Капканы на охотничий закон

В июле прошло совещание охотничьей власти

Зам. министра сельского хозяйства В.А. Измайлов определил ее главное направление работы – создание нормативной и правовой базы. Это прорыв. Органы управления других отраслей давно уже приняли меры и сформировали для своих предприятий соответствующую нормативно-правовую базу, а наш охотдепартамент только начал осознавать важность и необходимость этого.

В.А. ИЗМАЙЛОВ РЕШИТЕЛЬНО ВСТАЛ НА ЗАЩИТУ закона «Об охоте» и его недостатки надеется исправить внесением поправок ко второму чтению. Видимо это наиболее взвешенная и правильная позиция. Но у меня большие сомнения в том, что стратегические просчеты можно исправить тактическими поправками. И вот почему.

Первое. Закон должен в первую очередь определять и устанавливать базовые основы и принципы охоты и охотничьего хозяйства. На мой взгляд, это следующее.

Государственный статус охоты. Если его нет, то охота – это «пинай ветер» с соответствующим отношением и последствиями.

Базис отрасли – «охотничьи ресурсы» должны быть законом обозначены как совершенно самостоятельная экономическая и имущественная категория биоресурса. Если этого не будет, то охота вне всякого сомнения будет поглощена и станет придатком лесного или сельскохозяйственного ведомства. Это большие беды и лишения для охотников...

Имущественно-правовые отношения между юридическими охотпользователями и органами управления государственным имуществом охотничьи ресурсы. В современных условиях их просто нет. Объекты охоты остаются для юрохотпользователей чужой собственностью, пользование которой в правовом отношении никак не обозначена и не определена.

Установление законом принципов и методов разграничения и отделения государственных охотничьих ресурсов (естественно обитающих) от частных (искусственно выращенных). Без этого не будет инвестиций в дичеразведение и в инновационные проекты.

Значимость общественного охотничьего движения. Де-факто общества охотников выполняют функции органов общественного самоуправления в охотничьем хозяйстве. Есть насущная необходимость закрепить это законодательно.
Весьма печально, но наши кормчие не хотят обсуждать определяющие, базовые вопросы отрасли. Они стараются навязывать дискуссии по каким-то сугубо частным, мелким и второстепенным вопросам. Не исключаю, что и в закон попытаются натолкать второстепенную, малозначимую мелочевку в ущерб главному и основному.

Второе. Охотники не являются лесопользователями и землепользователями. Им не нужны кубометры деловой древесины и тысячи гектар пахотных земель. Для охотников неприемлемы и вредны постоянные попытки блокировать статью 12 (№ 54-ФЗ), где охотничьи ресурсы отделены от лесного и земельного ресурсов, и как следствие этому стремления владение и пользование объектами охоты предоставлять на основе либо Лесного (участки леса для целей охоты), либо Земельного (аренда охотугодий) кодексов.

Для охотника первичны объекты охоты, а охотугодья вторичны. Отсюда попытки предоставлять  объекты охоты в пользование через участки леса или охотугодья – не что иное как ложный путь.

Естественно, обитающие охотничьи ресурсы для охотпользователей всегда чужое имущество. Порядок пользования чужим имуществом определен Гражданским кодексом и его никто не отменял. Причем тут Лесной или Земельный кодексы?

Весьма плохо и крайне опасно для самостоятельности охоты и то, что отсутствуют атрибуты независимости как отрасли. – государственный учет и кадастровая оценка и регистрация имущества – охотничьи ресурсы (№ 54-ФЗ ст.14. и постановление Правительства № 1342 от 10.11.1996). Их просто нет.

Я не думаю, что наш охотдепартамент целенаправленно заблокировал решение и выполнение. Нет. Скорее они просто не знают с какого бока подходить к решению этой проблемы. Нет учета и кадастровой регистрации имущества, де-юре охотничьих ресурсов как государственного имущества просто нет в наличии.

Третье. Вопросы пользования имуществом решает собственник. Мне не удалось обнаружить наличия специально уполномоченных органов по управлению государственным имуществом охотничьи ресурсы. Видимо, таковых просто нет. А если это так, то охотпользователям просто не с кем оформлять имущественно-правовые отношения, касаемо охотничьих ресурсов. Вместо этого широчайше обозначены и утверждены права и полномочия спецорганов по охране и контролю. Проку от этого никакого.

Попытаюсь на конкретном примере пояснить свою позицию.

Охотники Иванов, Петров, Сидоров отстреляли лося в охотхозяйстве без всяких путевок и лицензий и были задержаны. Вроде бы явное браконьерство. Однако суд скорее всего дело закроет на стадии рассмотрения ходатайства.

Все суды начинают дела  с рассмотрения ходатайств и выяснения, имеются ли событие и состав правонарушения. В нашем случае их просто  не может быть в принципе.

Дело вот в чем. Закон № 54-ФЗ ст.4 – Животный мир в пределах территории РФ является государственной собственностью. Однако Закон не дает разъяснений, какой конкретно госсобственности. Общенародная собственность. Принадлежит всем и никому конкретно.

Кроме этого. Сделки с имуществом носят правовой характер только в том случае, когда собственность надлежащим образом учтена и зарегистрирована.

Порядок государственного учета и кадастровой регистрации госимущества охотничьи ресурсы (в нашем случае лось) определены и установлены (ст. 14 Закона № 54-ФЗ и постановление Правительства РФ № 1342 от 10.11.1996 г.).

Однако до настоящего времени нет ни правил проведения госучетов, ни кадастровой оценки и регистрации.

На вопрос, под каким кадастровым номером зарегистрирована госсобственность лось, суд даст скорее всего отрицательный ответ. Такой госсобственности как лось, в кадастре незарегистрировано и на балансе какого-либо органа по управлению госимуществом она не находится. Получается де-юре добытый лось однозначно не государственная собственность. Отсюда нет события правонарушения – охоты на госсобственность лось, и состава – собственно добычи госсобственности лось. Иванов, Петров, Сидоров никакие не браконьеры, ибо они на государственную собственность лось  не покушались, а у не государственного собственника к ним претензий нет.

Суд скорее всего закроет дело за отсутствием события и состава правонарушения. Все по закону.

Можно вместо 22 включить в закон 100 или 200 статей, где расписать права и полномочия спецорганов по охране и контролю. Только зачем? В условиях, когда не решены имущественно-правовые вопросы, расширять права и полномочия охране и контролерам бессмысленно.

Есть еще кое-что. Государственные имущественные интересы в судах должны представлять соответствующие специально уполномоченные органы по управлению госимуществом, а не спецорганы по охране и контролю. Отсюда требование в суде отстранить от дела и удалить из зала суда представителей спецорганов по охране и контролю, как посторонних лиц, не имеющих отношения к делу, судом скорее всего будет выполнено.

У нас, видимо, нет органов по управлению госимуществом охотничьи ресурсы. Они нигде не обозначены. Представлять в судах имущественные интересы государства касаемо охотничьих ресурсов, видимо, просто некому.

Это еще не все. Директор охотхозяйства и егерская служба очень сильно рискуют ибо их действия по охране чужого имущества можгут быть признаны самоуправством.

Таких видов деятельности, как ведение охотничьего хозяйства и охрана охотничьих ресурсов в Общероссийском классификаторе видов экономической деятельност нет. Соответственно их не может быть и в уставных документах охотхозяйства. Всем этим оно занимается самоуправно на свой страх и риск.

Договора на охрану чужого имущества охотничьи ресурсы, у охотхозяйства нет. Отсюда статья за самоуправство вполне реальна.

Привлечь охотников, по моему мнению, к ответственности за нарушение налогового законодательства (неуплата сбора) так же весьма проблематично. Уплата сбора увязывается с получением лицензии. На добычу лося, не имеющего государственной кадастровой регистрации, лицензии не требуется. Это во-первых. Во-вторых, правил проведения госучетов нет. Они не разработаны и не приняты надлежащим образом (см. выше) Все учеты проводятся в нарушение установленного порядка. Материалами таких учетов нельзя пользоваться для установления лимитов и выдачи легальных лицензий. То, что на совещании были озвучены материалы якобы госучетов – это лукавство.

Легальных лицензий на лося по закону не может быть. Кто сомневается – рекомендую проконсультироваться у юристов.

Руководство охотдепартамента подвергло частные охотхозяйства жесточайшей критике. Ситуация изначально была предопределена и предсказуема. Смысл любых инвестиций – увеличение капитала и собственности. До тех пор, пока законом не будет установлен порядок разграничения и отделения государственных охотничьих ресурсов (естественно обитающие) от частных (искусственно выращенных) реальных инвестиций не будет. Да, будут вкладываться деньги, чтобы только создать комфортные условия для охоты себе и ограниченному кругу лиц в ущерб другим охотникам. Это никакие не инвестиции. Отсюда ни услуг, ни продукции и ни налогов, только социально-охотничья напряженность.

Искренне желаю разработчикам охотничьего Закона обойти все капканы, расставленные на его пути.

Л.Д.Грудев, биолог-охотовед, Кировская область 14 октября 2008 в 13:48






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑