Династия

С этой фамилией связаны многие страницы истории России. Служение Родине, ее армии и оборонной промышленности, охотничьему хозяйству страны, воспитанию молодежи посвятили свою жизнь знаменитые носители этой фамилии. Я хочу рассказать вам, дорогие читатели, о династии оружейной и охотоведческой фамилии, династии патриотов, оставившей яркий след в памяти потомков и продолжающей свою воспитательную и просветительную работу.

Один из плеяды советских конструкторов-оружейников, соратник Дегтярева, Федорова, Токарева, Симонова, Шпагина и других, отличный стрелок и спортсмен, охотник МИХАИЛ НИКОЛАЕВИЧ БЛЮМ – основатель этой династии. Первый рассказ о нем.

БЛЮМ Михаил Николаевич

Родился в 1907 году 26 июня во Владивостоке в семье военного врача Николая Эдуардовича Блюма. Отец его на Дальнем Востоке во время русско-японской войны и некоторое время после нее был начальником военного госпиталя в Николо-Уссурийске. Мать, урожденная Ильинович Вера Дмитриевна, в этом же госпитале во время войны была медсестрой, награждена медалью «За храбрость». Примерно через три года они с маленьким Михаилом переехали в Киев, к родственникам.

Киев это первое место, где дед Михаила Николаевича начал свою трудовую деятельность в России (он был выходцем из Нижней Саксонии), в этом городе у него было свое аптечное дело, там же он женился на украинке. Их сын, Николай Эдуардович, окончил Московский университет, получил медицинское образование и был направлен в Архангельский пехотный полк полковым врачом. Здесь он и начал свою трудовую деятельность, а затем прошел всю цепочку чинов по военной службе до звания генерала медицинской службы. Умер он в 1918 году в Киеве. Было смутное время немецкой оккупации. Так как корнями и друзьями семья больше тяготела к Дальнему Востоку, Вера Дмитриевна и двое детей стали пробираться через всю Россию во Владивосток.

Дальнейшее воспитание и становление Михаила Николаевича проходило на Дальнем Востоке. Там он окончил среднюю школу В то время оружия было очень много. Еще в детском возрасте, живя на Украине во время гражданской войны и немецкой оккупации, он начал собирать всевозможные образцы оружия с риском для жизни (за хранение могли расстрелять). Это увлечение продолжилось и на Дальнем Востоке. Время было тяжелое, надо было кормить семью, помогать поднимать младшего брата. Михаил Николаевич пошел работать разнорабочим и грузчиком. Но его увлечение оружием продолжалось. В 1927 году он поступил во Владивостокский Университет и параллельно работал в ОСОАВИАХИМе стрелком-инструктором, затем начальником оружейной мастерской при Доме Красной Армии, там же он создал первый музей оружия. Еще студентом, в 1928–1929 годах его избирают ответственным секретарем и начальником Охотугодий Владивостокского общества охотников (теперь Приморский край).

Первым его изобретением, связанным с боевым оружием, была малокалиберная самозарядная винтовка. Его заметили, и когда в начале 1930-х годов Михаил Николаевич был призван в армию и служил в Краснознаменной дальневосточной армии под командованием В.К. Блюхера, то он был сначала назначен заведующим оружейными мастерскими, а затем направлен в Москву в распоряжение Главного артиллерийского управления.

В это время он и начал вплотную заниматься разработками оружия, как боевого, так и спортивного. Им был разработан и достаточно долго использовался на соревнованиях спортивный однозарядный малокалиберный пистолет. В развитие ранее им разработанной винтовки он создал в 1934 году малокалиберный пулемет, который был принят на вооружение. Оригинальность конструкции этого оружия заключалась в том, что у него не было экстракции гильз наружу (стреляные гильзы возвращались в магазин). Этот пулемет был разработан для сокращения времени обучения молодых бойцов стрельбе. Такие пулеметы устанавливались и на учебные танки, самолеты, станковые установки ПВО и т.д. при значительно меньшей стоимости патронов и сокращенной дистанции учебной стрельбы.

Михаил Николаевич работал на оружейном заводе в Коврове вместе с Дегтяревым и Федоровым и разрабатывал зенитные и авиационные, артиллерийские системы, а также легкие пулеметы. Одна из разработок, так называемая вертушка – барабанный пулемет с высокой скорострельностью (около 6000 выстрелов в минуту) прошла государственные испытания и была принята комиссией под председательством маршала М.Н. Тухачевского, который премировал за эту разработку Михаила Николаевича мотоциклом. Затем в свете известных событий все это имело тяжелые последствия: Тухачевский был объявлен врагом народа и расстрелян. Военные разработки под его руководством были объявлены вредительством, а сотрудники уволены или репрессированы. Михаила Николаевича уволили с Ковровского завода и запретили заниматься разработкой боевых систем. Он уехал в Москву и стал опять работать инструктором по стрельбе.

Во время войны будучи сотрудником ОКБ М.Н. Блюм работал над артиллерийскими системами, а с 1947 года параллельно с закрытой тематикой начал заниматься охотничьим оружием и боеприпасами. В России не было отечественных охотничьих патронов для нарезного оружия, кроме патрона Кочетова ( разработанного в 40-е годы), калибра 8,2 мм, который всерьез назвать охотничьим было нельзя. Это был очень крупный патрон (гильза длиной 66 мм, а пуля легкая – 9,7 г), пуля без оболочки, заряд черного пороха, начальная скорость 420 м/с. Было много трагедий при использовании этого патрона на практических охотах на крупного зверя. Поэтому мысль о том, что России необходимы свои охотничьи патроны к нарезному охотничьему оружию для промысловых отстрелов крупных животных, у Михаила Николаевича присутствовала постоянно и в 1950-е годы он занялся разработкой комплекса этих патронов.

В 1955 году на Выставке в Москве были представлены патроны: 5,6 х 39 и 9 х 53. Надо сказать, что во все времена для охотничьей отрасли большие средства не выделялись, поэтому экономический фактор стоял на первом месте. Необходимо было разработать патроны с минимальными затратами. Поэтому было принято решение использовать компоненты боевых патронов (гильзы, капсули и пороха), но изменить калибры. Законодательством было запрещено использовать боевое нарезное оружие на охоте. Поэтому на базе гильзы Мосинского патрона был разработан охотничий патрон 9х53(теперь 54), а на базе патрона образца 1943 года – 5,6х39, тогда он назывался – патрон с высокой начальной скоростью пули. Эти патроны достаточно быстро стали популярными и под них одновременно стали разрабатываться системы охотничьего оружия.

До этого для проведения испытаний патронов в условиях реальной охоты использовались перестволенные карабины СКС (для испытаний патронов 5,6х39), а для испытания патрона 9х53 на базе Мосинской винтовки – карабин КО-9. Через два года (в 1957 году) на такой же выставке был представлен комплекс патронов для охоты: калибра 5,6 мм на базе гильз от револьвера наган – 5,6х38, уже запущенный в серию патрон 5,6х39 и высокоскоростной патрон типа американского Свифта на базе гильзы 53 мм (Мосинской винтовки) калибра 5,6 мм с начальной скоростью пули 1200 м/сек, а также несколько опытных партий патронов калибра 6,5 мм на базе гильзы Нагана и на базе гильзы Мосинской винтовки. Но как охотничий вариант патрон 6,5х53 не пошел и использовался в дальнейшем лишь как спортивный в упражнении «Бегущий олень».

Кроме этого в нише крупного калибра был разработан на базе гильзы патрона 8,2 мм (гильза 66 мм) патрон калибра 9х66. В то время не было возможности увеличить мощность патрона с гильзой 53 мм простым увеличением навески пороха из-за отсутствия мощных порохов, поэтому было решено использовать гильзу 66 мм. Изначально такая же гильза использовалась в английском мощном патроне Джеффри. Михаил Николаевич использовал уже выпускающуюся гильзу 66 мм под патрон калибра 9 мм. Опять же из-за отсутствия нужных порохов чтобы избежать высокого давления, использовалась пуля массой 13 г. Эта пуля разгонялась до скорости 840 м/с. Патрон обладал большей мощностью и в перспективе должен был выпускаться с пулями до 17,5 грамма. Но этот патрон (9х66) выпускался только один год (в течение 1962 года). Под него был разработан и изготовлен в ЦНИИТОЧМАШе карабин Б-9 (рабочее название). Он показал хорошие результаты, но, к сожалению, наша промышленность остановилась на производстве патронов и карабинов калибров 5,6х39 и 9,3х54.

В 1950-е и 1960-е годы, когда в стране стоял остро вопрос снабжения охотников оружием, позволяющим вести отстрел зверя на дистанциях далее 50–60 метров, Михаилом Николаевичем было разработано ружье со сверловкой парадокс 32-го калибра и патрон для него с достаточно тяжелой пулей (около 30 г). Он показал хорошие результаты по кучности и убойности: При стрельбе на 100 метров разброс был – 7 см. Выпущено было всего около 25 экземпляров в ЦНИИТОЧМАШе.

Последние годы Михаил Николаевич занимался совершенствованием и разработкой новых систем охотничьего оружия и патронов. Был награжден многими медалями, дипломами и почетными грамотами. С 1950 года, постоянный эксперт по охоте и охотничьему оружию и боеприпасам ВДНХ СССР, член комитета Совета ВДНХ, член научно-технического совета по охотничьему оружию Главприроды МСХ СССР и Министерства оборонной промышленности СССР. Награды М.Н. Блюма переданы в Военно-исторический музей г. Санкт-Петербурга. Скончался Михаил Николаевич 21 мая 1970 года.

Это был рассказ о нем как о конструкторе. Но Михаил Николаевич не обошел вниманием такое замечательное увлечение, как охота. Нельзя сказать, что он был очень азартным охотником, может быть, в молодости, в Приморье, когда охотился на тигра, медведя. Особенно активно охотился до 1965 года. Он очень любил утиные охоты, для них у него был прекрасный браунинг выпуска 1901 года. Чаще всего ездил с сыновьями охотиться в Заболоцкое охотхозяйство ВОО. Стрелок он был великолепный, стрелял не только из нарезного оружия, но и из гладкоствольного.

Человек, всю жизнь посвятивший оружию и имевший огромную коллекцию оружия, не мог плохо стрелять. Его друг, чемпион мира по пулевой стрельбе Илья Константинович Андреев, главный тренер сборной СССР в 50-е годы, соревнуясь с ним в стрельбе на охоте, всегда проигрывал и, шутя, говорил по этому поводу: «Хорошо, что ты не пошел в спорт, иначе бы я не стал чемпионом мира!»

Отдельно хочется сказать о супруге Михаила Николаевича – Антонине Николаевне (Соколовой), 1908 года рождения. Она родилась в городе Томске в семье учителя гимназии Соколова. Мать ее была урожденная Эрликсова. По семейному преданию, в начале XV века шотландский дворянин Эрликс вместе с предком М.Ю.Лермонтова г-ном Лермонтом приехали в Россию и нанялись на военную службу к русскому государю. За участие в Грюнвальдской битве в 1410 году были пожалованы имениями в России: Лермонт – в Пензенской губернии, а Эрликс – под Владимиром, в районе Гуся-Хрустального. До сих пор существует село Эрликсово (теперь практически заброшенное, но начинающее подниматься благодаря усилиям Владимирской патриархии), где стоит замечательный храм, построенный предками Антонины Николаевны. Этот храм имеет колокольню высотой 68 метров, и занимает площадь больше площади Елоховского собора в Москве. Это была достаточно известная дворянская фамилия. Когда семеро детей осиротели, то по Высочайшему Повелению их определили на воспитание: мальчиков в кадетские корпуса, а девочек в Смольный институт. Старшая сестра, Анна Николаевна окончила университет и работала учителем русского языка и литературы во Владивостоке. Она и забрала к себе Антонину после закрытия Смольного института после революции. Там Антонина Николаевна поступила в Университет на факультет иностранных языков, где и познакомилась с Михаилом Николаевичем Блюмом.

В 1933 году в Коломне у них родился сын Михаил. Михаил Николаевич был командирован в это время на патронный завод, где разрабатывался патрон для известного авиационного пулемета ШКАС конструкции Шпетального. В 1937 году в Коврове родился второй сын – Алексей.

Дети росли среди оружия, что не могло не отразиться на их дальнейшей судьбе. Отец с детства научил их хорошо стрелять, привил им любовь к оружию, к охоте. Михаил Николаевич обучал своих сыновей стрельбе: с пяти лет – из пневматической винтовки, с семи– восьми лет – стрельбе из однозарядной малокалиберной винтовки, затем из двенадцатизарядного малокалиберного самозарядного карабина. Из карабина отец обучал их стрелять влет по подброшенным вверх консервным банкам, к которым для удобства были привязаны бечевки. Дети должны были попасть в банку два раза, пока она летит по воздуху, иначе считался промах. Когда сыновья подросли, стали тренироваться в тирах, на стендах и спортивных стрельбищах. При тренировках Михаил Николаевич держал в руке секундомер, который он включал перед тем, как кто-то из сыновей должен был вложить приклад в плечо. Вскинуть карабин к плечу, прицелиться и выстрелить надо было за две секунды, иначе результат не засчитывался. И пулю надо было послать на 100 метров в мишень диаметром не более 30 см.

Братьям особенно нравилась тренировка стрельбы в полной темноте очередями из автомата конструкции отца (сделанного на базе вышеупомянутого малокалиберного пулемета). В нем был дисковый магазин на 39 патронов. Михаил Николаевич садился за руль автомобиля и на мгновение включал фары, освещая лист писчей бумаги. Ребята должны были с расстояния в 25 метров в полной темноте, не видя ни мушки, ни цели, всадить всю очередь из автомата в этот лист. Причем бросок оружия к плечу происходил уже в полной темноте, поэтому заранее они не могли прицелиться.

Как сложилась дальнейшая судьба двух братьев, вы узнаете из следующих публикаций.


Продолжение следует.



Александр СОЛОВЬЕВ (по материалам, любезно предоставленным М.М. и А.М. Блюмами) 4 августа 2004 в 00:00






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑