Налимы поздней осени

Фото автора

Фото автора

Как и рыбалка, хорошая погода тоже нередко бывает вчера и завтра… Пока готовились к ночной ловле, светило солнце и теплый ветер шуршал на улицах золотыми и малиновыми листьями. Ленивые вороны благосклонно каркали на тополях, коты жмурились и праздно наблюдали за солнечными зайчиками. Но стоило поехать на рыбалку…

Забегая вперед, скажу, что закон подлости и в этот раз был подтвержден и соблюден некими лукавыми силами в точности. Стоило нам, промокшим и продрогшим под дождем, вернуться домой, как на следующее же утро в окна снова подмигивало солнышко, а ночь пришла уже прозрачная и тихая, с полной луной и неподвижным воздухом, в котором висела морозная дымка. Под ногами похрустывали льдинки, пахло снегом, и отчаянно хотелось снова туда – к осенней воде и задумчивому лесу.

Но вернемся к дню сегодняшнему… На осеннюю ночную ловлю опять выдвинулась старая команда. В нее вошли: за рулем – Антон, в салоне – Дмитрий, дальше – тезка Александр и ваш покорный слуга Александр Токарев. Как я понял, Антон, видимо, не был еще на ночной ловле налима. Этот вывод я сделал для себя, когда узнал, что выезд назначен после одиннадцати часов утра. Из опыта рыбалок поздней осенью я вывел для себя правило: приезжать только ранним утром. Это нужно для того, чтобы прогреть костром место под лежанку, сделать навес от дождя и в качестве экрана для сохранения кострового тепла набрать сушняка и прикатить несколько дубовых бревен для нодьи, наловить сорожек-плотвичек и ершей для резки или живца. Все это занимало обычно много времени, хотя, казалось бы, весь день впереди. Но осенний световой день короток, а вечера темны, как ночью, особенно если небо закрыто тяжелыми тучами. Были, конечно, некоторые объективные причины для столь позднего выезда. Антон с Димой ездили накануне вытаскивать лодку на зимнюю стоянку. Приехали поздно и не успели собраться. Тем не менее, опаздывали мы сейчас катастрофически, к тому же и выехали позднее намеченного времени.

В последние годы на Большой Кокшаге свободно хозяйничали электроудочники-пакостники. Они выбивали в реке все живое. И мои заветные налимьи места стали тоскливо пусты и безжизненны. Два последних сезона я не слышал за всю ночь ни одного звонка колокольчика закидушки. И теперь предполагал остановиться в непосредственной близости от моста и шоссе, где человеческая мразь с электроудочкой может побояться бить на таком оживленном месте, на виду у проезжающих машин и путников. Но подъезда к реке у моста не было, кроме поворота к старице, где вряд ли мог водиться налим. Разве что в устье старицы… Но другая рыба здесь явно присутствовала. Подойдя к берегу, мы увидели всплеск увесистой рыбины, скорее всего щуки. Нашей же целью был налим. Поэтому пришлось ехать дальше, к уже упомянутым и рыбным когда-то налимьим местам, только теперь уже без прежней уверенности в удаче.

Вот и знакомый плес с косой и коряжистой ямой на противоположном берегу. Вон у того лежащего в воде дерева был пойман на кольцовку довольно крупный лещ. Бойко клевали и подлещики, подъязки, крупные сорожки. К дереву я и привязывался, обходясь без якорей. А у того ручья брали окуни на живцовую закидушку, крючки который были наживлены пескарями. Вся коса была тогда занята стайками пескарей, деловито копающимися в песке и азартно хватающими обрывок червя на крючке. Но песчаный пляж успел зарасти молодым тальником. Придется вырубать места под закидушки.

– Ну, чего, мужики, забрасываем снасти и по дрова? Надо будет еще и навес соорудить. Успеем? – интересуюсь, нетерпеливо разматывая донку с фидерной кормушкой.
Товарищи столь же торопливы и нетерпеливы. Стоило только у воды оказаться…
– Успеем, – отвечают дружно, лихорадочно готовя свои фидеры и прочие снасти.
Не успел я оглянуться, а Сашка – Джеймс Бонд, агент 007 – уже успел обставить половину плеса своими разнокалиберными закидушками. Антон закинул фидер под самое упавшее дерево. Туда, где лещ когда-то попался. Эту историю я уже успел рассказать.
– Кормушку не жалко? Оборвешь ведь.
– А-а, другую привяжу.
Что удивительно, но упорно и точно забрасывая кормушку с патерностером ли, с петлей ассиметричной-симметричной под дерево, он даже ни разу не зацепил корягу. Хотя когда-то я там оставил на дне два или три поводка кольцовки…
Первым обрыбился Антон. Он был в стороне от своего фидера, но я увидел, как кончик его снасти вначале мелко задергался, а потом стал плавными толчками осаживаться назад.
– Антон, теребит! Не спи, замерзнешь!..
– А чего не подсек? – задыхаясь, торопится товарищ к снасти.
– Давай-давай сам…
На его фидер взял крупный елец. Такие не часто попадаются.
– Пойдет на резку, – нарочито равнодушно замечаю я.
Товарищу, наверное, жалко своего красивого ельца, но он понимает эту вынужденную необходимость.
– Лады…

Вскоре на его фидер взяла и сорожка с ладонь. Ее тоже предполагалось принести в жертву ночному хищнику. А пока елец и сорожка плескались в садке.
До темноты не успели больше ничего поймать. Надо было срочно заниматься дровами, навесом и костром. Вдобавок заморосил мелкий и настойчивый дождь. Когда же все было сделано, оставалось только забрасывать закидушки. Холодная ночь уже глядела равнодушно на нас, рыбаков полоумных, для которых мокнуть под осенним дождем лучше, чем сидеть у телевизора в тепле и пить пиво с воблой…

Зажигаем налобные фонарики, режем сорожку, берем банки с червями, закидушки, донки, фидеры и разбредаемся кто куда. Места на плесе не так много, а для четверых рыболовов – тем более. Самую дальнюю закидушку мне досталось ставить в береговой траве, где и леску негде разложить, и размахнуться при забросе несподручно. Зашвыриваю грузило как камень, наложив на него крючок с долькой сорожки. Другие закидушки пришлось ставить в прогалах среди вырубленного ивняка-тальника. И только две снасти, которые трудно идентифицировать по принятым канонам, я забросил с чистого песка, прямо перед навесом. Эти закидушки я оснастил фидерными кормушками весом в сто граммов. Они были предназначены для ловли леща, плотвы и прочей «белой» рыбы, но вполне годились и для ловли налима. Крючки этих двух закидушек я наживил червями.
Саша набросал своих коротких донок, Антон установил три фидера, опять прицеливаясь под самое дерево, а Дима забросил пяток закидушек с левой стороны плеса.
Всё… Снасти в воде. Теперь можно приступить к торжественной части, которая является одной из слагаемых настоящей ловли. Лейтмотив ее – ну, за рыбалку! И, надо сказать, часть эта довольно приятна после хлопот и холодного дождя-моросяка… Тем более что под навесом сухо и тепло. Потрескивает костер, в котором лежат дубовые стволы. Лежанка из уложенных поперек ивовых прутьев и сухой травы мягка и удобна. Что еще надо уставшему и обветренному рыболову?..

Только раскраснелись и разговорились, согретые внутренним теплом и теплом рыбацкого братства, как вдруг справа забренчал колокольчик… Этот звонок подкидывает нас с лежанки и мы торопимся к снасти, на которой побрякивает колокольчик. Именно торопимся… Не успел я и слова сказать, мол, подожди, дай ему как следует заглотить, как Саша уже взялся за леску моей дальней закидушки и начал ее выбирать. Но из воды выплеснулся только крючок с «пожеванной» долькой сорожки.
– Ты, Саня, прямо из его пасти выдернул, – констатирую я.

– Да, наверное, поторопился, – Сашка несколько растерян. – Вроде, давно уже названивает. Думал, сидит.
– Ладно, возьмет еще. Только не надо спешить с подсечкой.
Но налим действительно брал в эту дождливую ночь вяло и ненадежно. И причина этого скорее всего в теплой воде, по крайней мере для налима… И хотя я вскоре поймал на резку желто-камуфляжного налимчика, много было и пустых хваток, когда колокольчик бренчал долго и настойчиво, но на крючке была только мятая долька сорожки, а затем и ельца. И совсем уж удивительно было то, что один налим даже сорвался с крючка под самым берегом. Дима подвел его и собирался взять рукой, но налим изогнулся и плюхнулся в воду у самых ног товарища. В воде его, конечно, не поймаешь…

Результатом ночной рыбалки были три налима и голавлик. Все они попались на мои закидушки. Думается, причиной Сашиной неудачи были его короткие закидушки-донки, не достающие до налимьей «тропы». Антон же зря старался забрасывать под коряжистый берег, который служит налиму дневной стоянкой, но не местом кормежки. А Диме просто не повезло. И погода была, прямо скажем, дрянь. И для нас, и, наверное, для рыбы… Но главное, что налим снова появился на плесе, пусть не на килограмм-полтора весом, как раньше, но место уже живое, и от этого было тепло на душе. А похолодает до минуса, думается, и крупный налим будет брать. Может быть, еще успеем до льда съездить..  

Александр Токарев 5 ноября 2013 в 00:00






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

  • -2
    Алиса Исаева офлайн
    #1  25 ноября 2013 в 12:46

    Каждому свое! Кому-то пиво с воблой. кому-то рыбалка. Хотя, рыба вкус напитка перебивает)

    Ответить

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑