Дупелиное открытие

Известие о том, что вышел приказ МПР № 512 от 16 ноября 2010 года об открытии охоты с легавыми и спаниелями по болотной дичи 25 июля, было, признаюсь, принято мной со скрытым скептицизмом; приказ этот рекомендательный или обязательный для обществ.

Фото автора Фото автора

Звонок в Кировское городское общество охотников, казалось бы, подтвердил мои опасения. Мне было сказано, что открытие будет не 25 июля, а 28, в субботу.

23 июля мой сотовый высветил номер Павла Сергеева.
– Ты за дупелями-то собираешься, с 25 июля охоту открывают? – услышал я в трубке.
– Как с 25, мне сказали с 28, – пробормотал я сконфуженно.
– Короче, если соберешься, звони, – услышал я в ответ. Надо сказать, что лето в этом году на Вятке достаточно дождливое. Кратковременные дожди идут почти каждый день. Обычно при такой погоде урожай на болотную дичь бывает хорошим.


Предвкушение открытия охоты было немного подпорчено известием о том, что команду от г. Кирова, занявшую в очередной раз второе место на Ярославских областных состязаниях легавых собак по болотной дичи, руководство областного общества опять проигнорировало. Казалось бы, инициативных людей в лице Александра Игоревича Кузнецова, который объединил, по сути, любителей английских сеттеров из 4 регионов, надо бы отметить. Вызвать на правление, вручить хотя бы грамоту за то, что команда под руководством Александра Игоревича, защищала честь г. Кирова, а в лице города и всю Кировскую область. Команда ни копейки не взяла из бюджета общества охотников, ездит за свой счет, но нездоровая ревность из-за успехов команды между городским и областным обществом охотников возобладала, а от нее, к сожалению, страдают хорошие люди. Хорошо хоть городское общество поощрило А.И. Кузнецова в виде «трех корочек черного хлеба», поставив отработку за два года.


Патроны снаряжены, вещи собраны. За окном просигналила машина, и вот мы уже едем с Павлом за путевками в славный г. Орлов. Вдоль трассы то тут, то там местное население пытается реализовать проезжающим чернику и лисички. На местном рынке черника поначалу шла по 200 руб. за кг, сейчас по 80 руб., однако урожай на нее нынче, впрочем, на малину тоже. Приезжаем в Орлов как раз к окончанию заседания актива районного общества. Председатель Михаил Владимирович Попов выписывает нам лицензии и путевки, и под аккомпанемент дождя мы спускаемся в пойменные луга. Луга выкошены, но отава еще мала, зато комаров хватает. Возвращаемся на крутой берег Вятки, подальше от кровососов. После плотного ужина ложимся спать. Всю ночь по крыше джипа, с небольшими перерывами, барабанит дождь.


Утро встречает нас пасмурным небом и легким моросящим дождем, но к восьми часам небо прояснилось. Спускаемся на машине в луга, сверяемся с ветром. Приходится проехать несколько километров, чтобы запустить собак против него. Расходимся с Павлом в разные стороны. Захожу на поляну, на которой, как патроны в магазине, плотно сложены рулоны с сеном. С дальнего конца ее с трубными криками поднимаются три журавля. Восхищенным взглядом провожаю их мощный полет и тут вижу напряженный обрубок хвоста моей собаки, выглядывающий из-за рулона. Заряжаю ружье и осторожно подхожу к ней сзади. «Вперед!» – и дупель взрывается из травы. Выстрел. «Готов!!!», – ору я что есть мочи, сигнализируя Павлу о том, что первый дупель в сезоне 2012 года взят. Дальнейшие поиски дупелей мало обнадеживают. Отава слишком мала, да и наши надежды на то, что почва достаточно влажная, не оправдались. Через полчаса второй дупель попал в мою сетку. Еще по одному я позорно смазал. Четвертый дупель оказался на редкость умным, он не затаился в довольно высокой траве, а убежал от нас с собакой, и пока я посылал ее «вперед, вперед!», сочно слопотал метрах в тридцати от нас, тут же заслонившись от выстрела кустом ивняка.


В это время раздались первые выстрелы Павла, через некоторое время переросшие в канонаду. Складывалось впечатление, что он отстреливался от нападавших на него дупелей. Позвонить я ему не мог, свой сотовый Паша оставил в машине, перебраться через мелиоративные канавы тоже, не начерпав в сапог. Было принято решение не мешать Павлу, идя параллельно его выстрелам. Вот вдали показалась его белая панама. Подхожу ближе, в это время дупель взрывается между нами и благополучно улетает.
– Ну как? – с трепетом в душе спрашиваю я. Павел молча поднимает сетку.
– Одиннадцать, – нарочито небрежно говорит он.
– Где?
– В некоси, где трава с желтенькими цветочками, не выше колена. В траву по пояс мы не заходили.
Решаем пообедать, подремать и часика в четыре снова выйти на охоту.
У машины пересчитываем Пашиных дупелей – их не одиннадцать, их оказалось тринадцать. Правда, только штуки три, старые, налитые жиром. Остальные молодежь, «с бекасика», как утверждает Паша. Он охотовед по образованию, ему виднее.
– Что-то никто из легашатников не звонит, не спрашивает, как у нас дела?


– Пашенька, дорогой, звонят, когда птицы нет, ищут, где она есть, когда птица есть в достатке, все молчат, как партизаны на допросе.
После обеда и легкой двухчасовой дремы поднимаюсь с трудом. Поясница будто деревянная. Похоже, я отохотился. День разведрился. Солнце так и палит. Все же в четыре часа пополудни выходим на охоту. Паша бодро, я скрепя зубы, ожидая на каждом шагу резкой боли в пояснице. Прохожу веретью, где собака то и дело встает на стойку. Проверяет. Это Паша со своим Габиком здесь охотился. Неожиданно Цветте встает прямо на укатанной тракторами дороге.
– По кому стала, дурочка, здесь же нет ничего! – говорю я ей, раздраженный проверочными стойками. В это время с кромки дороги вырывается парочка каких-то «поток» и с каким-то мельтешением крыльев устремляется за кусты. Да это же перепела!!! Оторопело смотрю им вслед.


Память возвращает меня в детство. Середина 60-х годов. Местный колхоз посадил за деревенскими огородами, осырками по- вятски, целое поле огурцов. К середине июля поле густо поросло сорняками. Я спал на сеновале, и каждое утро просыпался под бой перепелов и треск коростелей. Однажды соседский кот принес живого перепела. Судя по звукам, несущимся с поля, мне казалось, что перепел должен быть уж никак не меньше курицы. Какое разочарование меня ждало, когда я увидел небольшую птицу под плетюхой. Затем наступила «эра химизации сельского хозяйства». Перепела я вновь услышал только в 80-х годах, на испытаниях легавых собак. У старых легашатников, выступавших со своими питомцами, даже слезы умиления выступили на глазах, так давно они не слышали звонкое «поть-полоть».


Вновь с перепелами я встретился лет пять назад, во время натаски собаки. Рядом с током дупелей кричала пара перепелов. В августе мы с собакой не раз поднимали перепелов, но стрелять по ним рука не поднималась. Как же было радостно слышать на городской выставке собак из уст молодого курцхаариста Даниила весть о том, что он нашел столько перепела, что в пору состязания по ним проводить. Ну что же, поживем – увидим. Приятно то, что поля приходят в нормальное состояние, раз перепела появились, может, и серая куропатка, занесенная в Красную книгу Кировской области, восстановит свою численность. Я еще помню ее стайки, перебегающие вдоль дороги.
Ну, я отвлекся, а собака-то стоит. Подхожу: «Вперед!». Собака делает шаг, два. И пара дупелей взрывается и уходит вправо. Бью ближнего, падает. Веду стволами за другим, в этот момент острая боль пронзает поясницу. Палец непроизвольно жмет на спусковой крючок. Немного отдышавшись, осторожно ступая по траве, боясь сделать резкое движение, иду искать дупеля. Хоть убей, не помню, где он упал! Собака снова стала в стойке. «Вперед!». Дупель взлетает. Стреляю угонного. Есть. Не спускаю глаз с места его падения. Вот он, а собака снова стоит между стеблей лабазника. Да их тут как в курятнике!! Из семи последуюших подъемов только один оказался для дупеля последним. Проклятая поясница. Собака совсем «зарьяла», то и дело приходится отправлять ее до канавы с водой освежиться. Павел на соседней карте снова устроил канонаду. Нет, все, пора к машине. Поднимаюсь на веретью, и тут из-под ног вылетает коростель, единственный, встреченный за день охоты. Улетай с Богом!


Спускаюсь в низину по тракторной колее. Собака жадно лакает воду. Вдруг поднимает голову и тянет, тянет, метров десять. Стойка. Подхожу. «Вперед». Старый дупель, с характерным тугим лопотаньем крыльев, уходит вверх вправо. Дуплет. Мимо. И тут он садится около озерца в густую некось. Может, подранок? Беру собаку к ноге. Завожу ее под ветер. Осторожно подходим. Дупель не выдерживает и взлетает. Дуплет. Нет, все. Пора завязывать. Идем. Собака сзади «чистит шпоры».


Подхожу к машине. Павел с Габиком уже здесь. В голове одна мысль – вдосталь напиться холодной воды, а солнце все палит. Паша взял еще четырех дупелей. Ну молодец! Он и сам признается, что это его самая результативная однодневная охота на дупелей, за всю его охотничью практику. Что будет впереди, не будем загадывать. Фотографирую его с дупелями на память. Впечатляет. Не зря он обрезал чоки у своей двустволки.
Помогаю Павлу Владиславовичу упаковать весь мусор, оставшийся от нашего пребывания на природе, в мешок. В городе мы выбросим его в мусорный контейнер. Для Паши это непреложное правило.


Подъезжаем к федеральной трассе. Главная моя задача сейчас не умереть от жажды до ближайшего кафе.
– А знаешь, – вдруг говорит Павел, – надо вторую легавую заводить. С одной охотиться до обеда, с другой после обеда. Правда, хорошая мысль? – и вопросительно смотрит на меня.
28 июля Павел вновь съездил до г. Орлова, итог – 15 птиц. Есть дупель в этом году на Вятке!

Александр Корсаков 10 августа 2012 в 00:00






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑