МЕТЕОРОЛОГАМ НАЗЛО

Первый день обещанного катаклизма оказался каким-то вялым. Разве что тучи вперемешку с облаками, но ни ливня какого, ни даже ветра к 10 часам утра не проявилось.

Вот и не удержался. Расклад оказался до боли привычным. Два часа я лазил по знакомым и незнакомым бухтам, где с превеликим трудом нашел всего 4 щучки. Отпустил.

Еще два часа провел в своей закадычной бухте. Была бы она одушевленной, назвал бы ее одноименным другом. Поймав и отпустив пару щучек с двух первых забросов, вдруг почувствовал разочарование. Вечный «блю-фокс», летавший и нырявший тысячи раз, наловил в этой бухте уже столько щуки, что даже 3–4 десятка радости уже принести не могли. И от таких мыслей полез в коробку за воблером. Он старый, с обломанной губой, и щук-то в свое время тоже ловил много, особенно после поломки.

Собрался его прицепить, как вдруг обнаружил в коробке какую-то колебалку. На них никогда не ловлю, поэтому в названиях не силен. Дома валяются штук пять, купленых на заре моего спиннингования. Видать, взяв горсть вертушек, случайно прихватил на речку одну колебалку. Это было то, что могло вывести меня из состояния безразличия. Вспомнил, что однажды лет 6–7 назад даже поймал на какую-то волнистую колебалку пару щук.

А еще вспомнил отца. Он поздно приобщился к спиннингу, но будучи человеком трудолюбивым и упорным, быстро научился самостоятельно делать блесны и в последствии хорошо ловил не только крупную щуку, но и семгу. Вертушки тогда в наших краях не обитали, а секреты изготовления самодельных колебалок тоже передавались от мастера к мастеру.

Цепляя колебалку, вспоминал наши с отцом выезды за щуками. Я тогда был не в состоянии зашвырнуть тяжелую колебалку бамбуковым спиннингом с невской катушкой и оттачивал свое мастерство в камнеметании по различным лежащим и плывущим целям.

Но воспоминания были недолгими. Усвоив после нескольких забросов, что вертушечные тактика и техника имеют право быть, уже не задумывался и швырял во все стороны. Правда, вертушками всегда облавливал в первую очередь берега, дрейфуя вдоль них, а вот колебалку почему-то стал бросать и от берега к центру бухты. Точнее, делал это потому, что почти при каждом забросе на середину бухты находилась щука, атакующая мою блесну. Сначала было намерение научиться проводить колебалку и хоть что-то на нее поймать, а потом вернуться к вертушке. Но все это как-то забылось. Щука била и била. Звонок супруги застал меня при вываживании 12-ой щуки...

– Привет! Чего долго трубу не берешь?

– Да рыбу выводил.

– Сколько поймал?

– 12 щук.

– Всех отпустил?

– Да.

– Долго еще будешь рыбачить?

– Хочу побить рекорд. Осталось всего две.

– А потом домой?

– Ты что? Чего я дома не видел? Буду ловить.

Поговорив, первым же забросом вытащил тринадцатую щучку и отпустил. Бросаю, а сам думаю, какая же она будет – рекордная. Судя по всему – мелочь, а жаль, рекорд все-таки.

...Такие совпадения бывают не часто. Щука мощно прижала блесну ко дну и пошла по дуге. Леска режет воду, боюсь, что рыба сойдет. Все-таки она не только рекордная, но и первая крупная. Завожу в подсак: в щуке около трех килограммов (2700, как показали весы). Не менее удивительно и то, что из трех следующих две оказались под два килограмма. В итоге, проплыв только в одну сторону вдоль берега, имел в активе 16 щук. Это заняло примерно час времени. Были еще пустые атаки и сходы. И ни разу не появилось желание поменять блесну. Особо крупной щуки не было, но и 2,7 кг в этом сезоне – очень неплохой вес.

Рисовались фантастические рекорды, неизбежные из-за предстоящего возвращения вдоль другого берега. Но очередная загадка ждала меня вместо рыбы. Только повернул лодку и поплыл назад, как полностью прекратилась охота щук на мою колебалку. И только на полпути 17-я щука стала новым рекордом. Рекорд скромен, но прошу учесть, что все это заняло 4 часа.

Домой приехал уставшим и на утро было много планов, в том числе и написание данной статьи. Этому способствовало и то, что, в соответствии с прогнозом, шли вторые сутки природного катаклизма.

Безмятежно проспав до 8 часов утра с трудом услышал настойчивый телефон и... Володя приглашал на рыбалку.

– А ливни?

– Ну нет же. А если и будут, то нам не впервой.

– А куда?

– Давай – в Гулюково, а то в твоем месте ты уже все переловил, да и там я тебе точно не конкурент.

– Нет проблем, едем.

Володя быстро подлетел на «Ниве» к подъезду и мы поехали на стоянку, чтобы перегрузить из моей машины кучу снастей и амуниции. Перегрузили все. Я сразу переоделся, чтобы на берегу не терять время. Гулюково стоит если и не на семи ветрах, то как минимум на шести. И я, не надеясь на успех, предложил Дусай-кичу. Периодически появляюсь там и на русле Ика полавливаю судачков, а Володя почему-то не любит это место. Но там точно не будет ветра, и я надеялся, что, уплыв на другой берег разливов, мы вправе рассчитывать и на щуку. Володя согласился.

Заехали в магазин, где он взял килограмм поролона, так как на судака заранее не готовился. Потом на берегу мы еще залепляли скотчем две пробоины в его лодке, невесть откуда появившиеся в столь ответственный момент, и в итоге оказались на воде около часа дня. Несколько лодок спрятались в камышах от ветра, который хоть и явно уступал своему собрату, гуляющему на открытой воде, но все же был достаточно противен хотя бы тем, что дул прямо навстречу. Мой слабосильный мотор с трудом тащил раненую Володину колымагу, и на русло мы добирались дольше обычного.

План был таков: спускаемся по течению, попутно обыскивая приманками ямы и, выплыв из устья, тащимся к берегу с подветренной стороны. Там пытаемся ловить щук.

Первая яма принесла разочарования. Почти с первого заброса я влетел в сеть, натянутую поперек реки. Ветер и течение затрудняли спасение приманки и отнимали много времени. До следующей ямы попутная ловля привела к новым зацепам и обрывам. Все было плохо.

На второй яме первые четыре заброса принесли четыре четких удара в одной точке метрах в семи от лодки. После первых двух ударов заменил поролонку на твистер, но и он рыбу не зацепил. Володя встал напротив, у другого берега, и почти сразу получил пару ударов.

Хорошее начало, но потом минут пять полная тишина. Почему-то подумалось, что мелкий судак побросался на приманки и успокоился. Как вдруг по середине между лодками у меня новый удар, вытаскиваю щуку килограмма на полтора. Еще 10 минут прошли в полной тишине. Решил, что это моя щука кидалась на наши приманки, выбирая, какая лучше, и в итоге выбрала белый твистер.

Третья яма принесла Володе судака, а я потерял еще три приманки. Потом уплыл вперед и добрался до ямы, отмеченной двумя торчащими из воды корягами. Однажды в этом сезоне там был крепкий удар. Выбрав место, встал и минут 10 безрезультатно искал рыбу. Володя подплыл и сообщил, что еще один судак попался по дороге. Я только успел подумать, что предложенный мной вариант поездки себя оправдывает, как он, пристроившись, опять же напротив, и бросая в направлении моей лодки, с двух забросов вытащил двух судаков. Понимая, что он бросает на бровку, переплыл к нему и встал метрах в 10. Теперь уже мы бросали практически в одно место и одновременно вытащили по судаку. Но если я первого, то он уже пятого. Все они были около килограмма, только у Володи один на полтора. И тут у меня начались сплошные разочарования. У него бросок – удар. У меня – мертвый зацеп. В итоге, оторвав подряд четыре приманки, уплыл с ямы на ее дальний край. Первый же заброс принес сеть. Поскитавшись минут 15, вернулся к Володе.

А он и не думает отдыхать. Выплыв из-за поворота, первым делом увидел его с подсаком, в котором был хороший судак. Бросая поролонки, твистеры разного цвета я поймал трех мелких судаков, а Володя довел счет до десяти. Потом у него случился сход крупной рыбы и после этого удары прекратились.

В пылу борьбы мы не обратили внимания, что уже давно идет нудный дождь и нас спасают только куртки.

– Домой?

– Надо бы, но давай еще хоть одну яму обловим.

Находим яму. Здесь река пошире. Встаю в центре, а Володя по традиции – с краю.

Но как быстро все меняется! Я поставил твистер на офсетнике, и почти на каждом забросе рыба стучит, причем удары крепкие. Меняю офсетник на поролонки и сразу обрываю две штуки. Первым кончается запас поводков. Остался всего один и я возвращаюсь к офсетнику. И снова удары. Вытаскиваю судака на кило, но удары не прекращаются. А у Володи – тишина. Меняет место, но ударов нет. Видать, на каждого спиннингиста есть своя яма.

А дождь уже совсем разошелся, начинаем промокать, а ведь еще до машины плыть не близко.

– Все, делаю три броска и, будут поклевки или нет, сматываем удочки.

Володя сматывает сразу. Кидаю третий раз:

– Хорошо, когда не бьет, легче уезжать. А то ударило бы и...

В этот момент кончик спиннинга резко дергается. Подсечка... Все-таки офсетник дает большой процент брака.

– Все, едем.

– Ты что? Поклевка же была, видел. Брось еще хоть один раз.

Уступаю просьбе товарища. Но нет. Не судьба. Плывем к берегу, мокрые и довольные.

Выходим на открытую воду, а там два чудака плывут на резиновых лодках от берега.

Радуемся, что мы-то совсем не такие.

Проиграв со счетом 5–10, я не разочарован, потому как был ведь еще и вчерашний день.

Павел ЕЛИЗАРОВ, г. Набережные Челны 14 октября 2008 в 15:25






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑