Последствия общего пользования

Пока охотничьи чиновники разных уровней рассуждают о том, к чему может привести введение единого государственного охотничьего билета в Российской Федерации, а также о том, стоит ли закреплять все территории и акватории за конкретными пользователями, жизнь не стоит на месте. Если в таком регионе, как Московская область, угодий общего пользования нет вовсе, и владельцы охотдепартаментских билетов составляют лишь ничтожную часть от общего числа охотников, проживающих на территории области, то этого нельзя сказать обо всей стране. В ряде не столь богатых регионов, в некоторых административных районах членский охотничий билет частично или полностью вытеснен охотбилетом Минсельхоза РФ, что не в последнюю очередь привело к распаду районных обществ охотников и ликвидации охотхозяйств, принадлежавших этим обществам. В одном из таких районов Брянщины на границе с Украиной я охочусь практически ежегодно на протяжении более 10 лет и могу поделиться своими наблюдениями.

По состоянию на 01.01.2003 года на территории Брянской области зарегистрировано 26430 охотников, из них имеют государственный охотничий билет 4620 человек, примерно пятая часть из которых сосредоточена в одном из юго-западных районов области – Стародубском. На всю Брянскую область это единственный район, где нет ни охотобщества, ни охотхозяйства. На территории района на сегодняшний день имеются только угодья общего пользования, открытые для охоты, и воспроизводственный участок – 12 лет на одном и том же месте, где всякая охота запрещена.

У всех без исключения охотников, проживающих в районе, на руках охотничий билет охотдепартамента Минсельхоза РФ. Выдает билет, а также продлевает срок его действия начальник районного отдела службы госохотнадзора Брянскоблохотуправления Н.В. Глушаков. У него же охотники приобретают именные разовые лицензии, оплачивая при этом все организационные и иные расходы, связанные с выдачей лицензии. Естественно, всех охотников района охотовед, отработавший на своей должности более 20 лет, знает буквально в лицо. Не является для него большим секретом и то, кто из охотников на какие «подвиги» способен. Другое дело, что охотовед не всесилен, несмотря на большие права, предоставленные ему Федеральным законом «О животном мире». На мой взгляд, очень доходчиво положение российских охотоведов на местах, то есть в районах, разъяснил В.Кричевский в статье «Судьба браконьера» («РОГ» №15/2004), поэтому повторяться не буду.

Официально признано, что ужесточение процессуальных норм при составлении протоколов об административных правонарушениях осложнило борьбу с браконьерством, которое повсеместно приняло поистине массовый характер. Я имею в виду широко распространенные среди местного населения охоты «на все, что попадется», которые основательно опустошают угодья общего пользования. В первую очередь выбивается крупный зверь. На Брянщине – во всяком случае, в Стародубском районе – на сегодняшний день сложилась парадоксальная ситуация: благодаря всевозможным рубкам леса, обширным лесопосадкам на местах заброшенных, годами не обрабатываемых полей образовалась идеальная кормовая база для лося, и налицо почти полное его отсутствие в традиционных местах обитания. Который год подряд охота на лося в области закрыта, но до сих пор в Стародубском районе местных популяций этого зверя нет, а тот, что встречается, весь приходящий из более благополучных, а точнее, труднодоступных, мест Брянской области, а также с территории соседней Украины. Из разговоров с сельскими жителями я пришел к выводу, что многие из них видели лосей последний раз в 1991–1992 годах. Тогда практически в каждом лесном квартале можно было обнаружить следы браконьерских охот в виде шкур и костей этих животных.

По большому счету, главное, что отличает угодья общего пользования района, о котором идет речь, от организованных охотхозяйств, например Московской области, где мне удается бывать, – это отсутствие местных популяций лося и кабана. Да и откуда им быть, если, например, все единичные переходы этих животных в декабре 2003 года, увиденные мною, оказались со следами тропления. Такой браконьерский пресс выдерживает благодаря своей плодовитости только косуля – не каждый день, но можно еще встретить этих животных. Чаще – одиночек, реже – табунки в несколько голов – жалкие остатки некогда многочисленного брянского стада косуль. Олени, обитающие в хорошо охраняемых охотхозяйствах Брянской области, таких, например, как Брянское ГОЛОХ, за несколько десятилетий так и не смогли добраться до Стародубского района.

Насколько я помню, как при советской власти, так и при нынешней, сельским охотникам редко доставались лицензии на копытных. Однако, если в 70–80-е годы прошлого века не каждый местный охотник во время охоты на зайца и лисицу решался стрелять по выскочившей на него косуле – боялись охотнадзора, милиции, друг друга, то сегодня бьют и кабанов и лосей, даже не задумываясь о возможных последствиях в виде административного или уголовного наказания. Вопрос о том, как вывезти незаконно добытое, неактуален – у многих селян есть лошади, очень подходящие для браконьерских охот. Ради куска мяса браконьеры не останавливаются ни перед чем. Мне рассказали совершенно дикий случай трехлетней давности, когда по мартовской пороше во время весенней охоты была добыта пережившая зиму супоросая свинья. Причем, у незаконной добычи сошлись аж две команды браконьеров. О каком воспроизводстве объектов животного мира в угодьях общего пользования в такой ситуации может идти речь?

Нельзя не обратить внимания и на тот факт, что продолжающийся развал бывших колхозов и совхозов лишил работы многих сельских охотников, которые могут позволить себе больше времени уделять охоте. Нагрузка на угодья возросла многократно, а уровень охраны остался прежним: районный охотовед да егерь – вот и вся охрана на целый административный район, чего, конечно же, недостаточно. Канонада в районе стоит с рассвета и до заката, без выходных, практически весь охотничий сезон. В связи с этим вызывает недоумение, почему Брянскоблохотуправление не использует такой сдерживающий фактор, как день покоя? На мой взгляд, в нынешней ситуации такая мера не была бы лишней.

После анализа обстановки, сложившейся в угодьях общего пользования Стародубского района, Брянскоблохотуправление приняло решение о полном запрете охоты на копытных в этом районе в сезоне 2004–2005 г. На территории Брянской области наконец-то введено ограничение на проведение коллективных облавных охот, после которых в лесах оставались разве что мыши. Отныне без егерского контроля такие охоты запрещены, в том числе и в угодьях общего пользования. Как выразился районный охотовед П.В.Глушаков: «Браконьеры района призадумались и ищут выход из сложившейся ситуации».

Время покажет, насколько действенными окажутся принятые, на мой взгляд, с большим опозданием меры. Во всяком случае, в первую неделю после открытия охоты в осенне-зимнем сезоне 2004–2005 г. голосов загонщиков, ставших привычными в последние годы, в Стародубском лесу я не услышал.


Сергей КОВАЛЕВСКИЙ 16 февраля 2005 в 00:00






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑