Трофейная охота и охотничье хозяйство в Pоссии

По инициативе правления клуба «Сафари» и при информационной поддержке «Российской Охотничьей Газеты» и журнала «Охота и рыбалка XXI век» 19 октября прошел «круглый стол», посвященный проблемам трофейной охоты в России. По поручению правления клуба руководил обсуждением Леонид Анатольевич СОНИН, председатель правления Московского охотничьего клуба «Сафари». Он сказал, что главная особенность ситуации, сложившейся в нашем охотничьем хозяйстве, – значительное снижение общественного статуса охоты и всего охотничьего хозяйства. Последняя реорганизация государственного аппарата показывает, что руководство страны не считает охоту серьезной самостоятельной хозяйственной отраслью. Мы не разделяем такой оценки и считаем нашу Родину великой охотничьей державой. Более того, полагаем, что при оптимальном управлении охота и, в частности, охота трофейная, может иметь серьезное экономическое значение для страны.

Пример стран, преуспевающих в использовании ресурсов охотничьих животных, показывает, что одним из стимулов, позволивших добиться высокой и устойчивой продуктивности угодий, является ориентация охотничьего хозяйства именно на трофейное направление. Очевидно, что трофейная охота сама по себе не может приводить к росту поголовья охотничьих животных, к их биологическому благополучию. Для этого необходимо добиться серьезных изменений, и не только в порядке природопользования. Благополучные в этом отношении страны шли разными дорогами к трофейным охотам. И сегодня Соединенные Штаты и, скажем, Германия различно ведут охотничье хозяйство. Для перехода к устойчивому состоянию охотничьих ресурсов, а затем и к их увеличению, нашей стране придется пройти еще трудный и долгий путь, на котором предстоит преодолеть ряд проблем. Но сейчас нужно, объединив усилия, сформулировать основные проблемы, требующие решения, и выработать согласованный курс. Для этого, по нашему мнению, важно консолидировать как можно больше людей и организаций, занимающихся природопользованием, с тем, чтобы отдельные усилия складывались и умножались.

Кроме него в работе «круглого стола» участвовали:

Александр Петрович ВАРНАКОВ, руководитель Управления надзора по охране, воспроизводству и использованию объектов охоты. Он обратил внимание на то, что состояние трофейной охоты, как известно, является показателем общей культуры всего охотничьего хозяйства. К сожалению, в процессе становления Советской Власти русская национальная охотничья культура была разрушена. С годами безнравственность и бескультурье в охоте распространились даже там, где охотой занимались не ради увлечения, а с целью промысла, обеспечивающего жизнь людей. Вместе с этим произошла потеря бесценного опыта гармоничного взаимодействия этих народов со всеми элементами природы, включая ресурсы диких животных.

Сегодня браконьерство в охотничьем и лесном хозяйстве России – главная опасность нашего природопользования. Все прошедшие годы об использовании ресурсов копытных мы судили только по весу добытого мяса, хотя и к нему не относились бережно. Достоверно известно, например, что большая часть мяса копытных при промысле пантов оленей пропадает. А значит, промысел вольных оленей на панты надо запретить, и проблему получения бесценного лекарственного сырья решать за счет возрождения пантового оленеводства, некогда весьма рентабельного.

Конечно, время требует принятия решений по законодательному обеспечению трофейной охоты. Но, к сожалению, это не поможет до тех пор, пока у России не будет концепции развития всего охотничьего хозяйства. Именно эта задача и представляется сегодня самой первоочередной и самой важной.

Пока фирмы, организованные всего несколько лет назад, пожинают плоды не своих праведных трудов, а то, что Бог щедро послал нашей стране. В таких условиях призывы к трофейной охоте вряд ли приведут к росту популяций животных, к их благополучию. Сегодня мы вынуждены признать, что охрана ресурсов охотничьих животных отстает от темпов роста оснащенности браконьеров. В этих условиях значительные средства, концентрирующиеся у недобросовестных организаторов трофейных охот, позволяют им действовать с вопиющими нарушениями правил охоты. Часто на одну лицензию добывается несколько животных. В последнее время получила распространение стрельба с вертолета, которая практикуется в горах, тундре и прочих труднодоступных угодьях.

Сегодня наше государство не выделяет достаточных средств для восстановления поголовья диких животных. В значительной мере это связано с недооценкой обществом значения охоты.

Еще одна важная задача: пропаганда среди населения и, в первую очередь, среди детей знаний о природе – флоре и фауне, об охоте как традиционном элементе жизненного уклада русских людей. Нашей недоработкой на этом направлении пользуются злобствующие антиохотничьи организации.

Ясно, что легких решений у этой проблемы нет. Однако есть два конкретных предложения.

1. Считать незыблемым положение Закона о федеральной собственности всего животного мира.

2. Усилить государственный контроль за ведением охотничьего хозяйства.

Алексей Алексеевич ДАНИЛКИН, доктор биологических наук, главный научный сотрудник института проблем экологии и эволюции им. А.Н. Северцова РАН.

– Прежде чем сформулировать мое отношение к трофейной охоте, позвольте представить общую ситуацию с ресурсами охотничьих животных. Сегодня общая численность копытных в России составляет около 2,6–2,9 млн. особей, тогда как естественная емкость среды обитания, по умеренной оценке, позволяет иметь около 12–15 млн. особей, а при регулярной зимней подкормке – не менее 20 млн. В последнее десятилетие ушедшего века произошло резкое (на 1 млн.) сокращение ресурсов. Поголовье сайги уменьшилось с 270 до 17 тыс., лося – с 900 до 520, кабана – с 300 до 160 тыс. Примерно такие же ресурсы, как в России в настоящее время, имеют Швеция, Франция и Германия (около 2–2,5 млн. в каждой), в многолюдном Китае – около 8 млн., а в США – более 30 млн. Контраст в продуктивности угодий еще больше.

В Скандинавских странах, где еще в начале ХХ в. лось был редким видом, теперь на меньшей в 11 раз площади обитает столько же животных (500–600 тыс.), сколько и в России, а ежегодная добыча (200–250 тыс.) больше примерно в 15 раз. У нас в последние годы по лицензиям добывают около 15 тыс. голов, в соседней Финляндии – до 77–86 тыс., в Норвегии около 40–50 тыс., в Швеции – 100–150 тыс. Число лосей, изымаемых с 1000 га леса, в Скандинавии больше, чем в России в 130 раз. Примерно такая же ситуация и с другими видами.

Ежегодная добыча всех копытных по лицензиям у нас не превышает 100 тыс. (примерно столько же изымают и браконьеры), во Франции – 800 тыс., в Германии – 1,5 млн, а в США только белохвостого оленя отстреливают более 5 млн. голов ежегодно, а общая добыча всех копытных больше, чем в России, почти на 2 порядка. Напомню также, что в России в XIX в. только одной сайги добывалось около 100 тыс. Кроме того, на российский стол попадало 200 тыс. козлов и баранов, до 300 тыс. лосей и до 500 тыс. косуль.

Разговоры о неизбежности снижения численности (и добычи) диких животных по мере индустриализации общества или из-за циклических климатических процессов, совершенно несостоятельны. По моему мнению, главная причина скудности охотничьей фауны в нашей стране заключается в катастрофическом несовершенстве всей системы природопользования, позволяющей безудержно грабить биологические ресурсы. Браконьерство почти всенародное, охрана декоративная, количество волков рекордное. Некомпетентность, а еще чаще откровенная бездеятельность руководящих чиновников от охотничьего хозяйства – вот одна из основных причин наших бед и снижения общественной значимости охоты и всего охотничьего хозяйства, которое де-юре перестало считаться самостоятельной отраслью.

Вот в каких условиях в нашей стране бурно развивается трофейная охота. По существу она проводится вне правового поля. Инструкция по лицензионной добыче копытных, которой сегодня пользуются, вводилась в 1984 году. Она является прекрасным пособием по уничтожению копытных и трофейной антиселекции. Например, отстрел самцов сибирской косули на трофей начинается в августе. Естественно, в это время изымаются лучшие производители. С ноября, когда они рога уже сбросили, начинается «мясная» охота, и под выстрелы снова попадают крупные самцы. Еще хуже обстоят дела с оленями, которых добывают летом ради пантов. Мясо отстрелянных животных очень часто просто пропадает. Осенью начинается охота «на реву». И опять в прицелах лучшие производители с самыми мощными рогами. А затем идет массовый отстрел на «мясо», и опять самцы попадают под выстрел.

Существенно нарушается естественное половозрастное соотношение в популяции, резко сокращается число потенциальных трофейных животных. В районах интенсивной трофейной охоты популяции явно деградируют. Появляется все больше группировок с неестественно малой долей самцов. Самки остаются холостыми или покрытые слабыми самцами приносят далеко не лучшее потомство. Попробуйте ответить на вопрос, когда вы последний раз видели европейского лося с хорошими рогами. Сегодня нередко срываются охоты по причине отсутствия трофейных животных.

Многие трофейные охоты, к сожалению, становятся все больше похожими на «черные сафари». Стремясь отработать полученные деньги, организаторы применяют явно браконьерские методы – стрельбу со всех видов транспортных средств, включая вертолеты. В этих мероприятиях иногда принимают участие и охотоведы, и егеря. Более того, егеря и сами нередко браконьерствуют, добывая медальные трофеи для продажи иностранцам. Не всегда принципиальную позицию занимают и ученые.

В системе охотничьего хозяйства трофейная охота может быть важной составной частью, но нельзя культивировать ее при крайне скудных ресурсах и губительных ведомственных инструкциях. В целом ситуация в охотничьей России очень тяжелая, она требует срочного принятия серьезных организационных решений. Очень хорошо, что клуб «Сафари» взялся за это трудное дело.

Владимир Владиславович МЕЛЬНИКОВ, кандидат биологических наук, директор охотничье-туристической компании «Профи-Хант».

Конечно, охрана диких животных и среды их обитания проблема более чем актуальная. Существовавшая десятилетиями система охотничьего надзора рушится на наших глазах. Разумеется, необходима и перспективная стратегия развития охотничьего хозяйства, и Закон об охоте, который должен регламентировать как традиционные для нашей страны виды, так и трофейную охоту. Она получила широкое развитие в последние 15 лет в основном для иностранцев, а сегодня ею уже активно занимаются наши соотечественники.

Основным условием существования трофейной охоты является наличие в популяции выдающихся животных, что зависит от ее благополучия. Около 14 лет занимаясь охотничьим туризмом, считаю, что большинство эксплуатируемых популяций трофейных видов животных находятся, по крайней мере, пока, в стабильном состоянии. Это утверждение делаю потому, что на Камчатке, в Курганской и Ярославской областях, например, в минувшем году были добыты рекордные трофеи. Несмотря на утверждения о плохом состоянии популяции камчатских медведей в этом году, как и прежде там добыто несколько трехметровых зверей (около 20 % от общего числа добытых).

А главная проблема нашего охотничьего хозяйства – недостаточное финансирование. Конечно, охота с вертолета, не охота, а браконьерство. Конечно, необходимо запретить отстрел маралов и изюбрей на панты. Это очевидно даже с экономической точки зрения. Стоимость трофея превышает стоимость пантов.

Хочу обратить внимание на охоту на берлогах, при которой чаще добываются самки, а медвежата, как правило, погибают. Эта охота имеет в нашей стране давние традиции, и закрывать ее не обязательно, но необходимо строго контролировать.

Опыт как африканский, так и американский говорит, что для успешного проведения трофейных охот необходимы высокопрофессиональные егеря. Там их обучают в специальных школах. Что-то подобное должно быть организовано и у нас. Необходимых установить правила охоты, способствующие благополучию популяций. Например, запретить добывать козлов и баранов моложе 10 лет. Такой опыт есть во многих странах. Его нужно внедрять и в нашу практику.

Фирмы, дорожащие своей репутацией, стремятся работать без нарушений правил охоты. А значит, право на проведение трофейных охот должно даваться лишь в результате жесткого лицензирования.

И главное, при рациональном ведении охотничьего хозяйства Россия может и должна получать от трофейных охотников несравненно больше, чем получает сегодня.

Проблема в целом очень сложная и очень трудная. Не вызывает сомнения, что она запущена, и решать ее нужно незамедлительно. Справиться с ней можно, я думаю, только всем миром.

Сергей Владимирович АЛЕКСАНДРОВИЧ, генеральный директор издательского дома «Нефть и капитал».

Первое, что нужно для ведения любого, в том числе и охотничьего хозяйства – это деньги. Государство на эти цели денег не даст. Есть африканский и международный опыт, который показывает, что главный источник денег – трофейный охотник. Не анализируя причин, скажем, что сегодня наше население в целом незаконопослушно. Поэтому львиная доля денежных поступлений от охот должна тратиться на охрану животных. Наказание за браконьерство должно быть очень ощутимым. Мы говорим, что охота должна стоить столько, сколько нужно для охраны. Охраннику нужно много платить, чтобы он сам не браконьерствовал и не продавался каждому «первому встречному» браконьеру. Конечно, необходим комплексный Закон об охоте, где должны быть описаны и полномочия охранника, и узаконенные формы охоты. В Зимбабве служащим охотнадзора просто разрешено стрелять в браконьеров. Хочется надеяться, что мы можем обойтись без этого. И еще, охота не должна быть средством для добычи дешевого мяса. Цены на охоту должны стать такими, чтобы мясо, добытое в результате охоты, стоило дороже, чем на рынке. А ответственность за браконьерство была значительной и устрашающей и, по возможности, неотвратимой.

В наших головах отчего-то сидит мысль, что мы совершенно особая страна, у нас все не так, как у всех остальных людей. Поэтому, дескать, у нас во всем свои пути. Думаю, что этого мы уже наелись. Давайте будем идти общечеловеческим путем.

Андрей Евгеньевич СУББОТИН, глава Московского представительства «SAFARI CLUB INTERNATIONAL» (SCI) Foundation.

– Мне хочется сначала сказать не как представителю международной организации, а просто как биологу, охотнику и русскому человеку. Самое, пожалуй, плохое сегодня, что власть не вникает в дела не только охотничьего хозяйства, но и всего природопользования в части исполнения своих прямых контрольных функций. Возможно, я ошибаюсь, но, по крайней мере, положительного влияния власти в этой сфере не видно. Уверен, что великая охотничья держава, а наша Родина именно такая, не может более десятилетия жить без закона об охоте. Неправильно рассчитывать, что принятие такого закона спасет наше охотничье хозяйство от всех бед. Проблема в исполнении законодательства. Сегодняшние правила охоты, доставшиеся современной России от РСФСР, в некоторых отношениях неплохи, но ведь и они не выполняются!

Трофейная охота идет на территории бывшего Советского Союза около двадцати лет. А управление популяциями животных (т.е., собственно менеджмент) – основа трофейных охот, в нашей стране совершенно отсутствует. В США, где эффективный контроль над всеми видами охоты и охрану животных ресурсов осуществляет очень авторитетная и мощная Федеральная служба рыбы и дичи, а также агентства дичи и рыбы каждого штата, трофейная охота, как показывает богатейший опыт – мощный ресурс развития не только охотничьего хозяйства, но и всей экономики страны.

Практика использования популяций трофейных животных в США показывает, что для максимальной экономической эффективности, необходимо иметь существенно дифференцированные цены на лицензии, зависящие от статуса охотника. Это одна из причин чрезвычайной редкости случаев браконьерства. Интересы местного охотника должны соблюдаться всегда и безусловно. Все разговоры о необходимости превращения охоты исключительно в забаву для состоятельных людей не приведут нас ни к чему хорошему.

Фонд международного клуба «Сафари» занимается внедрением механизмов управления популяциями трофейных животных, разработкой бизнес-планов их использования, стараясь делать всю работу как можно более открытой и демонстрировать на практике преимущества этого направления для охраны ресурсов.

Хочу еще раз подчеркнуть – поскольку для трофейной охоты не важен вал добытого мяса, а важно благополучное состояние популяции, можно и нужно разумно эксплуатировать даже небольшие популяции (в несколько сотен голов). Если в такой популяции оптимальный половозрастной состав, то почему бы не отстрелять из нее 10–15 возрастных рогачей. Вот круг вопросов, над чем нам стоит задуматься.

Карен Анушаванович ГРИГОРЯН, председатель трофейной комиссии Московского охотничьего клуба «Сафари».

– Последние лет двадцать в России наблюдается заметный рост интереса к трофейной охоте. Наш охотничий клуб «Сафари» объединил ее сторонников. Мы хорошо понимаем, что с учетом потенциальных возможностей нашей страны охота может приносить в бюджет значительные денежные средства. Эти средства при рациональном использовании и надлежащем контроле способны коренным образом улучшить положение в охотничьем хозяйстве страны. Сегодня мы выступаем с инициативой создания Книги трофеев России и стран, входивших в состав СССР. Надеемся, что ее выход поможет мировому охотничьему сообществу конкретно представить возможности наших стран, как места для уникальных трофейных охот. А наше охотничье руководство заставит задуматься над рациональным использованием столь мощного ресурса, каким, без сомнения, является трофейная охота в России. Но чтобы эти возможности реализовать, нужно серьезно реорганизовать управление охотничьим хозяйством и охотничье законодательство. Пока в законодательстве отсутствует даже понятие «трофейная охота». Более того, у России вообще нет Закона об охоте.

Нужно разработать положение о трофейной охоте в нашей стране, включающее сроки и формы ее проведения, законодательно-правовой статус. В частности, необходимо определить, что трофейная охота по существу является довольно сложной услугой, которую трофейному охотнику оказывает организатор охоты. За эту услугу следует платить. В этом смысле она является товаром. А добытое животное – имеет статус общественного достояния, за которое тоже необходимо платить при изъятии, но уже в общегосударственный фонд.

Владимир Сергеевич ТИХОМИРОВ, пресс-секретарь Московского охотничьего клуба «Сафари».

– Хотелось бы очень коротко остановиться на некоторых аспектах охоты, которые представляются важными, но о которых сегодня пока не говорили. Мы обязаны помнить, что есть общественная нравственность, которая, как поняли еще древние римляне, является первичной по отношению к закону. Из каких бы мощных посылов ни исходил законодатель, закон не будет работать, если он не соответствует общественному представлению о справедливости, общественному сознанию. Согласитесь, что невозможно к каждому охотнику приставлять инспектора. Охотником в угодьях управляет его внутренняя культура, его собственная совесть.

Все наше законодательство, связанное с охотой, совершенно единообразно и совершенно безобразно для всех, кроме чиновников. Само по себе единообразие, трафаретность приводит к тому, что закон неудобен никому, из работающих в управляемой таким законом сфере. Представляется бесспорным, что закон об оружии, например, должен быть различным для профессионального стрелка-спортсмена, скотовода монгола и жителя Арбата. Напомню, что земельная реформа Столыпина имела десятки вариантов, в зависимости от особенностей хозяйственного уклада отдельных регионов России.

Леонид Сонин, подводя итоги встречи, выразил благодарность всем присутствующим. С удовлетворением отметил, что обсуждение получилось достаточно полным и глубоким. Удалось обозначить главные проблемы, через призму трофейной охоты отчетливо видна неблагополучная ситуация в нашем охотничьем хозяйстве в целом. Наиболее тревожно, что снижается статус охоты в нашем обществе, в системе внутригосударственной политики. При таком отношении со стороны государства практически невозможно говорить о подъеме охоты, как отрасли хозяйственной деятельности.

А охота, в частности, трофейная существует в нашей стране, хотим мы этого или нет. Поэтому сейчас очень важно изменить направление вектора общественного сознания, направив его на развитие всех видов охот и всего охотничьего хозяйства России. Привлечь внимание государства к необходимости использования мощного ресурса экономики – коммерческой охоты. Ясно, что задача эта очень трудная и сложная. С одной стороны, необходимо разрушить дилетантско-экологический взгляд на охоту как занятие, приносящее природе вред. С другой стороны, нужно найти принципиально иную форму государственного управления и контроля за использованием возобновляемых природных ресурсов.

Со своей стороны Московский охотничий клуб «САФАРИ» в самое ближайшее время планирует продолжить проведение «круглых столов» по самым острым проблемам охоты и охотничьего хозяйства в России.

ЮБИЛЕЙ НА ВЫСТАВКЕ

Дорогие друзья!

Затянувшаяся реорганизации государственных органов, управляющих охотничьим хозяйством страны, долгое время ставила под сомнение проведение третьей международной выставки «Природа. Охота. Охотничьи трофеи – 2004». Лишь сравнительно недавно мы все с удовлетворением узнали, что эта выставка, ставшая уже традиционной, все-таки состоится. Это свидетельствует, что интересы любителей охоты не затерялись среди множества ветеринарно-сельскохозяйственных забот. Точно известно, что территориальные охотничьи управления и государственные лесоохотничьи хозяйства будут экспонентами выставки.

Московскому охотничьему клубу «Сафари» в декабре этого года исполняется десять лет. Нам кажется, что для того, чтобы отметить этот юбилей, нет более подходящего места, чем охотничья выставка. На нашем стенде мы постараемся рассказать о жизни клуба и представить лучшие трофеи, добытые за десять лет и наиболее интересные из добытых за последние два года.

На выставке пройдут праздничные мероприятия, связанные с десятилетним юбилеем нашего клуба, включающие поздравления именитых гостей, презентацию второго выпуска Книги трофеев клуба, награждение победителей традиционных клубных конкурсов, взаимные поздравления и прочие праздничные радости. Приглашаем любителей охоты на этот праздник в наш павильон на выставке в спортивном комплексе «Олимпийский» со 2 по 5 декабря.

КЛУБНЫЕ НОВОСТИ
По материалам сайта www.safariclub.ru
ЗА ПЕРЕПЁЛКАМИ

Нынешний охотничий сезон в средней полосе оказался не слишком успешным для охоты с подружейными собаками «по мелочи» – не было перепела. Вот и отправились Леонид Сонин и Карен Григорян с двумя дратхаарами на юг, в Ставропольский край. В день прилета местные охотники «обрадовали», сообщив, что весь перепел недавно исчез. Действительно, худшие опасения подтвердились. Поля, очень интересные прежде, в этом году были пустыми. Все разрешилось через пару дней, когда над Ставропольским краем пронесся ураган с ливнями, грозами и градом. Дожди были настолько обильны, что дороги превратились в реки, с полей намыло потоки земли и ила, а град на улицах на следующее утро убирали бульдозерами. Можно представить, что стало бы с перепелами, останься они в зоне разбушевавшейся стихии на полях, где кроме травы нет другого укрытия. И еще три дня после урагана охоты практически не было. И вдруг на одном из полей наткнулись на высыпку перепелок. Рядом с подсолнечником, на сорном поле, собаки вдруг одну за другой стали работать тучных, упитанных перепелок. Погода стояла самая охотничья – ясная и прохладная. На этом поле удалось неплохо поохотиться еще четыре дня. Кроме перепелок добыли несколько куропаток и фазанов.

В КИРГИЗИЮ ЗА ПОЛОРОГИМИ

В первых числах ноября Алексей Ерунков неделю провел в горах Киргизии, охотясь за баранами Марко Поло. Трофейных животных удалось найти только на пятый день настойчивых и трудных поисков.

Двух прекрасных баранов Марко Поло охотники увидели с помощью трубы с расстояния около четырех километров. Бараны были ниже охотников, и это давало тактическое преимущество. Подход к рогачам занял около трех часов. Когда охотники выглянули из-за склона, скрывавшего баранов, до них было около пятисот метров. Рельеф склона подсказывал, что расстояние до баранов можно незаметно сократить. Это пришлось делать ползком, прячась за камнями. Когда дальномер показал 300 метров, решили, что пора работать. Положение, из которого пришлось делать первый выстрел, нисколько не напоминало стандартные изготовки, а было ближе к чему-то из «Камасутры». Выбрав барана с лучшими рогами, сделал выстрел. Вот и случился промах. Не поняв, откуда грохнуло, бараны прошли несколько метров в нашем направлении и остановились. Второй выстрел, произведенный «с колена», положил рогача на месте. Семимиллиметровый «Weatherby» под патрон Remington Magnum нормально сделал свое дело. Замер рогов в полевых условиях порадовал – 135 см.

Потом потратили два дня, пытаясь добыть трофейных козерогов, но не повезло – попадались лишь козы с козлятами.

НАГРАДА ЗА ТЕРПЕНЬЕ И ТРУД

В конце октября Александр Егоров вернулся из Африки, где провел около трех недель. Главной целью его поездки была добыча леопарда, его одного Александру Анатольевичу не хватало для того, чтобы иметь в своем охотничьем активе всю «большую африканскую пятерку». Советуясь с товарищами по клубу о месте, где можно было бы добыть леопарда с максимальной вероятностью, он остановился на Танзании. Ее всемирно известные национальные парки, крупнейшими из которых являются Серенгети, Селус и Лейк-Маньяра, славятся высокой концентрацией трофейных животных, в том числе и леопардов.

Три недели почти сплошных поисков и ночных бдений у привад к желаемому результату не привели. Конечно, за это время насмотрелся и наслушался очень многого, в том числе и об африканских охотах. Истории о леопардах, вероятно, могли бы составить целую книгу. Гостеприимные хозяева из сочувствия к невезению охотника (и, вероятно, не только из-за него) старались наполнить его трудные будни небольшими охотничьими праздниками в виде охоты на антилоп. Вот именно на этом поприще и пришла заслуженная награда. Александру Анатольевичу удалось добыть очень редкую антилопу – сейбла Рузвельта. В Книге рекордов международного клуба «Сафари» зарегистрировано лишь 16 трофеев этого вида. Для сравнения – обычных сейблов там около 1000. В нашем клубе такой трофей впервые появился в 1998 году. Его добыл в тоже в Танзании Сергей Ястржембский. Трофей, добытый Александром Егоровым, после первичной обработки и консервации «прилетит» в Москву, где будет тщательно измерен и описан. Но независимо от будущих промеров, мы поздравляем нашего товарища с редкой удачей и радуемся вместе с ним.

ЗА МАРАЛАМИ В КАЗАХСТАН

Юрий Слетов и Михаил Соломенцев провели несколько счастливых охотничьих дней в Восточном Казахстане (с 26 сентября по 10 октября). Пригласившие их друзья постоянно живут в старой казацкой заставе Зайцево, расположенной в истоках Иртыша. Вот что рассказал нам об этой поездке Юрий Слетов.

Первый же выход на охоту показал, что ревущих быков кругом довольно много. Два местных жителя-казаха, сопровождавших нас, очень толково пользуясь «дудкой», подозвали нескольких рогачей на короткое расстояние. Я стрелял по быку с 50 метров. Зверь сразу упал. Рога у него были «хоть куда». Я работал с помощью «Weatherby» калибра .275 цельными пулями «Barns X». Вечером вместе с радостью победы у нас было и огорчение. Выяснилось, что простудился Михаил. Его три дня старались поставить на ноги народными средствами. Наконец они сделали свое дело. В первое же утро Миша был вознагражден. Из своего горного карабина «MGA» калибра .300 Remington Ultra Magnum он без проблем достал роскошного рогача с дистанции 150 метров.

Друзья предложили нам для развлечения рыбалку на хариуса. Он был не очень крупным, но клев был очень активным, а уха из свежей рыбы невероятно аппетитной.

Подготовленно по материалам охотничьего клуба «Сафари».

 

Леонид Сонин, Владимир Тихомиров 24 ноября 2004 в 00:00






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑