Шведские «самураи»

Не только американские ножедельческие компании практикуют размещение заказов на свои изделия на Дальнем Востоке и вообще за границей.

Клинок из трехслойного ламината был бы оправдан в случае очень большого ножа, которым так и подмывает что-нибудь тяпнуть, вроде А2 или Тора. А вот зачем понадобилось так усложнять клинки складных ножей, да еще таких маленьких (около 2 дюймов), 
как U-2, — это уже совершенно непонятно. Клинок из трехслойного ламината был бы оправдан в случае очень большого ножа, которым так и подмывает что-нибудь тяпнуть, вроде А2 или Тора. А вот зачем понадобилось так усложнять клинки складных ножей, да еще таких маленьких (около 2 дюймов), как U-2, — это уже совершенно непонятно.

Шведская фирма Fällkniven АВ из Боден приняла на вооружение точно такую же производственную стратегию с самого момента своего основания в 1984 году. Первым кооператором, изготавливавшим ножи по заказу и под маркой Fällkniven, была немецкая фабрика Карла Линдера из Золингена. Вроде бы старая, известная своими традициями и опытом фирма, а вот что-то в их сотрудничестве не «заиграло». Петер Хьортбергер, основатель и владелец Fällkniven, утверждает, что немцы были не в состоянии обеспечить требуемое качество изделий, что, в принципе, и не удивительно. Европейское серийное производство ножей как раз в то время переживало свой глубочайший кризис, настоящий упадок, несмотря на весь опыт и традиции, а может быть, именно «благодаря» им. Просто-напросто времена изменились, требования рынка тоже. Современные нержавеющие стали вытеснили высокоуглеридистые «пружинные», кованые клинки уступили место вырезанным лазером, натуральные материалы ножен и рукоятей отошли в прошлое под натиском более прочных и неприхотливых искусственных.


Японцы вовремя заметили изменения спроса и начали перевооружение серийного производства, хотя изготавливать самурайские мечи традиционными методами они умеют по-прежднему. Если когда-то мировыми центрами изготовления клинков считались Золинген, Толедо в Испании, Энфильд в Англии, Маньяго в Италии, то в конце ХХ века их позиции и славу очень сильно потеснил японский город Секи со своими оборудованными по последнему слову техники ножедельческими предприятиями. Именно туда и перенаправил свои заказы Петер Хьортбергер уже в первые годы деятельности фирмы Fällkniven. Какая именно фабрика выполняет заказы, является коммерческой тайной. Да и какая в этом разница для пользователя? Пользователю нужно хорошее соответствие между ценой изделий и их потребительскими свойствами, и это фирма ему обеспечивает — отсюда и коммерческие успехи. А они несомненны и явно устойчивы, раз владелец и руководитель фирмы может позволить себе игнорировать даже такую престижную в Европе выставку, как IWA в Нюрнберге. Они там выставились всего один-единственный раз — кажется, в 2000 году.

 


Небезынтересно отметить, что в основе рыночного успеха фирмы лежали ножи очень простые по своей форме, но исключительно функциональные по содержанию. Никаких чудачеств и выкрутасов, никакого «приделывания» идеологии на тему, что это «нож не для среднего ума» и «не для резки колбасы», а, чтобы научиться грамотно им пользоваться, необходимо пройти специальный курс и практику. Простота и качество — именно такой нож нужен в походе, особенно в трудных условиях, когда на первое место выдвигаются реальные потребительские свойства, а «крутой» вид и всяческие прибамбасы смело можно оставить дома.Качество материалов, используемых японскими изготовителями, и уровень исполнения позволяли смело сказать «такой нож не подведет!».


Ничего удивительного, что шведские военно-воздушные силы приняли на вооружение в качестве ножа выживания пилотов не какое-то сверхуниверсальное чудо, а простенький на вид Fällkniven F1.
Кстати, первый проект и первое серийное изделие фирмы, на котором «сломали зубы» немецкие кооператоры. А вот в японском исполнении получилось как нельзя лучше! Простой, но исключительно функциональный и надежный нож пришелся по вкусу не только военным, для которых покрыли черным тефлоном нержавеющий клинок и заказали в США ножны из несокрушимого акрилового термопласта Kydex. Туристам, охотникам, рыболовам предлагался несколько более дешевый вариант без покрытия клинка и в кожаных ножнах, хотя и «военные» образцы без ограничений продавались на гражданском рынке.

 


Кто не развивает успеха — тот быстро его теряет. Хьортбергер такой ошибки не совершал и вводил в модельный ряд новые и новые ножи, заказывая их уже проверенным японским изготовителям. Его изделия оказались первыми среди продаваемых под европейской маркой, изготовленными из новой в то время японской нержавеющей стали VG-10, разработанной специально для изготовления ножевых клинков. И она действительно зарекомендовала себя на высшем уровне, сочетая в разумных пропорциях удерживание заточки и способность принимать заточку даже в полевых условиях, твердость и вязкость, коррозионную устойчивость и режущие свойства. То есть свойства весьма противоречивые, которые нелегко примирить между собой. А ведь сам по себе выбор стали для клинка это далеко не залог успеха, клинок надо еще поддать соответствующей термообработке. Тут следует отметить, что японские специалисты не слишком торопятся распространять по свету свои секреты в этой области. До сегодняшнего дня качественно закаленные клинки из VG-10 происходят исключительно из Секи.


В свою очередь рукояти из термопласта, отлитые под давлением в форме непосредственно на черенке ножа, это, несмотря на всю свою простоту и непрезентабельность, практически идеальное решение для полевых условий. Нет щелей, в которых мог бы собираться и откладываться всяческий микромусор, способствующий скрытой коррозии. Нет контакта между двумя разными металлами, например сталью клинка и медью или алюминием заклепок, удерживающих плашки рукояти, то есть явления, прозванного в технике гальванопарой и тоже весьма способствующего развитию коррозии. Пожалуйста, не удивляйтесь, нержавеющая сталь тоже корродирует, только намного медленнее, чем простая углеродистая — но все-таки ржавеет.


Так или иначе, к модели F1 понемногу присоединялись большие, как S1 Forest Knife и A1 Expedition Knife, совсем маленький, но вполне функциональный WM1, который можно носить на шнурке на шее рукоятью вниз, что может оказаться весьма полезным в определенных условиях. И совсем уж большой А2, который уже больше напоминает тесак или мачете, чем нож. Потом к ним присоединились охотничий нож традиционной скандинавской формы H1 и пара замечательно продуманных и отлично выполненных кухонных ножей White Whale и Blue Whale.
Введение в модельный ряд H1 не обошлось, впрочем, без некоторого «приделывания идеологии». Поскольку этот нож не оборудован гардой даже в исчезающей форме, Хьортбергер счел нужным добавить к его описанию в каталоге, что это нож исключительно для опытных пользователей, экспертов, обладающих «продвинутыми» навыками.

 


Звучит это несколько смешно, принимая во внимание, что ножи без гард средневековые скандинавы вешали на пояс детям «дошкольного возраста».
Толщина клинков практически всех ножей фирмы, кроме разве что кухонных, мне кажется явно преувеличенной по сравнению с их размерами. Совершенно уверен, что ножи бы только выиграли, если бы уменьшить толщину их клинков на 1-1,5, а в некоторых случаях даже на 2 миллиметра. Все-таки 5-миллиметровый клинок Н1 при длине около 10 см — это, по-моему, явный перебор, хотя приходится признать, что даже при такой толщине обуха грамотно выведенное лезвие режет отлично. Петер Хьортбергер настолько одержим идеей «мои ножи самые прочные в мире», что в свое время как бы неофициально, конечно, предпринял «прочностную гонку» с американской фирмой Busse Combat, предлагающей по баснословной цене «крутые чудачества» в военно-убийственном стиле с толстыми ломообразными клинками. Трудное это было соревнование по двум основным причинам. Во-первых, ножи Fällkniven все-таки должны были хорошо резать, тогда как конкурентам достаточно было «крутого» вида. Во-вторых, конкуирующие изделия имели клинки из легированной инструментальной «ненержавеющей» стали, которая, как правило, лучше сопротивляется излому, чем содержащая большое количество хрома «нержавейка». Но гениально простая форма клинков и умение японских изготовителей победили. На интернет-сайте фирмы до сегодняшнего дня выставлены результаты испытаний на излом, проведенные в лаборатории металловедения Технологического Университета в Лулео в 2000 году и однозначно свидетельствующие исключительную прочность фирменных клинков. А вот насколько это существенно для разумного пользователя, судите сами.

 

 


Кто твердо стоит на ногах в основах, может позволить себе даже некоторые излишества. Позволила себе и фирма Fällkniven. В первой декаде нового века модельный ряд пополнился образцами, скорее показательными, чем прикладными. С рукоятями из наборной кожи, экзотической древесины или декоративного ламината под коммерческим названием Micarta. Также складные ножи. Или же ножи, стилизованные под боевые, хотя воевать ими вообще-то не с кем.


Определенным излишеством представляется также замена монолитной стали клинков трехслойным ламинатом, состоящим из сравнительно тонкого среднего слоя твердой клинковой стали VG-10, образующего лезвие и обложенного по бокам слоями более мягкой, но проявляющей высокую ударную вязкость средне-углеродистой стали 420J или подобной. Такая конструкция клинка была бы оправдана для тесаков или очень больших ножей, пригодных для рубки. А вот зачем это понадобилось для 4-дюймовых клинков, а тем паче для складных ножей — не совсем понятно. Ну разве для того, чтобы «покруче» выглядело...

 

 


 

Александр Бондарчук 10 августа 2012 в 00:00






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑