Правд много – истина одна

(Отзыв на статью Л. Грудева «Синий туман» «РОГ» № 36 {684}, 2007)

Мнение есть субъективное представление, произвольная мысль, плод воображения. Мнение принадлежит мне.
(Гегель. Лекции по истории философии).

Газета предложила всеобщему вниманию сине-туманную точку зрения биолога-охотоведа из Кировской области Л. Грудева на искрящую тему в имущественных отношениях охотхозяйств и охотников. «Целью моей статьи, – поясняет автор, – не ввязываться в спор, а подвинуть (вероятно, автор имел в виду слово «подвигнуть» – побудить к чему-нибудь. – В.Б.) средства массовой информации к осмыслению нормативно-правовой базы в охотничьем хозяйстве».

Не понимаю, почему и как СМИ должны осмыслить нормативно-правовую базу. Осмысленно заняв ту или иную позицию средство массовой информации превращается в средство массовой пропаганды. Автор этого хочет?

Популярность в охотничьих кругах «РОГ» заслужила в том числе и тем, что предоставляет свои страницы для изложения прямо противоположных точек зрения, вероятно, памятуя, что истина как раз и рождается в спорах.

Так чего требует Л. Грудев от издания: истины или «диктатуры пролетариата»?

«По моему мнению, причины сложившейся негативной ситуации не в том, что есть богатые и бедные охотники, а в том, что нормативно-правовая база в охотничьем хозяйстве не соответствует экономической ситуации в стране...», – утверждает автор. Нормативно-правовая база – это узаконенное применение норм и правил, регулирующих отношения людей в обществе, устанавливаемых и охраняемых государственной властью.

Не законы должны подгоняться под принципы ведения охотничьего хозяйства, а охотничье хозяйство, как и любое другое, должно создаваться на основе новых законов. Такова теория существования любого государства. Естественно, новые власть и законы всем не могут нравиться, но все мы обязаны их исполнять.

Какие нормы и правила имеет в виду Л. Грудев? Если это правила еще советского образца, то, естественно, их содержание не соответствует экономической ситуации в стране. Экономические нормы и правила, принятые в социалистическом обществе, не могут соответствовать условиям общества капиталистического с развиваемой частной собственностью. Противоречия неизбежны. Использование старой нормативно-правовой базы и есть основная причина негативной ситуации в охоте. Как следствие – восприятие новых законов со старых позиций: Конституция РФ запрещает создание и деятельность общественных объединений, цели или действия которых направлены на создание вооруженных формирований. А у нас тысячи общественных объединений охотников создали и содержат в своем штате егерскую службу, вооруженность которой сомнений не вызывает. Егерь – охранник, человек с ружьем, солдат особых стрелковых войск. Я не противник общественных объединений охотников, они были, есть и будут! Я за то, чтобы в стране действовали принятые законы и был единый, обязательный для всех правопорядок. Двенадцать лет !!! идет борьба за закон об охоте, отвергнуты десятки вариантов текста, не дающего требуемых полномочий и привилегий.

«Изначально Федеральный закон «О животном мире» (далее – Закон. – В.Б.) для охотничьего хозяйства и юридических охотпользователей не дает никаких привилегий, одни повинности. Собственник (государство) не компенсирует охотхозяйству-пользователю затраты по охране охотничьих животных, затраты на воспроизводство объектов охоты, принадлежащих государству.  Отсюда и стремление охотхозяйств принципы имущественных отношений переложить на отношения с охотниками», – убеждает нас биолог-охотовед. Так ли это на самом деле? В части взаимоотношений охотхозяйство – охотник так, а вот что касается Закона... По моему предположению, уважаемый Л. Грудев не совсем точно понимает и излагает его содержание, если не лукавит сознательно.

Федеральный закон «О животном мире» (статья 2) регулирует отношения в области охраны и использования животного мира. Имущественные или хозяйственные отношения данный Закон не регулирует. Поэтому в словосочетании «охотхозяйство-пользователь» слово «охотхозяйство», в силу Закона (статья 1), следует убрать и оставить только слово «пользователь». Закон (статья 34) определил охоту как вид пользования животным миром, но не как вид хозяйственной деятельности с чужой собственностью.  Пользователи животным миром – граждане, индивидуальные предприниматели и юридические лица, которым законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации, субъектов РФ предоставлена возможность пользоваться животным миром. Пользователи охотхозяйственной деятельностью не занимаются, Закон предоставляет им только право пользования, при этом обязывая выполнять определенные условия. Причем граждане, предприниматели и юридические лица являются абсолютно равноправными пользователями.

Компенсирует ли государство-собственник «непосильные государственные повинности» владельцу долгосрочной лицензии? Безусловно, да! Во-первых, долгосрочная лицензия является официальным документом, разрешающим бесплатное пользование охотничьими животными, ПЕРЕДАННЫМИ в пользование по долгосрочной лицензии в пределах границ территории, акватории, бесплатно предоставленной для осуществления пользования объектами животного мира. «Охотугодья» предоставляются для охоты (пользования), а не для ведения охотхозяйственной деятельности. Во-вторых, как верно отметил уважаемый Л. Грудев, Закон предоставил пользователям животным миром право заключать договоры с юридическими лицами и гражданами на использование ими объектов животного мира с одновременной выдачей именных разовых лицензий. Компенсировать затраты можно не только в денежном эквиваленте, но и в виде предоставления определенных прав, позволяющих извлекать выгоду в том числе и в денежном выражении. В-третьих, добытые пользователем охотничьи животные становятся его собственностью. В прошлом мясо и шкурки ценных животных подлежали обязательной сдаче государству.

Из Закона следует, что c целью извлечения выгоды пользователи (но не «охотхозяйства»!) вправе заключать договоры с юридическими лицами и гражданами на использование ими охотничьих животных. При этом особо выделяю два момента: 1 – договор на использование, но не на оказание услуг, услуги в данном Законе вообще не упоминаются; 2 – заключать договор с юридическими лицами и гражданами, но не с пользователями. Охотник  (пользователь) – это гражданин, наделенный государством соответствующими правами. Заключение договора пользователя-охотника с пользователем – владельцем долгосрочной лицензии данным Законом не предусмотрено.

Почему и для чего уважаемый Л. Грудев пытается убедить читателей, что долгосрочная лицензия – чисто лицензия ради лицензии, без распорядительных и иных полномочий, парадный, представительский документ, не наделяющий его обладателя никакими реальными правами? Зачем желаемое выдавать за действительное? Куда испарились полученные права на бесплатное пользование животными и охотугодьями, заключение финансово выгодных договоров на использование объектов животного мира, получение в собственность добытых животных?

Возможно, знакомые Л. Грудева юристы действительно правы, и форму путевки можно считать письменной формой договора. Договора о чем: о разрешении  на посещение охотугодий, об оказании услуг или об использовании объектов животного мира? Закон дает однозначный ответ: договор может быть заключен только на использование объектов животного мира. Вот с этих позиций и надо рассматривать путевку.

Из Закона вовсе не следует, что хозяйство-охотпользователь (обладатель долгосрочной лицензии) вправе выдавать путевки на оказание услуг, сопутствующих охоте. Более того, данное утверждение противоречит Закону, в котором понятия «путевка» и «услуга» не применяются, а в силу положений Конституции РФ в случае противоречия между федеральным законом и иным актом, изданным в Российской Федерации, действует федеральный закон. Зачем превращать Закон в то самое дышло и крутить им по своему усмотрению?

Чтобы оказывать услуги, сопутствующие охоте, надо иметь договор аренды лесного участка (на иной территории, акватории данная норма не действует), предоставленного для ведения охотничьего хозяйства, а не для пользования охотничьими животными. При этом помнить, что под услугами принято понимать виды деятельности (работ), в процессе выполнения которых не создается материально-вещественный продукт, приносящий помощь, пользу. Добытое животное относит услугу к получению продукта (товара).

«Частные инвесторы полагали, что оформив долгосрочную лицензию, они получили охотничье поместье, а на самом деле колхоз, т.е. не то, что им нужно», – пишет автор. Ну и кто в этом виноват? Охотники? Почему мы должны возмещать инвестору убытки? Хотите поместье? Нет проблем, разводите охотничьих животных в полувольных условиях. Дорого? Тогда приведите свои желания в соответствие с возможностями.

Почему уважаемый Л. Грудев важнейшую тему собственности уводит на второстепенный план, сожалея, что «никакое хозяйство-пользователь (обладатель долгосрочной лицензии) самостоятельно не может ни закрыть, ни ввести каких-либо ограничений на охоту»? Охотничьи животные, обитающие в состоянии естественной свободы, являются государственной собственностью и пользователь не вправе ей распоряжаться! Почему у нас в стране тысячи юридических лиц – владельцев долгосрочной лицензии, вместо предусмотренного Законом понятия «пользователь» присвоили себе термин «охотхозяйство», захватили соответствующие полномочия и используют чужую (государственную) собственность для получения личной прибыли?

Государством для контроля за использованием своей собственности на федеральном уровне создана специальная служба, уполномоченная осуществлять функции по контролю и надзору в сфере охраны, воспроизводства, использования объектов животного мира, отнесенных к объектам охоты...

Казалось бы, чего проще: в целях установления в природопользовании страны единого законного правопорядка, прекращения нескончаемого потока жалоб охотников на местный произвол, через охотничьи издания специально уполномоченные госчиновники должны разъяснить гражданам России условия пользования охотничьими животными (государственной собственностью), какие документы должны иметь физические и юридические лица в соответствии с действующим законодательством Российской Федерации. Ан нет, из номера в номер газета публикует отчеты госчиновников, закрывающих глаза на незаконную предпринимательскую деятельность так называемых охотхозяйств, из разных регионов о выявленных нарушителях несуществующих правил охоты.

Вместо того чтобы добиваться срочного принятия федерального закона об охоте, соответствующих правил и других нормативных актов госчиновники используют документы бывшего Советского Союза.

Не заинтересованы госчиновники в воспитании законопослушных граждан, не на кого будет составлять протоколы и победные рапорты. Придется гоняться за реальными браконьерами, а это совсем другой контингент...

Свято место пусто не бывает: отсутствие нормативных правовых актов в охоте заполняется различными мнениями, домыслами или понятиями. Причем каждый из высказавшихся считает, что он прав и правда на его стороне. Правд много – истина одна!

Валентин Бодунков 6 ноября 2007 в 13:42






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑