Протопи ты мне баньку по-белому…

«В здоровом теле — здоровый дух», — гласит пословица. «Чистота — залог здоровья», — вторит ей другая.

+70 °С может достигать температура воздуха в мобильной походной бане.
 

+70 °С может достигать температура воздуха в мобильной походной бане.
 

А знаменитая «ода» чистоте «Мойдодыр» Корнея Чуковского призывает: «Давайте же мыться, плескаться... в ушате, в корыте, в лохани, в реке, в ручейке, в океане, и в ванне, и в бане...»

Да, именно в бане, и с парилкой. Когда две недели идешь на катамаране по реке под дождем и холодным пронизывающим ветром. Когда каждый день сушишь у костра одежду и спальники. Когда окоченевшие руки не могут чиркнуть спичку о коробок, а зажигалка не дает огня на ветру, — тогда спасут вас только врожденный оптимизм и хорошо протопленная банька. Ее в походе надо устраивать всегда — и в хорошую погоду, и в холодную дождливую, если для этого есть дрова и время.

В спортивных походах, когда каждый день на учете и маршрут надо пройти точно в заданное время, туристский народ сознательно обделяет себя таким «помывочным днем». Расслабляются в какой-либо общественной бане, уже дав телеграмму с почты о завершении маршрута, не забыв поставить на той же почте печать в маршрутную книжку.

Но если в охотничье-рыболовный поход вы идете не спеша, грех не попариться. Да и почти на каждой стоянке есть готовая каменка, да иной раз и каркас. А если еще сохранился полиэтилен на каркасе, то предыдущая группа оставила вам подарок — готовую баню. Остается только нарубить дров и заготовить венички.

 

Выбираем ровное место неподалеку от водоема и начинаем устанавливать походную баню.

Но бывают и походные чудеса, что обнаруживаются и дрова. Их заготовили много (видимо, в группе были дети) и не успели все сжечь. А еще «чудо дивное», когда висят готовые веники. Такое было в нашей жизни всего раз. Видимо, заготовили экзотические можжевеловые веники, но пользоваться ими не стали. Обычно лежат в общей куче «отработанные» веники с засохшими листьями. Но настоящий парильщик никогда не опустится до того, чтобы париться на природе в лесу использованным веником — только своим, свежим. Связать его не стоит больших трудов.

Да и соорудить походную баньку несложно. Был бы хороший подход к воде (как это не окунуться после парилки в воду, весь смысл бани в контрастных температурах!), камни (без них нет и каменки), дрова, жердочки для каркаса и то, чем его накрыть (все тот же полиэтилен).

Размер баньки выбирается самими строителями, но он должен быть пропорционален по высоте, ширине и длине, да и каменка должна быть не большой, но и не маленькой. Все зависит от количества человек в группе и желающих попариться и помыться. Парилка, то есть каркас, тоже должна быть в меру просторной, чтобы в ней могли поместиться хотя бы четыре человека, и хотя бы два из них лежа. В тесной парилке не очень удобно работать веничками, а в просторной надо поддавать много пара.

Каркас накрывается полиэтиленом, без щелей, желательно одной большой накидкой. Сверху надо положить мокрые дождевые тенты или брезентовые упаковки от байдарок или катамаранов. Жар каменки бывает так силен, что полиэтилен может расплавиться, и образуется большая дыра, да как раз над камнями. Срочный «ремонт крыши» займет много «банного» времени.

Полог двери плотно закрывается мощными портняжными прищепками, а внизу по периметру каркаса днище окапывается песком или обкладывается камнями. Щелей не должно быть, потери пара недопустимы. Даже выходя из бани, парильщики должны делать это быстро и ловко, заранее предупредив «надвратного человека» об открытии полога. Ведь в баньке остаются люди, и с уходом одного из парильщиков уходит и пар.

Самое главное в туристической бане, да и во всех банях, — это печь. Печь-каменка должна быть соразмерной самой баньке и накалена так, чтобы пара хватило на всех желающих. Не дай Бог, последним клиентам не хватит пара и камни будут не так горячи, не зашипят. И сколько не ищи — не найдешь горячего камешка.

Человек готовился к бане, принимал участие «в стройке», рубил дрова, вязал веничек и даже в холод разделся, «в очереди стоял голый», а пара нет, все залили водой, и каменка — лишь теплая груда камней. Обида на банщика будет весь поход, а то весь год, до следующего похода и баньки. Поэтому печь складывается и прокаливается так, чтобы хватило всем участникам на 3–4 захода, и даже любительницам последнего нежаркого пара — женщинам.

 

Хорошо, когда в компании имеется опытный истопник, знающий все тонкости сооружения походной бани.

Правда, бывают такие походы, что участвующих в них женщин порой столько же, сколько и мужчин. Да и все они, опытные и закаленные в водных походах дамы, вправе потребовать и отдельную «женскую баню». Если позволяет количество дров, «стройматериалов» и времени, то и для женщин на удаленном месте строится «банька женская» с купальней и лежаком. Две баньки — и никто никому не мешает.

Однажды в походе по реке Тумче мы под вечер долго искали стоянку. Когда за поворотом на берегу показались и стол, и скамьи, и вроде не видно было ни дымка костра, ни палаток, ни катамарана на воде, мы взяли курс на этот бережок. Только мы хотели причалить к стоянке, как из бани, которая была за камнем, и мы ее не видели, выскочили четыре молодые обнаженные краснотелые красавицы.

Ничуть не стесняясь нас, с криками «Привет, мужики!» они бросились в воду. Девчонки плавали в холодной прозрачной воде, остывая от горячей баньки, недалеко от нашего катамарана. Позже, уже на берегу, на наш вопрос, откуда такие веселые и смелые, они с задором ответили, что Карелия для них уже юг, так как сами они из Мурманска. Стеша, Анфиса, Анна — имена-то какие! Куда там до них Венерам и Афродитам!

Мурманские девчонки — любительницы водных походов — мало того что красавицы, но и делают все сами: и катамаран соберут, и баньку срубят. И ружье стояло у камня, и удочки, и гитара в чехле, и катамаран на берег был вытащен, а не привязан на воде. Все «по уму», все по правилам. Вот тебе и женщины, вот тебе и слабый пол…

Но вернемся к нашей теме. Итак, топится каменка в течение 5–6 часов, и обычно после обеда. Прогорели дрова — подкладываешь еще. На это дело выделяется истопник, он следит за костром, занимается дровами. Здесь, на реке, все в твоих руках. «Свежий утренний пар», который любят городские парильщики, в походе ты делаешь сам в любое время суток.

В то время, пока греются камни, собирают каркас баньки и накрывают полиэтиленом. Из жердей или бревен рубят скамью и лежак. Печь уже раскалилась добела, по камням бегут искорки-звездочки, пошло и малиновое свечение. Чуть плеснешь горячей воды из кружки — зашипит вода. Превратится она в шарики, поиграв на камне, мгновенно исчезнет. Вот оно пришло, «белое каление», — париться можно, но лучше подтопить. Хватит ли на всех пара? На два захода хватит, но это только прогреешься, только войдешь во вкус блаженства, а пар не тот, сырой и горячий.

Опытный истопник, заканчивая топить каменку, собирает всех пришедших с охоты и рыбалки на совет. Да и сам подстраховывается на случай «нехватки пара». «Великое собрание» и решает, каков накал камней: «белый», «малиновый» — потом уже будет поздно, каменка топится только раз. Конечно, после банных процедур камни долго будут остывать, и есть любители поспать ночью в тепле и высушить одежду и обувь. Тепла хватит, да и аромата веников и подстилки для богатырского хорошего сна.

Когда дрова прогорят, тщательно выметаются все угли. Останутся угли, «голубое свечение» — это угарный газ, головная боль, какая там спокойная ночь… Опытный банщик никогда такого не допустит. Подметается пол, заливаются угольки — вдруг кто наступит босой ногой на уголек под подстилкой?

А подстилки делают из хвойного лапника. И запах приятный, и пятки щекочет. Над каменкой возводят каркас, следя, чтобы не прогорела крыша; расплавленный полиэтилен на спине и теле — удовольствие не очень приятное. Окапывают по периметру песком все щели, закрывают полог, и банька готова к приему посетителей. На «поварском» костре во всех свободных котлах постоянно греется вода. Запариваются веники. Настой от веников в котелке подается в баню. Им и поливают камни для аромата.

 

ДЛЯ ПЫЛУ-ЖАРУ. Основа основ для организации походной бани — печь-каменка. Камни собираются не очень большие, но и не маленькие. Средний размер — с футбольный мяч. Маленькие быстро остынут, большие долго прогревать. Собирается каменка как пирамида, но укладывается так, чтобы внизу была топка. Так камни прогреваются внизу, а сверху кладут еще дрова, и печь оказывается в костре. На небольшую группу не стоит собирать много камней. Такую каменку долго топить, потребуется куча дров.

Веник в бане — вещь необходимая, без него и не попаришься по-настоящему, не нагонишь парка на свое бренное тело, только погреешься. Поэтому веничек каждый вяжет себе сам, по своему вкусу. Хороши веники березовые, ольховые, дубовые (но дубов на Севере нет), можжевеловые (запаренные, они не особо колкие), а запах от них изумительный.

Первыми на легкий пар идут строители бани и истопник. Уже котелок с горячим настоем готов, влагонепроницаемый фонарь тускло освещает парную, и пошло первое шипение и первый пар.

Да, в такой баньке ты ощущаешь себя первобытным человеком, случайно опрокинувшим глиняную посудину с водой на горячие камни вокруг пещерного очага и впервые познавшим благостное тепло пара. Так и сидишь в каркасной баньке, абсолютно голый, и поливаешь из кружечки воду на каменку. Чем не первобытная баня и проснувшиеся в тебе те же первые инстинкты охотника, рыболова, добытчика! Правда, вместо лука и стрел — ружье и патроны. Вместо остроги и копья — удочка и спиннинг.

Ну а в баньке тем временем уже современные охотники, рыболовы и путешественники поддали парку и заработали вениками. И стонут, и кричат: «Ты что, сжечь нас хочешь?!» Остальные возгласы положительные: «Какой парок изумительный», «Какая же это благодать, баня!», «Как хорошо-то, мужики!», «Хорош поддавать, волосы уже трещат!», «Все, выходим, в реку — быстро!»

В клубах пара из-под полога бани выскакивают первые парильщики. Сразу — в воду. Молодые, красивые, краснотелые. А имена-то какие: Евгений, Кирилл, Николай, Юрий. Как тут не вспомнить и мурманских девчат! Баня всех красит, всех молодит.

А как хорош банный вечер! Легкий ужин с ароматной ухой, утки жареные с румяной корочкой. Всем сразу на ум приходит фраза полководца А.В. Суворова: «После бани — хоть портки продай, а сто грамм выпей». И разливают эти сто граммов водки, настоянной на клюкве, бруснике, а то и на морошке. И баня удалась. Из чехла достается гитара, и чуть охрипшим голосом «адмирал» поет «Баньку по-белому…», и все молчат — каждый думает о своем.

И долго, почти до рассвета, будут путешественники петь песни, пить из котла чай и вспоминать свои прошлые походы.

Владимир Симачев 17 мая 2013 в 00:00






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑