Этот ранний ледовый сезон

 Фото автора

 Фото автора

В нынешнем году ледостав начался рано. Уже четвертого ноября я выходил на лед старицы, тыча с опаской пешней вначале в прикрытый снежком пятачок у береговой осоки, затем, осмелев, на середине старицы. И лед отзывался звонким треском под ногами от бегущей по старице трещины, прогибался под ногами и, видимо, нетерпеливо ждал, когда же я шагну туда, где темнеет трава, вмороженная в прозрачное ледяное стекло.

А там пешня проваливалась почти без удара, лишь от собственного веса. И шагать туда я не захотел, чем, видимо, рассмешил ворон, которые прыгали по вмороженным водорослям, озорно и призывно оглядываясь на меня, мол, чего ты, дурашка, здесь же так хорошо… Потом эти веселые вороны распотрошили мой рюкзак и так же весело клевали бутерброды с салом, вымеряя озорным глазом расстояние и, очевидно, прикидывая время, когда я доберусь до них, такой медленный и неуклюжий.

А кормил плотву…

Первая рыбалка со льда тогда, на старице, не получилась. Видимо, рыба тоже была в недоумении из-за раннего ледостава. А ночью шелестел дождь по крыше, нудный такой, осенний. И думалось, что все вернулось на круги своя, лед растает и будет, как всегда: рыбалка со льда начнется в декабре. Но уже через пару дней я ловил окуньков со льда нашего городского водохранилища, поскольку дождевая вода за следующую неожиданно морозную ночь вдруг схватилась и стала еще одним слоем льда. И лед теперь был уже вполне надежным, это в начале-то ноября…

На нашем городском водохранилище у щуки есть одна особенность: по первому льду она охотно хватает окунишек на тройниках жерлиц и, особо не разбираясь, серебристых карасиков, даже ротанов. Но проходит какое-то время, лед становится толще, закрывается снежком. И уже в так называемое «второледье» щука начинает капризничать. Теперь ей подавай только белотелую пугливую плотвичку.

Сейчас щука должна еще брать на окуньков. Но все равно закармливаю с раннего утра несколько лунок универсальной зимней прикормкой, где наполнителем была каша, сваренная по рецепту Салапина. К слову сказать, грамотно составлен рецепт. Каша получается рассыпчатая, а сожмешь, так и для фидера пойдет, если ее еще склеить чем-нибудь, к примеру, овсянкой. Но здесь, на льду, «салапинка» у меня больше для объема.

Но пока в закормленных лунках ничего не ловилось. А мне бы хоть какого живца подловить, время-то идет, уже к девяти приближается стрелка часов, а жерлицы еще не выставлены. Достаю удочку с безнасадочной маленькой мормышкой красного с серебром цвета и черным глазком. Но на эту безмотылку все равно подсаживаю небольшого мотыля. Пока не время проверять мормышку в безмотыльном варианте. Не до жиру… К тому же для крупной плотвы у меня приготовлены другие безмотылки: «чертики» и «гвоздешарики».

Ага!.. Вот и первая поклевка, и на льду загарцевал окунек-горбунок. Как раз на живца. Затем и другой взял. Так и наловил я с десятка полтора живцовых окуньков, что для скромного городского водоема неплохо. Пора жерлицы выставлять. Для начала ледового сезона у меня всегда была приготовлена, так сказать, первая линия нападения на щучьи ряды. С нее всегда начинал рыбалку на жерлицы. И всегда здесь попадались в начале сезона щучки на кило, а то и под два с гаком. Это именно линия на расстоянии от берега не далее чем сорок метров. Даже отмерял шагами. Кажется, шестьдесят четыре шага умещалось в это расстояние. Глубина на этой линии 6-7 метров. Везде была одинаковая глубина, никакой бровки. Земснарядом вырыто водохранилище. А бровка была под самым берегом, где жерлицы не поставишь. Но сегодня вдруг случайно обнаружил здесь пятачок в четыре метра глубины. И рядом с пятачком – перепад глубин с пяти на шесть метров. Хотя щука исправно ловилась здесь по указанной линии-тропинке с ровной глубиной, но как попустить такое классическое место с ярко выраженной бровкой. Поставил здесь пяток жерлиц. Остальные четыре штуки вытянул по своей проверенной линии.

И вот часов в десять «с копейками» вскинулся пластиковый флажок жерлицы. Жерлица была недалеко от того места, где я ловил окуньков, и был даже слышен щелчок флажка. Пластик ведь… Бежать смысла нет, все рядом. Иду неспешно к жерлице и вижу, как качается мотовило от рывков сбрасываемой с него лески. Соответственно и флажок качается, поскольку является на этой оригинальной жерлице одним целым, то есть, верхней частью мотовила.

Но вот видно, что рывки стали сильнее. Пора!.. Подойдя к снасти, выбираю осторожно леску и чувствую толчки. Подсекаю! Есть!.. Но в лунке рыба срывается с крючка, и я ее буквально ловлю на падении вниз.

Щучка попалась некрупная. Почему-то в этом году здесь держится мелочь. Это подтвердили и соседи-щукари, которые, как выяснилось, стоят тут с жерлицами начиная с более или менее надежного льда. Придется опять отыскивать где-то стоянку крупной хищницы. Есть ведь здесь крупняк. В прошлом году поймал чуть дальше этого места двух щук, на 3 и 5 кг. В следующий раз буду ставить там.

А в этот день именно на том пятачке глубиной в 4-5 метров я еще раз десять, наверное, сбегал к жерлицам, но только две щучки удалось поймать, такого же калибра, как и первая рыбина, не более килограмма весом. Видимо, пятачок оказался детским садом. Но главное проверил, протестировал новые жерлицы. Жерлицы такого типа – первые у меня в коллекции среди проверенных годами жерлиц с катушками, заводских и самодельных. Но этим новым жерлицам я приготовил еще одно испытание. Они разбираются на части одним щелчком, и мотовило с оснасткой можно опускать под лед, что мне очень пригодится вскоре на ловле налима. Река, где водится налим, рядом с домом. Ночевать нет смысла у снастей. А вот опустить жерлицу под лед, накрыть пластмассовой подставкой и присыпать снегом – вариант наиболее рациональный. Если же в феврале-марте налим будет брать на речке активно, то и переночевать можно будет на берегу в палатке с печкой. Романтика… Пусть и город мигает огоньками в двух километрах…

Но сегодня меня ждал еще один сюрприз. Когда день перевалил за вторую половину, щука перестала брать и я начал было собираться домой, мое внимание привлекло движение кивка. Он вдруг приподнялся кверху, а потом начал качаться плавными толчками. Подойдя к лунке, я подсек и вытянул вскоре неплохого для города подлещика. Удочка стояла у одной лунок, которые с утра были закормлены в расчете на плотвичек-живцов. Но сюда подошли подлещики, которых я ловил вплоть до самой темноты. Так вполне успешно закончилась одна из первых моих рыбалок в начале раннего ледового сезона.

Избалованные судаки

Сегодня мы едем на Дубовую, за судаком. На такой рыбалке я не был давно. По слухам, многое в ней изменилось. Если раньше судаки и берши жадно хватали обычные «голые» блесны из мельхиора и латуни, то теперь, видимо, вконец избаловались и без подсадки резаной тюльки смотреть не хотят на самую дорогую обманку. Кроме того, продвинутые рыболовы-снобы, вооруженные теперь всей электроникой мира и пересевшие с «пешкодрала» на снегоходы, совсем испортили доверчивую и легко внушаемую рыбу, вбив в ее колючую голову привычку замечать только приманки с флуоресцентным покрытием. Раньше-то что, судак более зоркий был? Ведь как-то видел в самой глуби невзрачные самоделки из мельхиора, напаянного поверх свинца. Теперь он и на пяти метрах без очков не замечает самую серебряную из серебряных приманок, пусть даже изготовленную в формате 3D, но без подсветки и тюльки на крючке. Избаловали рыбу…

Нельзя сказать, что я совсем не подготовился к современной рыбалке. Были куплены «шведские прыщи», которые действительно, словно прыщи на заднем месте, если прикинуть деньги, отданные за них. Также и «адмиралы», светящиеся, как будто после ядерного нападения на их корабль, заняли свое место в коробке с приманками. Причем «адмиралы» были даже двух видов: отечественные, почему-то с глазом у хвоста, и китайские, где глаз находился на месте. И мормышки были приобретены также светящиеся.

Итак, мы уже выгрузились и тащим за собой волокуши, словно балансируя над черной бездной, когда под нами открывалась яма. На желтых песчаных отмелях из-под ног прыскали врассыпную полосатые «матросики». А когда вышли на исходную линию, где глубина была за десять метров, то бездна под ногами стала чернее черного. И хотя лед уже надежный, ну, почти надежный, около 6-9 см, на душе было как-то неуютно от зияющей под ногами Вселенной. И как-то странно было видеть идущие по судовому ходу баржи, когда лед сковал на первый взгляд всю Волгу от берега до берега. Но фарватер был еще открыт, хотя баржи, очевидно, скрипели по утреннему ледку, потому что передвигались едва заметно.

На месте же выяснилось, что судаку и бершу сегодня «до лампочки» все мои «адмиралы» и «прыщи». Сегодня избалованный «рыб» выбрал деликатесы в виде балансира Mebaru от Lucky John и свежей рыбы, где роль суши исполняла та же пресловутая тюлька. Причем тюлька цеплялась только на нижний тройник. Но у меня не оказалось этих балансиров, и я скучал, пока товарищ по рыбалке не дал мне этот самый Мебару. Правда, как выяснилось, что и на него судаки и берши берут, если на балансире наклеены светоотражающие полосы. Вот до чего испортили рыбу. Поэтому и выделенный напрокат балансир не работал в полную силу. Но, худо-бедно, без рыбы не остался. Как оказалось, в этот день везде судак и берш больше дурачились, чем ловились. И, очевидно, причиной этому послужил прозрачный, как стекло, лед и яркий солнечный день. Позднее, уже в декабрьские рыбалки, когда и лед был уже толстый, и снега на нем намело, выезды за судаком стали более результативными. Но это уже другая история. Здесь и сказочке конец, а кто слушал – настоящий рыбак… 

Александр Токарев 11 января 2017 в 17:23






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".


Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑