У природы есть плохая погода

В этом уже не остается никаких сомнений. Грандиозные планы на весну были столь радикальны, что даже последний лед с его плотвой и уклейкой остался не замеченным. Надо было не проспать начало весны, и мы принялись выезжать навстречу этой песне. Выедем на пригорок, посмотрим из-под ладони: нет, еще не видно, еще не идет. И разочарованные, но не потерянные едем домой контролировать интернет, отвечающий за прогноз погоды.

Фото Анатолия Маилкова

Фото Анатолия Маилкова

В прошлом году мы на 2-3 дня проспали открытую воду, и целый год периодически пытались разобраться, кто же из нас двоих более виноват в этом. Традиционные трудности весенних дорог мы тогда героически преодолели, хоть и не с первой попытки.

И каково же было наше удивление, когда, будучи первопроходцами, обнаружили на берегу спиннингиста, да еще с десятком судаков в активе. Актив был наполнен под завязку, и хвосты, торчащие из него, действовали на нервы. Но на момент нашего приезда ветром напихало в укромную бухту с засекреченной ямой лед, и первую встречу со своими судаками пришлось переносить на утро.

Два дня мы ловили хорошо и строили планы, как вдруг на третий день прошлогодняя весна обрушилась на многострадальных рыболовов половодьем, утопившим все проезды, подъезды и переезды. А пришедший на помощь весне нерестовый запрет поставил жирную точку в так красиво начавшемся сезоне. Точнее, не во всем сезоне, а в первой его фазе.

Обидевшись на запрещенную весну, мы принялись ловить фидерную и поплавочную рыбу, в чем преуспели или не преуспели, но позднее начало помнили постоянно. Вот в этот раз мы и стояли дозором на том направлении, откуда должен был вторгнуться судак.

Дороги развезло. В ложбинах снег. Береговой припой льда еще принимает фанатов мормышки. Рано! Метель, дождь, солнышко, ветрище. Повторяются друг за другом, как точка и тире в азбуке Морзе. И так же действуют на нервы. Весна отвлеклась и выскочила пауза. Дороги и бездорожья уловили момент и быстро начали выздоравливать. Едем!

У нас еще дней 10, пока весна и запрет не заключили свой союз. Выезжаем из-за поворота и сквозь кусты видим, что наших судаков делят браконьеры на УАЗике и рыбинспекция с автоматами. Автоматически проезжаем мимо.

Потом понимаем, что мы ничего не нарушаем, и возвращаемся на яму. Там идет процесс измерений, подсчитываний и прочих действий, направленных на пользу рыбе, государству и нам, законопослушным рыболовам.

Расчехляем спиннинги и без ожидаемого ажиотажа делаем первые броски. Ребята с автоматами предсказуемо подходят и ненавязчиво интересуются сетками, бреднями и прочими наркотиками. Поверив нам на слово, начинают с нами дружить и рассказывают о своем нелегком труде. Их главарь оформляет бюрократическую рутину, и им без нас скучно.

 

Фото Анатолия Маилкова

Но что же с рыбалкой? Что с долгожданным дебютом? Подросли ли отпускаемые нами прошлогодние судаки? Нет. Все плохо. Причины есть. Холодно. Руки мерзнут даже в перчатках. Ветрище, как абориген этих мест, добавляет стужи и мешает делать забросы.

Мы, конечно, и не думали, что едем на курорт, но отсутствие поклевок усугубляет природно-погодный беспредел. Но это все не цветочки и даже не корешки. Это беда, хотя и чисто рыбацкая. В реке нет воды…

Там, где  судаки в прошлом году вершили свои вакханалии и глумились над нашим силиконом, кроты уже понакопали своих нор. Уехали грустные браки, развлекавшие нас байками автоматчики, и стало еще холоднее.

Будучи уверенными, что это легкое недоразумение, и сантехники починят свои краны, дадут воду, и мы вернемся, мы и вернулись. Вернулись через 3 дня, как будто не уезжали. Холодище, ветрище и безводище царили на яме.

Не царили только браки с автоматчиками. В общем, побывав там трижды, мы убедились, что дырки в речном дне или в плотинах никто заделывать не собирается, и воду можно ждать бесконечно. А тут еще и запрет надвигался на нас айсбергом, выталкивающим лодки на берег и сметающим с берега спиннингистов.

В итоге стали мы добропорядочными поплавочниками и кормушечниками. Ну, стали — это я поспешил. Поиски шпротовой уклейки, морской плотвы и косого леща тоже наталкивались на отсутствие воды. Облегчу заботу дешифровальщикам.

Лещ косой не по причине косоглазия, а по месту ловли. Ловим мы его весной на длинной косе. Но в эту вредительскую весну коса и на косу то не похоже. Обычный край материка, только омывающая этот край вода плохо видна невооруженным глазом.

Нет, плотва и красноперка по добрых полкило за штуку нас отвлекли от грустных мыслей, и проскакивающие между ними лещи тоже не разочаровали. Но для этого надо было плыть на веслах наперекор ветрищу, зачерпывая лодкой барашков, там выходить на берег и законопослушно ловить на поплавок.

А потом еще плыть обратно на тех же веслах и вновь наперекор. Маховая удочка такую рыбу любит. Застоявшаяся за зиму, она с удовольствие гнется на 180 градусов, тщетно пытаясь оторвать рыбу от воды. Эх, красота!

Еще бы приняла Дума закон, запрещающий пенсионерам садиться за весла и требующий наличие в лодке пенсионера не только жилета и спасательного конца, но и маленького моторчика, который своим легким журчанием провоцировал бы рыбьих мужиков на активизацию нерестовой потенции.

Вот была бы красота! А весна так и осталась незамеченной. Холодная весна 2017 года. Я уже успел съездить на Беломорье и встретить там рыболова с буром и ящиком 17 мая, а прошлогодняя вода с половодьями к нам так и не вернулась. А через неделю лето!

Павел Елизаров 4 августа 2017 в 12:04






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".





Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований











наверх ↑