МЕЩЕРСКОЕ ВОПЛОЩЕНИЕ БУДДЫ

Дикого гуся, упавшего на территорию монастыря Циань, монахи сочли воплощением Будды и поставили
в его честь пагоду.

Мещера, май 2006 г. Славное время победоносной войны с птичьим гриппом. В нашем поселке построили суперсовременный завод по переработке древесины. Денег владельцы не пожалели, и завод получился – картинка. Видно, правильное они поставили производство, так как дела на заводе с самого начала пошли неплохо. Высокая зарплата, социальные программы, которые начали внедрять хозяева, позволили набрать ответственных и дисциплинированных работников.

Мой друг, рыбак и охотник Вова Степанцов, был заметен даже в этом коллективе, так как имел золотые руки и мог оживить любую технику, а главное – практически не употреблял окаянную. В критических случаях начальство смело посылало за Володей, будучи уверено, что он всегда в форме.

Директора владельцы завода прислали из Москвы. Молодой, жесткий, требовательный, лишенный сантиментов, директор вызывал уважение в коллективе, хотя встречаться с ним старались поменьше и был народу не очень понятен.
Зато главный инженер Семен Егорыч был свой, понятный. Семен Егорыч – из местных, возрастом посолидней, и хотя «гонял» тоже серьезно, но не «выкал», ко всем обращался на «ты» с соответствующим текстовым сопровождением. В общем, свой!

Территорию завод отхватил вполне приличную, а через дальний край, удаленный от промзоны, протекала речка, берега которой поросли березовым лесом.

За состояние территории отвечала пожарная служба завода. Оснащенная по последнему слову техники пожарная служба, помимо прямых функций, убирала территорию, косила траву, пожарной помпой мыла дороги, сажала кустарники.

Кроме этого, раз в несколько дней, по графику, известному лишь директору, устраивались учебные тревоги с полным выездом техники. И, наконец, по договору с местной администрацией, пожарная служба завода выезжала на тушение пожаров, которые, к сожалению, в поселке случались  нередко.

В этой службе и трудился сменным механиком наш Володя, отвечая за работоспособность всей пожарной техники. Смены длились по двенадцать часов, и каждая начиналась с получасовой лекции о задачах пожарной службы вообще и на сегодняшнюю смену в частности.

Как обычно, прослушав лекцию, работники вышли в палисадник покурить. Хотя была суббота, смена предстояла хлопотная, так как на этот день был назначен совет директоров, и владельцы собирались на заводе.

Утро было чудесное, светило солнце. На приличной высоте к заводу подлетал припозднившийся косяк гусей.

– Штук двадцать, не меньше, – сказал кто-то.

Вдруг один из последних гусей вывалился из косяка и, заложив вираж, стал круто планировать вниз. Ни разу не взмахнув крыльями, он снизился и исчез за складом готовой продукции.

Тотчас туда рванули двое – Володя и Витька Сорокин. Как Володя ни старался, длинноногий Витька поспел первым и ждал Володю, бережно держа гуся двумя руками.

Гусь был мертвый. Падая, он ударился о свежевыкрашенную газовую трубу, на которой в месте падения темнело пятно.

Тщательный осмотр трофея показал отсутствие на теле белолобика ранений. Гусь был целый. Но мертвый.

Когда отпустил шок от происшедшего, смена стала активно обсуждать перспективы. Общая идея была одна, но модификации разные. Кто предлагал сварить из гуся суп, кто – зажарить его целиком, кто – кусками. Но главное – сегодня и скорее.

Совсем уж разумную мысль высказал пожилой водитель дежурки Кузьмич, мол, спешить не стоит – после совета директоров все, как обычно, уедут на пикник и, если его, Кузьмича, грамотно прикроют (типа «поехал за ключом на 13»), то он вполне может заехать в магазин «Меркурий», где работает кума, и привезти, скажем, литр – должно хватить.
Страсти остудил Володя.

– А вы телевизор смотрите? – ехидно спросил он. – Тыщи птиц убивают! Птичий грипп! И люди заражаются!

В это время раздался шум подъезжающей машины, и из уазика вышел главный инженер. Заметив из окна конторы группу неработающих пожарных и справедливо расценив это как непорядок, Семен Егорыч решил лично разобраться в происходящем, тем более что вот-вот должны были подъехать владельцы завода. Увидев гуся в руках Степанцова, он все понял по-своему и разразился гневной тирадой.

Он вспомнил Володе все: и ловлю карасей мережами в пожарном пруду, и капканы на ондатру в речке, и стрельбу по вальдшнепу в березняке, и кротоловки у конторы, и много чего еще. С трудом удалось его успокоить. Причем главным аргументом послужило отсутствие ружья у Степанцова.

Сошлись на следующем. Смена немедленно приступает к уборке территории, Степанцов щиплет гуся, по мере готовности извещает Семена Егорыча, сноха которого работала в районной ветлаборатории, и, после определения причины гибели гуся, судьба его решается дополнительно.

В это время раздались гудки, ворота распахнулись и на территорию завода въехали несколько джипов. Семен Егорыч прыгнул в машину и поехал к конторе, а остальные занялись своими делами.

Володя аккуратно, по одному перу, чтобы не повредить кожу, ощипал грудь гуся и приступил к брюшине. Вдруг, после очередного щипка, он увидел с правой стороны синее пятнышко с дыркой посередине. Ощипав левую сторону, нашел и входное отверстие.

До последней секунды, до последних сил держался гусь стаи. Летел на север, раненный одной дробиной от чьего-то выстрела. И побившему немало гусей на охоте Володе отчего-то очень жалко стало того, которого держал в руках. «Из-за какого-то болвана, наобум пальнувшего по стае», – почему-то подумал он.

Очень скоро смена узнала, что ее надежды не пустые – гусь стреляный. Его положили в холодильник и стали ждать, когда уедет начальство.

Потом подъехал Семен Егорыч, узнал, что сноху можно не беспокоить, и вернулся к своим делам.

Совет директоров закончился, все вышли из конторы, но по машинам садиться не спешили. Вновь подъехал Семен Егорыч и велел позвать Степанцова.

– Где гусь? – спросил он Володю.

Потом гуся завернули в оберточную бумагу, и Семен Егорович, суетливо приговаривая: «вы здесь, мы там, начальство, понимаешь... Больно все складно, а тут гусь...», – взял сверток под мышку, и гусь отправился в последний путь.

Потом Кузьмич ездил за поварихой, вместе с ней – за какими-то специями и медным котлом. Следующая смена потом рассказала, что банкет продолжался до поздней ночи.

...Этой весной Володя готовился к охоте на гусей всерьез. Добыл не профиля, а чучела. Заранее отбил окоп, раскидал выкопанный грунт, подсыпал для цвета землей с пашни, приспособил маскировочную сеть, купил задорого манок, сделанный из кларнета. И за одно выпавшее для охоты утро тремя выстрелами сбил мертво трех гусей.

– Еще мог сбить, – рассказывал он мне. – Но далековато было...

Аркадий ВИНИЦКИЙ 13 мая 2008 в 15:00






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑