О ЕДИНОМ ОХОТНИЧЬЕМ БИЛЕТЕ И НЕ ТОЛЬКО О НЕМ

Я внимательно слежу за полемикой о том, быть или не быть Обществу охотников и рыболовов, кто будет уполномочен выдавать билет охотника и нужен ли единый билет. Честно говоря, не хотел вступать в эту дискуссию, так как уверен, что каждая сторона будет «тянуть одеяло на себя». Прикрываясь красивыми фразами о государстве, заботе о животном мире, благополучии рядовых охотников и т. п. Все прекрасно понимают, где забота о собственной кормушке, а где об интересах рядовых охотников.

На мысль высказаться вслух через «РОГ» меня натолкнуло письмо Геннадия Кашубы, опубликованное в «РОГ» N№ 39, 2002 г. Со многим я согласен. «Обилечивание по-тамбовски» – это нонсес, расцениваю это как издержки недоразвитой демократии (если нельзя, но очень хочется – то можно). Хорошо, что Г. Кашуба написал, а «РОГ» об этом всей стране. Полагаю, что во всех областях, где облохотоведы выписывают «РОГ», письмо прочтут и сделают для себя выводы. Но я почти уверен, что на этом «насилие» над охотниками (рыболовам – легче) не кончится. Чиновники в России семи пядей во лбу, придумают еще что-нибудь. Поэтому надо знать свои права и упорно отстаивать их.

В Калужской области поначалу при получении государственных охотбилетов надо было дополнительно заплатить 50 р. на нужды Облохотуправления. Объясняли, что деньги эти пойдут на организацию биотехнических мероприятий и охрану угодий. Кто-то им своевременно подсказал, и теперь вступающему предлагается добровольно внести 50 р. на охрану и воспроизводство охотничьих животных. Причем, чтобы не было каких-либо трений, вступающий подписывает специальное заявление о добровольности взноса, то есть хочешь внести – вноси, а нет – не надо. Ну кто же из охотников откажется помочь воспроизводству дичи в своей области, тем более что от него не требуют, а вежливо предлагают. Все зависит от того, в какую форму облечено действие. Следующий вопрос. Почему охотники пошли за госбилетом, имея билет Росохотрыболовсоюза, и какой билет «лучше»? Об этом немного ниже.

Я живу в г. Обнинске, расположенном на стыке трех районов на севере Калужской области. Своих охотничьих угодий у нашего городского общества никогда не было. В городе около 1900 охотников, а с рыбаками было, пожалуй, вдвое больше. Я приехал в Обнинск с билетом другой республики, и председатель первичного коллектива нашего института, где я начал работать, посоветовал встать на учет в Обществе Малоярославского района, где были приписаны многие охотники Обнинска. Вскоре в Малоярославском Обществе мне предложили встать на учет в своем городе. Из всех соседних районов – Боровского, Жуковского и Малоярославского – обнинских охотников попросили встать на учет по месту жительства. Так мы и жили: покупали путевки в соседних районах и охотились в их угодьях. Серьезных проблем не было. Без путевок никто не оставался.. Для наших охотников цена путевок была такая же, как и для охотников своего района. А если кто-то выезжал на охоту в другие области, тос охотбилетом Росохотрыболовсоюза он спокойно мог купить путевку на месте. Членские взносы были по карману всем. Наше городское Общество охотников и рыболовов жило: помогало соседям проводить биотехнические мероприятия в угодьях, ежегодно проводило соревнования по ловле рыбы, участвовали в областных соревнованиях, регулярно проводили собрания и конференции и т.д.

Жили и работали районные и областное Общества. Областное общество жило на те деньги, что поступали от продажи охотбилетов и путевок, от членских взносов. Районные общества жили на то, что им выделяло правление областного Общества. Выделяло не густо, хотя областной конференции было доложено, что на конец 2001 г. неизрасходованными остались 1,5 млн. руб. А в нашем Обществе за телефон и аренду подвала под клуб охотников платить было нечем, и город не выселял нас только из жалости.

Пришло время, и повсеместно отменили льготы рыболовам с билетами Росохотрыболовсоюза, и из общества вышли все рыболовы. Остались лишь охотники, для которых охотбилет – единственная возможность иметь ружье и считаться охотником, хотя на охоту кое-кто может выйти раз в несколько лет. Поползли вверх цены, поползли вверх и членские взносы. Думаю, не надо говорить о том, что выросшие членские взносы многим охотникам стали в тягость. Конечно, тот, кто регулярно занимается охотой, все же извернется и хоть в ущерб семейному бюджету, но найдет деньги на членские взносы. А как быть остальным, тем, у кого еще теплится надежда, что когда-нибудь все образуется и у него будет возможность оплатить свое увлечение и остаться в содружестве охотников?

Летом прошлого года Совет нашего областного Общества по предложению Правления планировал поднять ежегодные взносы до 250 р. Для меня это была примерно половина месячной зарплаты. В конце года стало ясно, что охотничьими угодьями будут владеть арендаторы. В Обществе пошло «брожение и шатание», так как оно лишилось права собирать деньги от продажи путевок. Встал вопрос о самом существовании Общества в том виде, как это было ранее. Чтобы сохранить Общество, Правление снизило взносы до 100 р.

Еще один факт из жизни охотничьих Обществ в Центре Европейской России. Вскоре после отмены льгот для рыболовов появилось такое новшество: жителям своей области путевки продают по одной цене, жителям другой – в два, а то и в три раза дороже. Вот такая дискриминация единого билета Росохотрыболовсоюза. Появился государственный охотничий билет, по которому не требуется в течение пяти лет платить членские взносы. Билет годен на всей территории России. Билет единый и дает право на охоту во всех краях страны, если охотник купил гослицензию на охоту и лицензию (путевку) арендатора охотничьих угодий. Те из охотников нашего первичного коллектива, кто ходит на охоту раз в несколько лет, оценили ситуацию и те 100 рублей, что должны были внести в качестве членских взносов Общества, потратили на приобретение государственного билета. И теперь ближайшие пять лет хлопот по этому поводу у них не будет. А если будет возможность поохотиться, то платить все равно надо в своей ли, в другой ли области. Вот одно из достоинств государственного билета. Ну а что тем, кто часто ходит на охоту? Таких в нашем первичном коллективе всего четыре человека (из 28-ми). К оным причисляю и себя, так как, если позволяют условия, то стараюсь еженедельно выйти хоть на пару часов. Так вот, у меня теперь два билета – Росохотрыболовсоюза (я член Калужского Общества ОиР) и государственный. Лицензию на охоту я спокойно покупаю в соседнем районе. Выезжающие на охоту в другую область так же спокойно покупают там лицензию по государственному билету. Вот еще одно достоинство единого билета. (Кстати, у моего старого друга уже давно два билета – Росохотрыболовсоюза и Военно-охотничьего общества).

Итак, первый вопрос: нужен ли единый охотничьий билет? Я считаю, что нужен. Нужен ли государственный билет или билет Росохотрыболовсоюза или Военно-охотничьего общества? Кто должен или кто будет иметь право выдавать билет на право охоты? Понятно, что этот вопрос определяет, у кого будет власть (борьба идет за власть и деньги). Я считаю, что и то, и другое должно принадлежать государству. По моему мнению, со временем (через 3-5 лет) право выдавать билет охотника должно полностью перейти к государству. Временно на эти 3-5 лет лучше сохранить это право также за Росохорыболовсоюзом и Военно-охотничьим обществами. Сохранить с условием, что их билеты действительны до определенного года, утвержденного по всей стране. Полагаю, что подавляющее большинство охотников в настоящее время имеют билеты этих Обществ и нужно какое-то время для перехода к новой системе.

Ну а что же Общество охотников? Считаю, что Общество остается Обществом, только функции его теперь должны быть другими. Если раньше областное Общество через районные и городские коллективы выдавало билеты и тем самым привязывало к себе охотников, то с переходом к государственному единому охотничьему билету эта функция отпадает. Если раньше областное общество арендовало у государства землю под охотничьи угодья и продавало путевки-разрешения на охоту, то с переходом к системе, когда большая часть бывших охотничьих угодий сдается арендаторам, Общество и эту свою функцию утрачивает. Утрачивает потому, что полнокровное ведение охотничьего хозяйства – дело весьма дорогое и на членские взносы, без дополнительных миллионных вливаний, его не осилить. А если поднять цену услуг Общества, чтобы собрать минимально необходимую сумму, то в обществе останутся единицы-толстосумы. Что наблюдается уже сейчас в ряде арендуемых территорий, где день охоты превышает месячную зарплату многих охотников.

Общество охотников организовывало и вело работу по воспроизводству дичи в угодьях, по их охране и борьбе с браконьерством и т.п. По новому положению организовывать и вести такую работу обязан арендатор. Общество, как я понимаю, и эту свою функцию потеряло. Но члены Общества могут по согласованию с арендатором угодий принимать участие в биотехнических мероприятиях, которые организует арендатор Общество к этому никакого отношения не имеет. Как будет организована работа в угодьях и будет ли она достаточной – вопрос, как говорится, второй и решать его будет Облохотуправление.

Общество охотников организовывало и вело (где хуже, а где лучше) дело племенного собаководства. Автор одной из статей «РОГ» высказал мнение или пожелание: чтобы дело кровного собаководства шло хорошо, им должно заниматься государство. Я думаю, что государству, да еще нашему и в наше время.. На то и проведена была приватизация, чтобы государство занималось государственными делами. А впрочем, может быть, лет этак через 50-100... Только ведь дело-то это действительно важное и делать его действительно надо хотя бы удовлетворительно, а лучше хорошо. И вот это дело лучше оставить за Обществом.

Функция объединения рыболовов отпала с ликвидацией льгот при пользовании рыболовными базами. Остаются такие функции, как организация охотников в коллективы, воспитание, помощь и обучение начинающих, организация и ведение кружков «Юный охотник» и «Юный рыболов» в школах и при некоторых ЖЭКах и им подобные. Эти функции остаются или могут остаться за Обществами, если так решат его члены.

Итак, властные (в моем понимании) функции Общество потеряло или постепенно теряет, за ним остаются те, что ранее как-то неофициально считались второстепенными. А терять власть не хочется! Тем не менее нашим высоким руководителям Обществ надо привыкнуть к мысли, что старый организм с годами что-то теряет. Смотришь, всего десяток лет назад еще без труда мог сутки не спать на охоте, а сейчас уже нет; еще пять лет назад мог пробежать стометровку, не на скорость, а просто для удовольствия и самоутверждения, а сегодня уже нет. Положа руку на сердце, могу сказать: я за то, чтобы Общество охотников в России оставалось. Оставалось как сообщество единомышленников, как объединяющее начало любителей этого необычного вида спорта, хотя, точнее, не спорта, а веления или позыва, требования души. Мне дорого то, что я могу раз в неделю на часок-другой пойти в наш подвал-клуб, послушать рассказы о том, кто и где охотился на прошлой неделе, что видел, что добыл. Принять участие в разговоре, пообщаться с такими же любителями природы. Испытать то, что называется «чувством причастности к коллективу». Совместные выходы на охоту или рыбалку, обсуждение того или иного эпизода – все это в полной мере может дать только коллектив единомышленников, каким может быть Общество с добровольным членством. Вот почему я за сохранение Общества охотников и рыболовов с его вступительными, членскими и прочими взносами и его новыми функциями. Зная условия членства в таком Обществе, каждый решает сам, нужно ли это ему, надо ли вступать в такое Общество. Далеко не все рыболовы Москвы являются членами общества «Рыболов-спортсмен» – и ничего, ловят рыбу. Членские взносы все же нужны: Общество должно иметь деньги на аренду помещения, на мероприятия. Жизнь изменилась, должно измениться и общество.

Есть еще один момент в этой перемене. Года два тому назад я уже высказывал в «РОГ» мнение о том, что не надо сейчас рубить под корень, ломать сложившуюся систему Росохотрыболовсоюза и его обществ на местах. Не надо ломать столь резко и сейчас, когда органы Охотуправлений в областях на деле не в состоянии наладить и вести работу в угодьях, так как на это нет ни средств, ни кадров. Не надо сейчас «отрезать» все функции обществам, по крайней мере на не арендованных участках, пусть Общества остаются, как и прежде, арендаторами на льготных условиях (на членские взносы не разгуляешься). Это лучше, чем то, что может сделать один охотовед района с одним егерем, не имея ни помещения, ни транспорта для доставки подкормки в угодья и т.п. Доживут областные и районные охотуправления до времени, когда они смогут контролировать свою территорию, а где-то и полностью вести охотничье хозяйство, – вот тогда и подойдет время лишить этой функции Росохотрыболовсоюз. Нет пророка в своем отечестве...


Ревнут ГОЛОВКО 30 октября 2002 в 00:00






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑