ПЕТРОВИЧ, БАБА ЗОЯ И РЫБАКИ

Петрович, наш слесарь, был непререкаемым авторитетом для всех знакомых рыбаков. По любому спорному вопросу обращались к нему, если касалось рыбалки. На любой вопрос о рыбе, снастях, где и как ловить, он целую лекцию прочитает.

И все это берет не из книг, а из собственного опыта. А опыта Петровичу было не занимать. Сколько раз мы пробовали его подловить, задавая всякие каверзные вопросы – бесполезно. Как рентгеном нас просвечивал.

Особую страсть питал к зимней рыбалке. Это его конек. Все свои удочки, мормышки и блесны делал сам. И не только для себя делал – снабжал своих друзей-рыбаков. Ну и рыбу ловить умел. Одно дело поймать ее, другое – найти. Петрович рыбу всегда находил безошибочно, будто сквозь лед видел.

И еще у него была одна черта. За сезон он по нескольку раз умудрялся провалиться под лед. Как магнитом его тянуло к таким местам, где можно было рухнуть. Но везло ему, всегда сам выбирался. Естественно, тут научишься на лед выползать. Если посчитать, сколько раз он за сезон проваливался, да потом умножить на годы его рыболовного стажа, то получится много. Даже слишком много.

Как-то поехал Петрович на рыбалку на одно водохранилище. Там на берегу есть деревня, где всегда собираются зимние рыбаки на постой. По два, три дня они живут у местных жителей. Там и попал Петрович на постой в дом к бабе Зое. Общий язык с ней быстро нашел. Вернувшись со льда, не садился за стол с бутылкой, а старался чем-нибудь помочь по хозяйству. Парень здоровый, силушки много. То двор почистит от снега, то дров наколет и принесет.

Собираясь на рыбалку, обязательно захватит гостинец бабе Зое. А когда подросли сыновья, то их стал брать с собой. И не только на рыбалку, а так, бабе Зое помочь. Ездил как к родной бабке. Сенокос начнется – он с сыновьями тут как тут. Дров к зиме наготовить – он приедет обязательно. Картошку посадить, да выкопать – без проблем. Так и ездил много лет к ней в деревню. И помочь по хозяйству, и рыбы половить.

Рыбаки, что ездили в эту деревню, ходили рыбачить в разные места. Кто поленивей, ловил рядом с деревней. А самые заядлые уходили по льду за 10 км в «ущелье» – так это место называли. Там и ловили рыбу. Такой путь лишь самые азартные могли выдержать. Туда 10 км, оттуда 10 км, да еще сколько набегаются в поисках рыбы. И все это в зимней одежде, с рюкзаками и бурами.

Особенно в марте в «ущелье» собиралось много рыбаков. Там в это время начинала ловиться очень крупная бакля. Жирная и вкусная дочего – пальчики оближешь! Вот за ней и ехали рыбаки.

Так и Петрович собрался в марте ехать на водохранилище за баклей. Поехал один. Сыновей не стал брать, пожалел – пешком идти далеко, да опасно уже на льду.

Как раз тогда на плотине сделали сброс воды, была подвижка льда. А снега зимой выпало много, и под ним не видно, где лед разошелся и образовались полыньи. Приехав, Петрович сразу направился к бабе Зое. У нее уже находилось несколько рыбаков на постое. Днем помог ей во дворе снег убрать. Перед этим несколько дней шел сильный снег, разгулялась зима напоследок, навалило – забора не видать. Переночевав, Петрович пораньше поднялся, и пока другие спали, пошел в «ущелье». Путь неблизкий. Тропинку еле заметно, всю перемело. Шаг в сторону – и чуть ли не по пояс в снегу окажешься.

Не торопясь добрался до места. Пробурив несколько лунок, наткнулся на рыбу. Ветер сильный, да с поземкой, пришлось укрываться палаткой. Прикормил, начал ловить. Рыбы уйма. Клевало на всех уровнях. И на мотыля, и на тесто-«резинку». Не успеет под лед опустить мормышку, как леска начинает сворачиваться кольцами, будто за что-то зацепилась. Начинает назад ее вытаскивать, а там уже бакля сидит. То опустит до дна, начнет играть мормышкой – поклевка. Подсекает – да что такое? Тяжело, рывками рыба идет. Вытащит – а она забагренная. То за хвост, то за брюхо ее поймает. Рыбы целая уймища!

Петрович не успевал ее с крючка снимать. На глазах пакет заполнялся рыбой. И вскоре он решил, что хватит ловить. Встал, огляделся. Многие рыбаки сидят, укрывшись палатками. Видно было, что они наткнулись на косяки рыбы. Лишь немногие бегали в поисках бакли. Некоторые уже домой уходили, другие только собирались, рюкзаки укладывали. Петрович тоже начал все упаковывать. Пора идти, путь назад предстоял нелегкий. На одно плечо повесил рюкзак, в другую руку взял бур и пошел по льду в деревню.

Ветер в лицо, да сильный. Идти тяжело. Основная часть рыбаков еще рыбачит, лишь немногие уже шли назад. Петрович километров шесть прошел, когда в стороне что-то увидел на снегу. И решил поглядеть, что там лежит. Тут любопытство его чуть и не сгубило. По пояс в снегу он метров на двадцать отошел от тропинки. И ухнул под лед, успев с плеча сбросить рюкзак и бур. А глубина под ним – ого! Стал звать на помощь – никто не слышит. Да и не видно его за глубоким снегом.

Кричал, кричал – бесполезно. Стал сам карабкаться. Крутился он, вертелся в полынье, как змея. Потом все-таки уцепился за что-то и начал выползать на лед. Перевалился через край – и в сторону. Главное, рюкзак и бур не забыл прихватить.

Петрович до подмышек весь насквозь мокрый, сначала шагом пошел. А ветер-то встречный, сильный. Чувствует Петрович, что замерзает. Как рванул во всю прыть по тропинке! А до деревни еще километра четыре! Да против ветра. И чем ближе к деревне, тем тяжелее становится. Уже ни рук, ни ног не чувствует. Остановиться, передохнуть боится. Если встанет, то все, конец.

Уже как в тумане до бабкиного дома добежал. Ввалился в избу, бабка и охнула. Петрович стоит весь льдом покрытый. Еле смогла содрать с него одежду. А у Петровича все тело ходуном ходит от холода. Баба Зоя давай его растирать. Не помогает. Надо, думает, у постояльцев водки попросить. Обязательно сейчас нужно Петровичу выпить. Бабка к ним, а те, видно, пожадничали, отказали. Отговорились, что будто с собой ничего не брали.

Баба Зоя бегом по соседям, нашла бутылку. Заставила Петровича целый стакан выпить, а оставшейся водкой его растерла, пока кожа не покраснела. Наконец на горячую печь его загнала, одеялами завалила, чтобы он поспал. А сама села около печки, шаль вяжет.

Петрович согрелся. Хорошо ему стало и он заснул. А проснулся от шума – баба Зоя на постояльцев кричала. Те, видя, что он заснул, достали из рюкзаков еду и водку. Решили потихоньку выпить. А она это увидела. Ох, и разошлась бабуля! Что они, пожалев бутылку этой дряни, чуть не угробили человека. Да так разошлась, что выгнала их всех из своего дома, даже не дав толком одеться. И вслед им крикнула, что они не рыбаки, если в такую минуту не захотели помочь своему же товарищу. Всю свою жизнь тут прожив, первый раз она увидела, что бутылка водки ценилась выше, чем человеческая жизнь.

И с того случая этих рыбаков баба Зоя на порог не пускала. Как они ни просились, чего ни сулили.

Михаил СМИРНОВ, Башкортостан 11 марта 2008 в 14:58






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑