Медное озеро

Солнечный луч слегка осветил потолок, на котором тень от занавески образовала причудливый узор. Москва просыпалась. Машин на дороге было еще не очень много, и слышалось как дворник за окном шаркает метлой по асфальту.

Юра быстро поднялся с постели. Уже несколько лет он собирался начинать день с зарядки, но как-то не хватало духу. Вот и сейчас он сразу же побежал умываться. Вернувшись в комнату, Юра увидел на журнальном столике письмо от деда. Наверное, мама положила, уходя на работу.

Кириллыч приглашал Юру к себе в деревню, порыбачить. Наказывал купить крючков, лески, два куска авиамодельной резины для донок и батарейки для фонарика.

На дворе август. Сессия в университете осталась далеко позади, были каникулы. Хотя он и не увлекался рыбалкой, но проведать деда очень хотелось. Тем более что до деревеньки в Тверской области, где жил Кириллыч, не так далеко.

Попросив у матери денег, Юра закупил все необходимое и через два дня отправился в путь. В домашнем баре давно стояла подаренная кем-то бутылка виски, и он с согласия мамы прихватил ее с собой, чтобы угостить деда.

В душном городе от жары плавился асфальт. Юра сел в электричку, прихватив с собой книжку, чтобы скоротать время.

Сидя у окна, он незаметно задремал. Проснувшись, открыл книгу, немного почитал и закрыл. Доехав до нужной станции, вышел из электрички, сладко потянулся, вскинул сумку на плечо и пошел по направлению к деревне.

Деревня, где жил дед, насчитывала двенадцать дворов. Молодежи в ней не осталось совсем. Кириллыч жил одиноко, но, несмотря на отсутствие женских рук, хозяйство держал в порядке. В доме всегда было чисто, все вещи находились на своих местах.

– Ну, здравствуй, студент, – Кириллыч так стиснул внука, что у того перехватило дыхание.

– Тише, ребра поломаешь, – проговорил Юра и поцеловал деда в колючую щеку.

– Пойдем, повечеряем с дороги.

Кириллыч поставил на стол нехитрую снедь. Едва прикоснувшись к еде, он, подперев голову руками, с умилением посматривал на внука, уплетающего за обе щеки куриные яйца.

– На зорьке пойдем рыбачить. Черви у меня в погребе, еще вчера накопал. Спать ложись пораньше, а то тебя утром не добудишься.

– Ничего, дед, не беспокойся, я в электричке поспал.

– А где будем рыбачить?

– На Медном озере.

– А почему оно Медным называется?

– Э, внучок, это интересная история. Как-нибудь расскажу. А ловить мы с тобой, Юрка, будем карасей. Ты привез, что я просил?

– Да.

Юра достал из сумки резину, леску, крючки и батарейки.

Кириллыч застелил внуку кровать и сказал: «Пойду в сени, надо донки перебрать. Спи. Разбужу рано».

Как-то, несколько лет назад, один из заезжих рыболовов привез с собой в деревню донки с резиновыми амортизаторами. Кириллыч несколько раз ходил с ним на рыбалку. Уезжая, гость подарил донки деду. С тех пор Кириллыч с ними не расставался. Бамбуковая удочка давно пылилась на чердаке. Резина на донках была уже полусгнившей, утратила прочность и рвалась. Поэтому привезенная внуком оказалась как нельзя кстати.

– Пора просыпаться, – услышал Юра голос Кириллыча, ощутив на плече прикосновение его руки.

Выйдя из избы, дед с внуком направились к озеру. Заря только-только начинала заниматься, но вокруг уже чувствовалось оживление.

Протоптанная в траве тропинка проходила по берегу небольшой речки, шириной не более десяти метров.

– Юрка, из этой речки Медное озеро образуется. Нам недалеко.

– Дед, а ты еду взял? Я уже есть хочу.

– Взял, а как же. На месте и перекусим. У меня там и дрова для костра припасены, и лодка имеется. А еще я старое одеяло взял. Глядишь, у костра заночуем.

– А мы с лодки будем ловить?

– Нет, на лодке я грузила завезу подальше. А ловить будем с берега.

Наконец дед с внуком подошли к озеру. Оно имело овальную форму и было почти полностью окружено лесом.

Над ровной и гладкой водной поверхностью висел туман, обволакивая прибрежные деревья. Воздух был совершенно неподвижен.

От вбитой в землю стальной трубы Кириллыч отвязал лодку и с помощью Юры спихнул ее на воду. На расстоянии нескольких метров от воды установил два колышка, слегка расщепленные в верхней части, положил донки в лодку, а одно мотовило с резинкой и леской передал внуку.

– Юра, я буду заплывать, а ты разматывай помаленьку.

– Дед, а где крючки?

– Я потом на берегу поводки с крючками поставлю.

Метрах в пятидесяти от берега Кириллыч бросил одно из грузил в воду.

– Юрка, защемляй леску за колышек! – крикнул он.

– А за какой, их здесь два!?

– Да вон, который ближе к тебе!

Затем дед отплыл метров на десять в сторону и бросил в воду еще одно грузило. При движении к берегу он, подгребая веслами, одновременно сматывал с мотовила резинку, а затем и леску другой донки. Подплыв к берегу, дед передал мотовило внуку и тот защемил леску за второй колышек.

Кириллыч поставил поводки, насадил червей на крючки, завел на резинках донки в воду и повесил на лески колокольчики, изготовленные из гильз от ружейных патронов. Затем расстелил на траве одеяло, разложил еду, прилег, опершись о локоть, и закурил папиросу.

– Дед, а почему ты на червей не поплевал?

– Да не верю я в это. Если рыба не клюет – плюй, не плюй...

Перекусили. Уже полностью рассвело. Легкий ветер, качнув кувшинки, погнал рябь по поверхности озера. Воздух разогревался все больше и больше.

– Дед, смотри, колокольчик шевелится!

Кириллыч подошел ближе. В этот момент на одной из донок колокольчик сначала чуть подался назад, а затем резко двинулся по направлению к воде. Дед сделал подсечку, вывел карася, положил его в магазинный сетчатый мешочек из-под овощей, используемый в качестве садка, и опустил в воду.

– Ну вот, сейчас разойдется.

И действительно, карась исправно клевал почти до полудня, после чего поклевки прекратились.

– Ну все, Юрка, теперь, наверное, до вечера ничего не будет. А то, бывало, и днем брал. Кто его знает...

Дед с внуком перенесли одеяло под дерево в тень и прилегли отдохнуть. Как-то незаметно оба уснули. Часа через полтора Кириллыч проснулся первым и сразу же закурил папиросу.

– Дед, а почему озеро Медным называется?

– Давай я тебе об этом позже расскажу.

Возобновился клев только вечером.

– Юра, пока не будем ловить. Куда ее столько. И на уху, и на сковородку хватит. Как стемнеет, попробуем, может, крупный подойдет. Эх, люблю я крупного тащить!

– Дед, а мы на всю ночь останемся?

– Да нет, одного большого поймаем – и домой. Давай готовить костер. Я займусь дровами, а ты собери хворост.
Вскоре запылал небольшой костер. Высушенные летним солнцем дрова занялись быстро.

Между тем оранжево-красный солнечный диск уже почти коснулся линии горизонта. Постепенно начали сгущаться сумерки.

Юра стоял на берегу и осматривался вокруг. Было тихо. И только редкие всплески рыбы иногда нарушали эту тишину.

Солнце стало ярко красным, и половина диска уже скрылась за верхушками деревьев. Казалось, небесный художник взял кисть и размазал акварель солнца по небу, отчего очертания светила стали размытыми и багряное зарево разлилось над горизонтом.

Становилось все темнее. Предметы теряли очертания.

В душе у парня прокатилась какая-то непонятная, будоражащая волна.

Закат догорит, пройдет ночь и настанет очередной день с его печалями и радостями. Юре подумалось, что он никогда не забудет это время, проведенное на природе, и этот удивительный закат. Какими же мелкими на фоне столь величественной картины показались парню повседневные заботы...

Кириллыч подбросил дров в костер и закурил очередную папиросу.

Достав привезенную с собой бутылку, Юра плеснул деду немного виски в алюминиевую кружку. Кириллыч шумно выдохнул воздух, одним глотком выпил жидкость и потянулся за соленым огурцом.

– Ну чистый самогон!

– Ты, дед, скажешь... Еще налить?

– Давай, только не сразу. Ты-то что не пьешь? Мать не велит?

– Да нет, не хочу я сейчас.

Весело потрескивали дрова в костре. Причудливо-тонкие языки пламени похотливо облизывали березовые поленья. Кириллыч и Юра долго смотрели на огонь и молчали. Каждый думал о своем.

– Дед, а давай я тебе свои стихи почитаю, – неожиданно предложил Юра.

– Ну, валяй, поэт, – снисходительно разрешил Кириллыч.

И тут неожиданно и громко зазвенел колокольчик.

– Юрка, посвети фонарем!

Дед вскочил, подбежал к снасти, не раздумывая ухватился за леску и размашисто подсек. «Есть!» – произнес он и начал выбирать леску.

– Вот он, какой красавец! Под кило будет, не меньше. Все, Юра, собираемся домой. Давай оставим побольше рыбы в озере. Другой раз придем, порыбачим.

На следующий день внук помогал деду по хозяйству, а в день отъезда утром они еще раз сходили на озеро и к обеду возвратились домой.

Юра собрал сумку.

– Дед, мне пора. Могу на электричку не успеть. Ты мне так и не рассказал, почему озеро Медным называется.

– Это я потому, чтобы ты быстрей еще раз приехал. Тебе ж интересно?

– Интересно.

Вдруг внук увидел две слезинки, катившиеся по щекам Кириллыча.

– Ты что, дед?

– Да нет, ничего. Это я так, от радости, что ты приехал. Дай тебе Бог, Юра.

– Не волнуйся, все будет хорошо.

– Мать за меня поцелуй. Ну, давай...

Юра шел к электричке. Его не покидало ощущение, что он стал немножко другим, не таким, каким был до приезда в деревню. Как будто за эти три дня, проведенные у деда, он прожил больший отрезок жизни.

Теплый летний дождик умывал землю. В воздухе разлилась свежесть. На душе у парня тоже было свежо. Одно из деревьев на обочине дороги слегка наклонило ствол и, пошевеливая листьями, с которых стекали дождевые капли, казалось, прошептало ему:

– Приезжай еще...

Александр ПУЗИН 18 сентября 2007 в 13:21






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑