О наших гончих

Статья эксперта всесоюзной категории С.Г. Шевченко в «РОГ» № 17 (717) за 2008 год «Гончие – национальное богатство России» заставила и меня взяться за перо

Понравилась статья своей категоричностью, конкретикой и безапелляционностью. Чувствуется, что автор – знаток своего дела, человек прямой, душой радеющий за улучшение состояния пород гончих и остро переживающий нынешнее ее состояние. И где-то я читал аналогичный «крик души», так поразивший меня своим неравнодушием и стремлением как-то улучшить породы собак.

Да, да читал у П.М. Мачеварианова. Легендарный и незабвенный Петр Михайлович писал в 1860 году в предисловии к своим «Запискам псового охотника Симбирской губернии» (издано: Минск, 1991): «... Погибающая порода русских псовых собак, уродливость и безобразие всех других переродившихся пород борзых, употребляемых ныне для псовой охоты в России, нелепые статьи, помещаемые в охотничьих журналах, и дикие, фантастические руководства к псовой охоте, издаваемые личностями, не имеющими о ней никакого понятия, заставили меня согласиться на просьбу полевых сотоварищей решиться издать мои записки обо всем, касающемся псовой охоты, с изложением тех правил, которыми руководствовались наши предки, и той терминологией, которая употреблялась ими и передана нам дедами и отцами в рассказах и рукописях». Это ли не крик души!? А поскольку псовая охота – это не только борзые, но и гончие, а он и пишет о выращивании щенков и наганивании гончих, то все это актуально и в наши дни.

Результаты устремлений П.М. Мачеварианова мы находим у Дмитрия Павловича Вальцова в его «Першинской охоте» (издательство М.: «Аквариум», 2003), где описано великолепнейшее поголовье исконно русских собак – борзых и гончих, и какое внимание этому делу уделялось руководством державы. Вот когда гончие и борзые были национальным достоянием. И сейчас у многих «новых русских» собаки, как у Путина, и это хорошо только с одной стороны. Я ничего не имею против лабрадоров, но ведь это не исконно российская порода. А наши российские гончие, по мнению С.Г. Шевченко, находятся не в лучшем состоянии. Конечно, и П.М. Мачеварианов в 1860, и С.Г. Шевченко в 2008 году немного утрируют состояние пород собак. Это свойственно людям неравнодушным, целеустремленным. Им, достигшим определенных успехов в своем деле, всегда будет казаться, что все достигнутое – почти застой, упадок и надо срочно что-то делать, чтобы достичь еще большего. Это как извечный конфликт поколений: «Вот раньше было все лучше и дети послушнее...» По мнению С.Г. Шевченко, в снижении (это только на его взгляд) полевых достоинств, да и экстерьерных качеств гончих виновато «академическое руководство породой», которое и привело к тому, что на состязаниях большого масштаба только 35% собак получают полевые дипломы. И что раньше собаки были лучше. Степан Григорьевич, но ведь раньше и деревья были выше, и вода мокрее. А статистика – вещь, с которой не поспоришь, говорит другое.

Данные полевой работы с гончими в Московской области за 1971–1974 годы в «Охотничьем собаководстве СССР» (издано: Киров, 1976. Стр.45):
Средний % по РГ – 33,9; по РПГ – 31,9.

Примерно те же показатели у РГ по Кировской области за 1965–1970 гг. «Охотничье собаководство ССС» (издано: Киров, 1971. Стр.133).
Средний % – 32,8.

И что самое удивительное – 33,3% в 1928 г.

Значит, только треть щенков под каждой выжловкой способны в будущем работать в поле на диплом любой степени, независимо от руководства породой в стране, и 30–40 лет назад, и 70, и сегодня. А мы хотим, чтобы каждый выращенный щенок стал полевым победителем или чемпионом. И для этого мало что делаем.

Наши предки выращивали весь помет до года, затем пробовали щенков в поле, после чего выбраковывали негодных, по выражению П.М. Мачеварианова, «отправляли на лайковый завод». Жестоко, но нужно для ведения породы.

Может быть, есть доля истины в ограничении помета под выжловкой до 4–5 щенков, как пишет С.Г. Шевченко, с целью исключения недокорма, да если учесть, что (по некоторым данным) химический состав молока у выжловки меняется через каждые 2 суток и его должно хватить всем щенкам в помете. Но где гарантия, что не будет выбракован лучший в будущем гонец.

Посмотрите на собачьи документы на районных выставках, ведь владельцы предъявляют справки о происхождении щенка даже на собак старшей возрастной группы, а графа «полевые дипломы» не только у выставляемых собак, но и у их родителей пуста. Вот такое отношение наших обществ охотников к национальному достоянию. Я не говорю уже о малочисленности поголовья. На Кирово-Чепецкой районной выставке в 1990 году экспонировалось 45 гончих, в испытаниях участвовало 39, а в нынешнем, 2008, – на выставке всего 6, а испытаний уже давно нет.

А куда девать закон диалектики о переходе количества в качество, если учесть, что в каждом помете только треть рабочих собак? Получается, что надо выращивать весь помет без выбраковки, ибо из «гадкого утенка» первого часа жизни может вырасти прекрасный «лебедь», а в нашем случае – гонец.

Ведь среди искусственников из больших пометов есть и достойные гонцы, и бездари. Значит, причина, видимо, в генах, и нам остается уповать на его величество случай при приобретении щенка. Хотя выкормить хорошую собаку тоже надо уметь. А нам, экспертам, надо безжалостно выбраковывать недокормышей и рахитов при осмотрах пометов.

А что касается чутья, то я согласен полностью с С.Г. Шевченко, что это врожденный дар природы и улучшить его нельзя. Его надо сохранить и не погубить. В старину наши предки кормили щенков гончих так: «... овсянка употребляется мелко смолотая, а не просеянная; мясо в корме рубленое, но сырое; баранина не дается никогда, чтобы корм был отнюдь не горячее парного молока; все это делается для сохранения их чутья» (П.М. Мачеварианов «Записки псового охотника Симбирской губернии», издательство Минск: «Полифакт», 1991. Стр.114). А чем кормят щенков сегодня? Да чем угодно!
Д.И. Вальцев в «Першинской охоте» пишет: «... Содержатся эти денники (помещения для гончих – примеч. автора) и выпуски в такой же чистоте, как и у борзых, и каждая собака по утрам так же вычесывается гребнем и щеткой, только нет холстинных флагов, пропитанных скипидаром (для защиты от насекомых – примеч. автора), из боязни вредно повлиять на чутье» (издательство ООО «Аквариум», ГУК, 2003. Стр.68). Вот, оказывается, как надо сохранять чутье гончих.

А что касается состязаний, то, мне кажется, причиной неудачных выступлений выжлят являются все же только неблагоприятные условия их содержания в период состязаний.

Опять обращусь к опыту предков... «Если вы поместите ваших гончих в овчарне, то они потеряют чутье на несколько дней и будут отзываться только по-зрячему, так сильны и спиртуозны миазмы того места, где были овцы» (П.М. Мачеварианов «Записки Псового охотника Симбирской губернии», Издано: Минск: «Полифакт», 1991. Стр.122). А что сегодня? Это, прежде всего, переезд за многие, иногда даже сотни километров, в пропахшей бензином, никотином машине, а это, на мой взгляд, почище всякой овчарни. У человека обоняние в 400 раз хуже собачьего, и то от таких условий путешествия голова болит. А у гончей что, голова деревянная? А ведь ей надо не только учуять место, где был зверь, но и определить, в какую сторону он пошел, и не терять его при преследовании. На новом, удаленном от домашних условий месте, и запахи другие, и лес, и травы другие, атмосферное давление и состав воздуха не те. При смене атмосферного давления рыба не клюет, а собака должна работать так же, как и дома? Наверное, нет. И опытный выжлятник знает, в какую погоду и при каком направлении ветра его питомец работает лучше, а в какую хуже. При этом С.Г. Шевченко подчас забывает самое главное, ведь на состязания выставляют собак уже дипломированных, что никак не зависит от руководства породой, и вдруг «без подъема», «без расценки». Так что же, ставить под сомнение компетентность эксперта, выдавшего диплом собаке? Скорее всего, нет. В «печальном» отчете главного эксперта чемпионата русских гончих Северо-Западного федерального округа по зайцу-беляку 2007 года Бориса Илларионовича Беляева (кстати, в «РОГ» № 17 его фамилия почему-то искажена) отмечено, что критерии оценок работы гончих и у российских, и у белорусских экспертов совпадали, и решения по итогам работы собак были единодушными. Так что проблема улучшения качества поголовья гончих собак как по экстерьеру, так и по полевому досугу была, есть и будет, ибо остановка на достигнутом грозит деградацией национального достояния России и решать ее нам, нынешним выжлятникам, сегодня. А для этого, прав С.Г. Шевченко, нужны грамотные и добросовестные специалисты – эксперты, владельцы гончих, ежедневно, как бы изнутри изучающие породу, усвоившие опыт предыдущих поколений выжлятников. Приведу один маленький пример, не называя имени эксперта высокой категории и издания, в котором он пишет примерно так: «В положенное время собака скол не выправила и была дана труба об окончании испытаний...» А ведь труба у выжлятников – это лисий хвост. Вот и пойми. Это говорит о пренебрежении некоторых экспертов к опыту наших предков-выжлятников, к их красочному языку. Просто не читают умных книг. А нынешняя полемика между комиссией по гончим РФОС и Е.Л. Ерусалимским по поводу стандарта гончих собак и принятию их в ФЦИ («РОГ» № 16 и № 28) подтверждает «крик души» П.М. Мачеварианова в 1860 году и С.Г. Шевченко в 2008. Не вырастив ни одной гончей, не зная охоты с ними, Е.Л. Ерусалимский запросто пишет стандарт гончих вопреки мнению матерых выжлятников из комиссии по гончим РФОС.

А вот по поводу бонитировки и отнесения к племенному поголовью только классных собак я бы тоже адресовался к опыту предков, за это ратует любой толковый выжлятник сегодня. Н.Н. Челищев в своих рекомендациях «Как выбрать хорошую гончую» (Москва, КО ИЗ, 1931) советует:

«Выбор гончей по ее внешнему виду» (сегодня это называется оценка экстерьера – примеч. автора).

«Выбор гончей по полевой пробе» (внутренним качествам) (сегодня это оценка рабочих качеств – примеч. автора).

«Выбор гончей по кровям» (сегодня это оценка происхождения).

Я думаю, дальнейшие комментарии здесь излишни. Осталась еще одна оценка: «потомство». Тоже очень нужная оценка. Не секрет, что некоторые дельные работники ничего не передают потомкам. Очень яркий пример тому РГ Радай Кузнецова Ф.А. Этот выжлец имел кучу дипломов разных степеней, очень яркий, сильный голос на 9, экстерьер «отлично» и ни одного классного потомка, хотя с ним перевязали чуть ли не всех выжловок Кировской области.

Конечно, самое главное – это испытания гончих в поле ибо «... залог успеха всероссийских (читай районных, областных и выше – примеч. автора) проб в том, что сейчас всеми осознается необходимость выявления хороших работников и проверки в поле досуга выставочных медальеров, чтобы создать из полевых победителей прочный фундамент дальнейшего разведения типичных и дельных рабочих гончих» (Н.П. Пахомов «Полевые пробы гончих» (КОИЗ Москва, 1932. Стр. 111). И лучше, чем Н.П. Пахомов, об отнесении к племенному классу только классных собак не скажем. Что касаемо вязкости, то я только за 15 баллов, т.е. только из часовой работы определять диплом любой степени. Во всем остальном, указанном в статье, я полностью согласен и голосую «за» обеими руками.

Александр Орлов, эксперт I категории, г. Кирово-Чепецк 7 октября 2008 в 14:44






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑