в 00:02

    Вернее нас не хотят слышать. А насчет того, что в европейской части России не должно быть угодий общего пользования, а должны быть только находящиеся в аренде (читай частные) - это автор статьи явно "чиркнул" под заказ, хотя и ссылается на чисто свое личное мнение. Я например, не очень хочу вместо государственных 15000 руб. платить арендатору 60000 руб. за "Михайло Потапыча" с 12 см лапой в диаметре. А такие расценки уже есть у различных охотпользователей типов ООО, ОАО, ЗАО и им подобных. И к тому же не каждый охотник из европейской части России может себе позволить ездить на охоту в тундру или тайгу, причем тайга приимущественно находится за Уральскими горами, то биш в азиатской части России.

    Ответить
  • -2
    С.Ю. офлайн
    #4  22 августа 2012 в 17:37

    Добавлю: во Франции, например, 70% угодий принадлежит охотничьим коммунам (аналогам наших обществ), примерно 10% угодий государственные и 20% частные. Правда к этим 70% общественных угодий относятся и угодья, арендованные различными охотничьими клубами. Там плата за охоту на массовые виды дичи подчас символическая и доступная. А вот охота с обслуживанием (реальным) егерем дорогая. У нас же приходится платить непонятно за что.

    Ответить
  • -2
    Александр Рыбакин офлайн
    #5  22 августа 2012 в 19:47

    НА УКРАИНЕ СИТУАЦИЯ ПРИМЕРНО ТАКАЯ.ВЗНОСЫ ДЕРУТ .ЛЕСА МОЖНО СКАЗАТЬ ЧАСТНЫЕ ВХОД ЗАПРЕЩЕН НА КАБАНА КОСУЛЮ ПРОСТОМУ СМЕРТНОМУ НЕПОПАСТЬ.ВСЁ СХВАЧЕНО .ЕГЕРЯ В ОТКРЫТУЮ КАПАЮТ БАРСУКОВ ВОБЩЕМ ПОЛНЫЙ БЕСПРЕДЕЛ .ОХОТА СТАНОВИТСЯ ПРЕВЕЛЕГИЕЙ БОГАТЕЕВ.

    Ответить

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑