Тащу леща, спиннингом треща

Только спиннингистам известно про лещей все

В старинной русской народной песне про леща, которого тащат из реки посредством спиннинга, авторы ставят перед нами вопрос о возможной ловле леща спиннингом, в частности, о ловле леща на твистер. И если вы вдруг ничего не слышали о «спиннинговых лещах», тогда вам ничего не известно о настоящих размерах леща, о котором недальновидные мормышечники сплетничают так, что якобы трехкилограммовый лещ уже крупная рыба. Ну и что они в таком случае могут знать о лещах? Только спиннингистам известно про лещей все. Судите сами.


Что касается «устройства» леща: точное количество его плавников и то, как выглядят его глоточные зубы – то здесь все описано мормышечниками как нельзя точно. Но, как говорится, лещ слишком хорошо известен каждому, чтобы во всех деталях описывать его наружность. Всего этого рыболовам знать не надобно. Визуально леща ни с одной другой рыбой не спутаешь, а количество чешуек на его теле пусть считают ихтиологи, это их хлеб и их головная боль. Даже думать я не хочу, что вы спутаете леща с густерой: густера маленькая рыбка, а лещ – он большой, вот и все различия. Что до мнения мормышечников и других доночников об образе жизни и повадках леща, то об этом пишется один сплошной бред. Я расскажу вам о другом мире лещей, тех лещей, которых я уже на протяжении пятнадцати лет беспрерывно гоняю вверх и вниз по реке своим спиннингом. Я так и пойду по реке Оке, от города Серпухова до города Каширы, и найду все лещовые точки. Среди них такие, на которых ловят доночники, другие заняты браконьерами, и совсем никому, кроме спиннингистов, не известны.

Начну немного выше железнодорожного моста, от впадения в Оку речки Скнига. Здесь ловят леща на плетнях, это такой старинный способ ловли рыбы в местах с быстрым течением. Я попробовал ловить на плетне спиннингом. Выбрал пустующий плетень, но поклевок на твистер не было. Тогда я прикормил рыбу остатками прикормки, валяющейся на берегу, подождал минут десять-пятнадцать и попробовал ловить снова. Рыба отчетливо толкала леску, но поклевок не было. Только сместившись на десять метров ниже по течению, я поймал двух никому не нужных окуней.

Вообще-то, чтобы лещ клюнул на спиннинг, он должен в этом месте сконцентрироваться в определенном количестве. Но за плетнем мелко, метра два–два с половиной, и на такой глубине лещ на твистер не клюнет. А если в этих же местах пытаться ловить его на глубине 5-7 метров, то там уже прямое и сильное течение, на котором, в свою очередь, недостаточна концентрация леща для его возможной ловли на твистер. В итоге что получается: леща в этом месте много в летние месяцы, но на спиннинг его здесь не поймать. Нет для этого случая ни заводей, ни подводных препятствий, ни разделения водных потоков, ни ложбин, складок на дне. Да и береговая линия ровная – короче, не за что зацепиться.

На левом берегу Оки, перед самым впадением в нее реки Нары, тоже известное среди лещатников местечко. Спиннингисты хорошо его знают: тут и глубины метров до десяти, и обратное течение присутствует, и даже береговые подводные уступы, за которые так любит хорониться лещ, тоже есть. Лещ если и клюет на твистер в этом месте, то только за этими уступами. Как только стайка леща соберется под берегом, задевая леску, надо пользоваться моментом и ловить.

Возвращаясь на правый берег Оки, я попадаю на культовое среди лещатников место в двух километрах ниже железнодорожного моста, напротив протоки, соединяющей реку с огромным, глубоким карьером – Цимлянкой. В начале лета леща здесь невероятно много, и в это время он ловится здесь не только на сало, но и на твистер. Прежде всего, этому способствует сильно изрезанная береговая линия, создающая множество миниатюрных укрытий для леща на достаточной глубине. Играет роль и такой интересный фактор, как «собрание разномастных рыб». Это когда рыбы до десятка и более видов уживаются друг с другом на ограниченном пространстве. В такой среде они наиболее агрессивны, и особенно это касается леща. У местных доночников я не раз видел в садках крупных лещей, и пяти, и шестикилограммовых. Пойманы они были отнюдь не «спортивними» снастями, что и понятно. Не ограниченные регламентом, ничем не ограниченные, доночники высиживают леща на протяжение всего лета. А дни активности крупного леща за все лето можно пересчитать по пальцам. Я тоже не спешу поймать леща – крупного, мелкого. Лещ далеко не каждый день проявляет агрессию к твистерам. Кроме того, весь берег занят доночниками и это перечеркивает все мои планы. Да, здесь хорошие глубины и все есть, но это не значит, что я подойду на свободное место и вытащу леща. Мне бы надо походить, поискать как следует. Если бы я вернулся на это место осенью, в октябре, то я бы не встретил здесь ни одного доночника. Осенью лещ уходит в глубокий карьер. Правда, случались годы, когда в середине октября стаи леща нагуливали здесь жирок, тогда хорошо ловился и судак, и сам лещ попадался, но не так часто, как хотелось бы...

И вот я уже на левом берегу Оки в километре перед автомобильным мостом. Это место рыболовы называют «сопливой ямой». Название это непосредственно касается лещей. Касается лещей и леска: вынимаешь, а она вся в слизи, в соплях. Летом плетни ставят от «сопливой» до автомоста. Этот участок похож на тот, который в устье Скниги – глубина 4–6 метров, глина, типичное летнее место, и со спиннингом там делать нечего – окуньки. На самой «сопливой яме» лещи живут с весны до поздней осени. Глубины до 11 метров, течение несколько замедленное, дно илистое, много естественного корма – что еще нужно лещу, чтобы подготовиться к встрече зимы? Лещ мечтает только о том, чтобы не попасть на крючок спиннингиста. Ближе к осени лещ начинает багриться, багрится он из-за того, что стаи его уплотняются. Поведение лещей контролируют щуки и судаки. В такой вот очередности и попадаются они спиннингистам: забагренный лещ, щука, судак, лещ пойманный на твистер. Не стоит считать пойманного на твистер леща случайной добычей. Известны случаи, когда многочасовые стояния спиннингистов на «сопливой яме» приносили им до десяти честно пойманных лещей в одни руки. Так могло случиться и в августе, и в сентябре, и в октябре. В общем, это типичное место ловли леща на твистер.

Я шагаю ниже по течению реки в направлении населенного пункта Лужки. Километра полтора не доходя до Лужков начинаются наши старые знакомые плетни и та же история с лещом. В летние месяцы леща много, но глубины, характер дна и скорость течения не оставляют мне никакой надежды его поймать. Все вокруг какое-то поплавочно-доночное. В садках у лещатников более или менее порядок, а у меня в этой быстрой воде судачки мизерные, никому не нужные окуни, подъязок. Ближе к осени, как только садки лещатников опустеют, местный лещ далеко не уйдет: благо, сразу за Лужками река становится по-настоящему глубокой, вплоть до Пущинской высоковольтки. Немного, но этих двух километров 8–10 метровой глубины достаточно для того, чтобы здесь провели осень и перезимовали многочисленные стаи леща.

Несколько раз съездил в Пущино в начале ноября. В первый день лещ плотной стаей выстроился вдоль правого берега на пяти-семи метровой глубине и не клевал. Мой товарищ поймал несколько крупных щук за подводным каменистым кряжем. Продолжив ловлю щук, мы поймали несколько лещей. Те стайки леща, которые крутились в районе кряжа, беспрестанно перемещались и казались немногочисленными. Я переставил лодку метров на сто выше кряжа и нарвался на огромную стаю леща. Несколько часов назад стаи не было в этом месте, я проверял, а вот к вечеру неожиданно началось. Всего за час-полтора было поймано с десяток лещей и судаков, которые клевали вперемешку. Дней пять подряд стаи лещей постоянно меняли места, разгуливая вверх и вниз по течению. Стаи эти были поистине огромны, до полусотни метров в ширину и от ста до двухсот метров в длину. Ямы и канавы не вмещали всех желающих лещей, и лещи нагромождали подводные бровки хаотично. Заброс влево – и кончик спиннинга трясется не переставая, заброс вправо – и твистер с трудом прорывается через лещевые тела. Поводок в слизи, на крючках чешуйки. А на реке тишина, штиль. Рыбаков и отдыхающих – ни единой души. Читаю тут же прихваченный с собою номер «РОГ»: пишут, что на Оке стало меньше леща... Врут, думаю – вон ведь сколько его – лови. Но в последний день лещ так и не клюнул ни разу. Скатился весь на десятиметровую глубину, растянулся метров на пятьсот вдоль самой середины реки и лишь неодушевленно задевал леску посторонними частями тела.

В другой раз я дошел до самого Пущино. Тут течение реки вымыло канаву вдоль правого берега и пущинские доночники густо натыкали свои снасти. Ловить на спиннинг было просто негде. Но однажды, в конце сентября, я нарвался в этом месте на отменный клев судака. Судаков я поймал более десятка, а лещи лишь задевали леску своими спинами. Был бы интереснее рельеф дна вместо однообразной канавы, думаю, что и лещ клюнул бы. Чаще всего лещ бросается за твистером из-за укрытия. Этим укрытием для леща могут быть и уступы дна, и резкие бровки, чуть реже лещ использует в качестве укрытия для такого броска тело соседнего леща, то есть ведет себя практически как щука, для которой такой маневр – обычное дело.

Ниже по течению Оки леща ловят у Зиброво с левого и с правого берегов. Река здесь неглубокая, и спиннинговой концентрации леща почти никогда не бывает. Мне очень редко доводилось ловить леща на ровном глиняном дне и под ярами, такими, как в Зиброво.

Как только к правому берегу реки подобрался лес, в четырех километрах ниже Зиброво, Ока стала напоминать Оку в районе Поленова. Жесткое дно, течение от среднего к быстрому, заросли кувшинок вдоль берега, глубины до пяти метров, немножко плотвы, леща, судачок, всплески жереха. Это продолжается до большого песчаного «острова». Лишь поплавочники здесь чувствуют себя более или менее в своей тарелке и ловят леща на свои приблуды.

От «острова» до устья речки Лопасни леща ловят с левого берега, а ниже устья – по правому берегу. Но эти места похожи на те, что в районе Зиброво: и там, и здесь на твистер леща я не поймал.

К Прилукам течение вновь приходит под левый берег. Характер дна жесткий, частично каменистый, течение быстрое. Это и летом не лещовые места, и осенью тем более. Ока в районе Прилук вся в микроперекатах, а для леща это не очень хорошо.

От Малюшиной дачи до Соколовой Пустыни Ока ужасно мелкая. Земснаряды ранее углубляли ее периодически, но русло вновь и вновь затягивалось песком. Лещ, конечно, встречается и на песчаном дне. Рано утром, когда лещ плавится, с ним можно установить визуальный контакт. Визуальный, но не более. На песке, да на таком мелководье, леща на твистер не поймать.

В километре ниже Соколовой Пустыни Ока снова становится глубоководной. Участок этот еще более протяженный, чем Пущинский, километра четыре до старого автомобильного моста и еще километра полтора ниже. Уже с начала августа стаи леща собираются на восьми-двенадцати метровых глубинах. И не где попало, а на неизменных год от года точках: лещ собирается на свалах в глубину, где течение хотя бы немного замедленное, либо на глубине, где несильное течение и жесткое дно. Немногочисленные стайки леща прогуливаются вдоль бровок и на относительном мелководье, но самые толстые стаи засели именно под резкими бровками, на входе и на выходе из ям, на резких поворотах подводных бровок. Бывает так, что стая леща, облюбовав себе место, может простоять там до самой зимы (если, конечно, не будет ощутимых колебаний уровня воды в реке). Но бывает и так, что лещ часто меняет места, непрерывно перемещаясь, и приходится каждый раз тратить время на его поиски. Установленные повсеместно браконьерские сети (а надо сказать, что браконьерство на Оке под Каширой поистине неискоренимо) леща мало волнуют. Стая леща может стоять вплотную и с двух сторон от сети. Даже тогда в сетях сидят одни полудохлые раки: не один раз выпутывая из сетей свои твистера, я был этому свидетелем. Попытки ловить леща с берега, редко бывают успешны, даже несмотря на то, что с обеих берегов удается во многих точках доставать до глубины. Я уже давно пришел к выводу о том, что в ловле леща на твистер очень важно оказаться как можно ближе к лещу, и поэтому стараюсь ставить лодку на краю стаи, а проводку делать вдоль бровки.

Одно из самых распространенных заблуждений о леще – это заблуждение о его осторожности. В чем проявляется осторожность леща, мне, спиннингисту, совершенно не понятно. Если бы он был таким осторожным, как говорят, его и поймать было бы невозможно, я так думаю. Можно целый день кружить на лодке над стаей леща, периодически роняя тому на голову якорь, выхватывать промеж лещей судаков, щук и самих лещей. Это человек бывает осторожным, а лещ – он же рыба, рыба лишь ест и растет. Каждый подлещик мечтает набрать под Каширой свои рекордные 6–8 кг и эмигрировать в Балтийское море, где у него есть шанс быть не пойманным доночниками, браконьерами и спиннингистами.<

* * *О лещах: В спиннинге лещом называют рыбу весом более 2 кг, а менее 2 кг обзывают подлещиком. Ловят на твистер. О приманках: Твистер два дюйма, груз от 23 до 35 граммов.


Максим ЕКИН 31 августа 2005 в 00:00






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑