Осенняя охота в Карелии

В какой бы компании охотников я ни находился и какие бы охотничьи байки ни слушал, всегда среди рассказчиков найдется хоть один, который обязательно затеет разговор о своей незабываемой охоте в Карелии. Существуют даже фанаты этой охоты.

Фото автора Фото автора

У нас в охотничьем коллективе № 15 МООиР Центрального административного округа г. Москвы есть охотники, которые ежегодно ездят на охоту в Карелию. У них уже стало традицией на протяжении почти десятка лет отмечать там свои дни рождения. Это Владислав Кольчунов и Дмитрий Емельянов. Их рассказы о всевозможных охотничьих приключениях всегда вызывают неудержимое желание увидеть все своими глазами и хоть немного окунуться в ту удивительную сказку, которая называется «Охота в Карелии».
Собирались мы долго и основательно. Не раз прокладывали маршрут на место охоты и снова его меняли, пытаясь учесть все возможные и невозможные заминки и сложности. И вот маршрут проложен, вещи упакованы в УАЗ «Патриот» (для дратхаарихи Николь осталось место только под потолком кунга), и мы тронулись в путь в Карелию. Конечным пунктом маршрута намечена Лапина губа в Белом море – это примерно на 40 км севернее Кеми. Путевки на охоту были заказаны заранее практически на все виды водоплавающей и боровой дичи, на которую разрешена охота в Карелии.
Карелия встретила нас хорошей солнечной погодой и прекрасными дорогами. Продолжительность нашего маршрута на автомобиле составила почти 1500 км. Единственное неудобство – по всему нашему маршруту от южной границы Карелии и до самой Кеми не было ни одной заправки с газом для нашего железного коня.
Приключения начались практически с
8 утра. «Быстроходный и вместительный катер», который предварительно был нами заказан для продолжения нашего маршрута по Белому морю, оказался всего лишь ржавой моторной лодкой с двигателем от трактора «Беларусь» (совкового еще производства). Планы пришлось менять на ходу. В течение часа была зафрахтована еще одна «быстроходная» лодка с уже «опохмелившимся» и от этого очень веселым и внушающим доверие «капитаном» (правда, на деле все оказалось совсем иначе). Оба мореплавателя слегка были обескуражены тем количеством вещей и пассажиров, которое необходимо было разместить на их суденышках. После часа упорной работы лодки были загружены, экипажи заняли свои места и мы тронулись в путь. По предварительным расчетам путь по морю должен был занять три-четыре часа. Но не тут-то было! Прокладывая маршрут по карте в Москве, мы, естественно, не учли такого явления природы, как отлив, во время которого вода «ушла» в море на довольно приличное расстояние, оголив при этом прибрежные камни, и нашим лодкам приходилось выходить далеко в открытое море, чтобы обойти мели и многочисленные острова. Одним словом, наше морское путешествие затянулось, и в Лапиной губе мы высадились практически перед закатом солнца, а разгрузка лодок, разбивка лагеря затянулись дотемна.
Человека, никогда не бывавшего в Карелии, ее нетронутая и своеобразная природа просто завораживает. Это невысокие скалы и огромные камни, покрытые чудными белоснежными мхами. Это мелкорослые березы и ели по берегу моря и огромное количество разных ягод, встречающихся под ногами практически везде. Но нас больше всего поразила прозрачная, хрустально чистая вода Белого моря.
Первые три дня стояла почти безветренная сухая погода, температура воздуха +3…+7 градусов (конец сентября). Все предсказывало хорошую охоту и рыбалку. В нашей компании (семь человек) был только один заядлый рыбак – Алексей, остальные – охотники. С рыбалкой все сразу пошло как по маслу: каждый день Алексей приносил в лагерь рыбу (корюшку, навагу, селедку, камбалу), и ассортимент рыбных блюд был очень разнообразный – от ухи до различных копчёностей. А вот охота в первые дни не заладилась. Вечерние зорьки были почти безрезультатными. Сначала мы никак не могли приспособиться к стрельбе по чиркам на вечерней зорьке, Они пролетали в сумерках настолько быстро (как реактивные!), что мы не успевали на них среагировать. Шум крыльев пролетающих птиц слышался со всех сторон, но на фоне леса, окружающего Лапину губу, сделать меткий выстрел по уткам было трудно. При этом вечерний лет длился не более 15–20 минут, темнело быстро. Поэтому результат был плачевный: всего три утки на шесть стрелков.
На утренней зорьке тоже не все получалось. Как бы рано мы ни вставали, все равно, опаздывали и наблюдали одну и ту же картину: все утки огромными стаями сидели на море и, увы, были недосягаемы для выстрела. А дальше еще хуже: утки собрались в огромные стаи и куда-то улетели.
Скрывать не стану, основной целью, которую я перед собой поставил в этой поездке, была добыча трофейного глухаря для пополнения коллекции чучел. Но мне и здесь не повезло. Не то что подстрелить – даже увидеть глухаря не удалось. Только однажды, ранним утром, сквозь сон, я слышал, как над палаткой с шумом пролетела какая-то огромная птица. Наверное, это и был глухарь… Другим охотникам везло больше: кто-то видел глухаря, кто-то даже стрелял по нему, но промахнулся. Но все же результат у всех был один: трофей карельского глухаря мы так и не добыли.
А с рябчиками повезло больше. Первые три дня я только слышал шум его крыльев при взлете, но проследить траекторию полета птицы между елей и берез было нелегко, и до выстрела дело не доходило. Со временем я заметил некую закономерность в поведении рябчиков. Почти каждый раз после взлета они описывают вокруг охотника полукруг и, усевшись где-нибудь посередине кроны высокой ели, с любопытством смотрят, что тот будет делать дальше. Предугадать, где примерно должен сесть рябчик, не очень трудно, и все последующие выстрелы я делал в тот момент, когда рябчик, сделав полукруг, садился на ель. В итоге моя коллекция пополнилась чучелом рябчика, а нам посчастливилось отведать его мясо. Скажу прямо, не зря его любили «жевать» буржуи поэмы Маяковского – это действительно вкусно.
Когда с охотой все понемногу стало налаживаться, резко ухудшилась погода. Небо затянуло черными тучами, море потемнело, поднялся холодный северный ветер, начался шторм. Несколько дней подряд, не переставая ни не минуту, лил дождь. Мы не успевали сушить одежду у костра и целыми днями сидели в палатке, скрываясь от непогоды. Охоты в эти дни не было. Сидеть сложа руки не хотелось, и мы стали заниматься заготовкой грибов и ягод. Подберезовики, подосиновики и белые грибы росли прямо на опушках леса. Их было так много, что каждый успел собрать, отварить и закатать в пластиковые банки по несколько килограммом ценного продукта. Брусника тоже росла повсеместно и в огромных количествах, собирать ее было легко. А вот за клюквой решались идти не все. Собирать ее гораздо труднее, чем бруснику, и ходить по болоту, не чувствуя под ногами твердую почву, мало кому хотелось.
С началом дождей наше настроение помаленьку падало. Мы начали, было, собираться в обратный путь, но из-за шторма наши мореплаватели прийти за нами не смогли. Потянулись томительные дни ожидания.
В один из этих непогожих дней мы увидели над морем огромную стаю гусей. Они приводнились далеко от берега и образовали на воде целый остров, но достать их было невозможно. Иногда гуси с гоготом взлетали и уходили дальше в море, потом через некоторое время возвращались. Нам оставалось только молча наблюдать за ними. А однажды небольшая стайка гусей, «оторвавшись от коллектива», пролетела над нашим лагерем. Все дружно бросились в палатки за ружьями, но повезло тем, у кого они висели рядом ну суку. В результате беспорядочной стрельбы из двух стволов один гусь замертво упал недалеко от нашего костра. Нашей радости не было предела. На ужин у нас был гусь. Правда, не с яблоками, а с грибами и брусникой, но это был самый вкусный гусь, какого мы когда-либо ели.
Буквально за день до нашего отплытия погода наладилась. Мы дружно на резиновой лодке с мотором вышли в море, чтобы проверить близлежащие острова на наличие там дичи. Наш выход оказался удачным. Среди трофеев этого дня было две утки, еще один гусь и белая северная куропатка. Еще мы видели нерпу, проплывающую рядом с лодкой, а на одном из островов – зайца, который, подняв облако брызг, убегал от нас по прибрежным камням.
Лодки за нами пришли только к вечеру, а не к обеду, как должны, и обратный путь по морю мы плыли в сумерках и кромешной тьме. На одной закончился бензин, пришлось брать ее на буксир. Несколько раз мы садились на мель. Закончилось наше морское путешествие тем, что мы, как бурлаки на картине Репина, тащили лодки на веревках к берегу – по колено в холодной воде, спотыкаясь на скользких камнях. До Кеми мы добрались глубокой ночью. Наше морское путешествие благополучно закончилось.

Сергей Новицкий 8 декабря 2011 в 16:15






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑