ТАК МИФ ИЛИ РЕАЛЬНОСТЬ?

Темой этой, применительно к всеобщей сдаче охотминимума, озаботился В. Кузнецов из Волгограда. А дальнейшее развитие она получила у В. Трапкина в статье «Человеческий фактор. Охотминимум и безопасность на охоте».

Последний, призывая к обсуждению, хотел бы получить кое-какие сведения об авторе суждений. В частности, продолжительности занятия охотой, рядовой ли это охотник и сдавал ли он когда-либо охотминимум. Исходя из этого, делюсь воспоминаниями.

Но прежде скажу, что состоял всю жизнь в одном обществе – Росрыболовохотсюзе. Охотиться начал в неполных 12 лет в 1958 году, а попытки массового «обилечивания» начались года через два. Лет в 14 стал обладателем охотничьего билета. Выпил принимавший в этом участие мамин брат (земля ему пухом) с районным председателем, прибавил мне два года, и привез документ. Но правила дядька мне достал, и в школе нашлась книжонка с наставлениями начинающему охотнику, и я был теоретически подкован.

После службы опять появилась необходимость легализации. И старый билет сослужил последнюю службу. Подправил я год оплаты взносов и купил курковую тулку. В «первичке» билет получить не смог и отправился я в областное общество.

Минут за 15 стал обладателем документа, без каких-либо вопросов. Но экзамены однажды я все же сдавал. Лет в тридцать. Областное общество провело переаттестацию своих членов. Там все было серьезно, без дураков, и подготовка, и экзамены. На сегодняшний день я знаю лишь одного человека всерьез сдавшего охотминимум. Это мой сын, окончивший курсы юных охотников в 1988 году.

Должностей, дающих возможность обеспечить преференции в охоте не занимал никогда, как и не имел лишних денег, чтобы охоту купить.

Теперь о мифах и реальностях. И начну с определений, причем давних. Если о документах, определяющих деятельность, в обиходе привычным было услышать, что некто защитил диплом, сдал на права или госэкзамен, то в отношении охоты зачастую звучало: выправил, выписал либо сделал билет. И в массе своей охотник факт получения билета, даже во времена относительного порядка, как серьезный экзамен не рассматривал.

На день сегодняшний все более печально. Любой документ в сегодняшней жизни стал товаром. Даже в областях, традиционно курируемых государством. Сегодня можно за деньги приобрести что угодно. Государству впору бы разобраться с криминальной составляющей подобного бизнеса в государственных учреждениях. А уж там, где нет каких-либо механизмов контроля, – полная безнадега.

Пишу в преддверии Пасхи. На работе никого, потому обратился к Интернету. Нашелся и текст статьи В. Кузнецова. Не могу понять, что так обеспокоило В. Травкина. Там ведь святая правда. Обеспокоен Кузнецов вопиющей безграмотностью человека с ружьем и вполне обоснованно. Я, Володя, не собираюсь спорить с Вашими утверждениями, что к знанию правил не лишней была бы и голова. Вашему начальнику эксплуатации повезло, а вот моему примерно в аналогичной ситуации попали в ногу. Но если человек никогда не видел ужасающего плаката, изображающего выстрел в собственный живот из потянутого за стволы ружья, он, вполне возможно, это допустит по незнанию, будучи в полном здравии и трезвом уме. Откровенно говоря, подивился я Вашему восприятию действительности. Особенно возмущению, что не представил Кузнецов ни фамилий, ни списка организаций, мягко говоря, не утруждающих себя экзаменами по охотминимуму для соискателей охотбилета. Для снятия с глаз розовой пелены зайдем в Интернет.

Дело гораздо хуже, чем представляется. Народ, не стесняясь, говорит о том, что сдача минимума – факт необязательный.

И это в Москве, откуда нас так любят поучать. Сообщения, на которые я опираюсь, датированы 2007 годом. В Мосохотуправлении, оказывается, экзамен существует, но иногда спрашивают строго, потому есть и другие варианты.

Если Вас, Владимир, интересуют телефоны предлагающих услуги по получению охотбилета и разрешений на оружие в Москве, оставьте телефон в редакции. Не посчитаю за труд, сообщу. А тиражировать не хочу. Вот одно из предложений.

МООиР делает билет за 3000 рублей, времени занимает 10 минут. Сомневающихся уверяют, что все формальности соблюдены (документально), так производит это действо один из управляющих. И далее: все, кто делал через меня, – довольны». Кто-то сообщает, что вместо сдачи минимума купил охотничий атлас, кто-то охотничьи карты нескольких областей. Итог подведу сочувственным сообщением: «Да, как Вам тяжело! В Перми охотминимума давно нет». Там много, излишне много интересного, подтверждающего правоту В. Кузнецова. Вот отсюда процентов пятьдесят стрельцов не знают ни правил обращения с оружием, ни запрещенных видов, ни опасностей, скажем, от рикошетов и т.п. Есть, бесспорно, люди, подготовленные по всем статьям, и часть из них благодаря самообразованию. Бог бы с ним, будь то общество садоводов. Но в нашем случае человек получает право владения средством возможного причинения вреда, вплоть до смертельного исхода.

Хочу сказать еще об одном. По прошлому времени тема безопасности при обращении с оружием была не столь актуальной. Подавляющее число парней служили в армии и держали в голове какие-то навыки. Азбучные истины преподавались и на уроках начальной военной подготовки. А ее проходили все, даже будущие белобилетники.

Сейчас же оружие достаточно часто попадает в руки людей совсем не подготовленных. У В. Трапкина есть аналогии с ГАИ по категориям управления разными видами транспорта. Раньше, не имея трех лет стажа в качестве водителя третьего класса, нельзя было сдать экзамен на второй и получить право управления автобусом. Сейчас обучают с нуля водителя категории Д. Это я к тому, что владение гладкоствольным оружием в течение пяти лет дает право на приобретение нарезного. Пять лет владения дробовиком в плане безопасности применения нарезного карабина ничего не дадут, как и повальная сдача охотминимума. На мой взгляд, требования к людям служившим, тем более профессионалам, должны быть иными. Экзамен должен быть жестким для всех. Но для служивших можно допустить сдачу экстерном.

Росохотрыболовсоюз сам виноват, что введение единого охотбилета набирает все больше сторонников. Меня эта перспектива не радует. Родится еще один разрешительный орган –  прибежище для людей отнюдь не компетентных.

Несомненно, будет создана еще одна кормушка – обучающие структуры. И опасения В. Трапкина в этом отношении вполне разделяю.

В этих условиях реформированному Росрыболовохотсоюзу возможно переломить ситуацию в свою пользу. Законодательно закрепить за собой право на обучение. Затем аттестовать в Россельхознадзоре комиссии с правом аттестации соискателей на получение охотбилета. Председательствовать в такой комиссии должен штатный работник Россельхознадзора.

Сам я в течение последних 9 лет работаю в структурах, где первичная аттестация работника происходит в присутствии Государственного инспектора. Скажу, что само присутствие инспектора весьма полезно, т.к не дает расслабиться ни обучающим, ни обучаемым.

Дерзайте, г-н Бендерский, превратите миф в реальность.

Александр ЯРКОВОЙ, г. Омск 20 мая 2008 в 14:19






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑