"Подари их какой-нибудь сволочи!"

Мой приятель Сеня - человек совершено неугомонный. Вечно что-нибудь придумывает и изобретает. Это у него с детства страсть к различным экспериментам. Само собой разумеется, что Сеня - охотник. И не просто охотник, а, что называется, милостью Божьей.

     Стрелок он первоклассный. Я лично был свидетелем тому, как он (наряду с неудачными попытками, конечно) из своего «Барса» с оптикой трижды «снимал» летящую ворону.

     И боеприпасы Сеня для себя заряжает сам и в весьма усиленном варианте. Очевидно, сообразно своей комплекции и ружью. Сам он тянет за 110 килограммов, а его любимое садочное ружье - где-то около четырех. Сенькины выстрелы на водоеме на открытии охоты выделяются во время канонады так же, как рык тигра в джунглях выделяется среди воплей и криков прочих обитателей.

     Когда стало возможным приобретение нарезного оружия, вслед за «Барсом» купил себе наш герой еще и «Тигра». В то время эта ныне широко распространенная модель была еще большой редкостью. Несмотря на укороченное исполнение, «Тигр» тот стрелял здорово. Наш герой после нескольких охот посчитал родной отечественный патрон с полуоболочкой слабоватым. Прочитав где-то о достоинствах пули «Вулкан», изготавливаемой шведской фирмой «Норма», Сеня привез коробочку этой прелести из очередной поездки в Германию. Далее он поступил незатейливо: вытащил отечественную полуоболочку, а на ее место вставил вожделенный «Вулкан». В результате этой «операции по «перевооружению» годными к употреблению оказались целых 20 патронов. Остальные пришлось выбросить. Крайне немаловажная деталь: «экспериментатор», используя порох из неудачно раскуроченных патронов, досыпал его в нормально «обеспуленные» гильзы ДО КРАЕВ, затем вставлял шведскую пулю и дожимал ее до нужного положения. Я думаю, что это приводило даже... к смятию зерен пороха, что, в свою очередь, возможно, наделило заряд не метательными, а бризантными свойствами.

     Перед выездом на предстоящую охоту усиленный русско-шведский вариант был, разумеется, подвергнут испытаниям. Первый и (как потом выяснилось) последний выстрел был произведен в чистом поле без прицеливания. «Тигр» на уровне живота был слегка отведен от последнего, что, как оказалось впоследствии, было весьма предусмотрительным.

     Щелчок предохранителя. Затвор передернут. Палец жмет на спуск...

     Прозвучавший выстрел был просто оглушительным. Карабин вырвался из рук опешившего стрелка и улетел вперед вслед за шведской пулей... В несколько облегченном виде. «Облегченность» была обеспечена тем, что затворная рама с затвором и крышка ствольной коробки улетели в другую сторону — назад. Однако найти их по продолговатым отметинам на незатоптанном снегу не составило никакого труда. Осмотр собранных деталей показал, что у затворной рамы отломилась левая задняя направляющая, а у крышки ствольной коробки оторвало выступ-крепление, с помощью которого она фиксируется защелкой на коробке.

     Крышку удалось починить, а затворная рама исправно и четко выполняла свои функции даже без одной из направляющих. Словом, потом Сенькин «Тигр» стрелял так же метко, как и раньше.

     Те испытания, как я уже говорил, так и ограничились одним-единственным выстрелом. А злополучная пачка была засунута в один из карманов рюкзака и, соответственно, забыта.

     Наткнулся на нее хозяин-»экспериментатор» уже где-то в конце зимнего сезона. Тот день, помнится, был не охотничьим. Команда наша, разместившаяся в доме у егеря, отдыхала и где-то после полудня собралась пообедать.

     Обед удался на славу, правда, как выяснилось, к всеобщему согласию, еще одна «кристаалловская» застолью вроде бы не должна была повредить. Сказано - сделано. Сеня встал из-за стола и пошел на улицу к «джипу». Отперев и открыв заднюю дверь машины, он полез в рюкзак, где стояла проклятая и... неожиданно наткнулся на ТУ САМУЮ пачку. Образцы кристалловской и русско-шведской продукции немедленно были принесены в дом. Первый был поставлен на стол, а второй был передан егерю Николаю Журавлеву. «Николай, подари их какой-нибудь сволочи!» - попросил егеря уже «веселый» Сеня. «С какого это хрена я буду кого-то патронами одаривать?» - не понял юмора егерь, прибывший, кстати, к обеду после каких-то своих дел в деревне уже слегка навеселе. А к концу обеда он, естественно, «развеселился» еще более.

     История с испытанием усиленного боеприпаса (точнее, результат испытания) была тотчас доведена до его сведения. Но, увы, это не смогло даже шевельнуть железобетонную уверенность егеря в том, что такими патронами бросаться не стоит.

     Приняв еще одну, егерь стал приводить свои аргументы и выстраивать свою логику. «Понакупали всяких пукалок! - нравоучительно продолжил он свои рассуждения. - Вот у меня «КО-44»! Так это машина, я вам скажу! При Сталине плохо не делали, иначе расстреляли бы, и точка! И металл, я вам скажу, тоже что надо! Поэтому он эти патроны «съест и не поморщится»!» - завершил он свою логику и окончательный приговор одновременно. Не только Сеня, но и все, сидящие за столом, стали убеждать Николая в обратном, а Сеня даже попытался вновь завладеть злополучной пачкой. Как бы не так! Прижатая к столу сильной жилистой егерской рукой, она даже не шевельнулась.

     «Да я вам сейчас как дважды два докажу, что такое «КО-44»!» - разошелся егерь и, встав из-за стола, пошел в чулан. Вернувшись с карабином в руках и взяв из пачки один патрон, он вышел на улицу. Наметившийся перерыв в обеде был очевиден и неминуем, поэтому все высыпали из дома. Далее Сенька где-то только после третьей попытки, но все же сумел убедить новоявленного «испытателя» держать карабин не как при обычной стрельбе, а отведя его от тела в сторону. Наконец егерь согласился. Лязг затвора, досылающего патрон в патронник. Принятие позы немца со «шмайсером» у живота, с той лишь разницей, что оружие упирается не в живот, а смотрит в сторону.

     Что было потом? Егерский «КО-44» грохнул, как пушка, поскольку у всех без исключения мгновенно заложило уши. Удивительным было и то, что все увидели не одну, а две вспышки пламени. Уж не знаю, с какой скоростью и куда унесся знаменитый «Вулкан», но затвор почему-то полетел назад и врезался в... бревно стены егерской избы, как в масло. Вытащить его из бревна руками не удалось даже могучему Сеньке. Дохлый номер! Пришлось прибегнуть к топору, который вырубил из стены инородное тело. Но это было еще не все! На согнутом затворе... ПОЛНОСТЬЮ ОТСУТСТВОВАЛА РУКОЯТКА!!! То место, откуда она, что называется, «росла» представляло собой абсолютно чистую и гладкую поверхность. Получалось, что давление газов было таким страшным, что рукоятка затвора была срезана как бритвой.

     Вдоволь налюбовавшись результатом творения ума и рук человеческих и придя к единодушному выводу, что потеря затвора - не такая уж большая беда (заменить его, да и только), мы наконец-то вспомнили о самом «испытателе». А когда все повернулись в его сторону и рассмотрели неподвижно стоящую на том же самом месте фигуру Николая, то... оцепенели. Карабин при выстреле он удержал, но то, что мы увидели, потрясло нас по двум обстоятельствам.

     Первое: из глаз Николая текли настоящие слезы, как у ребенка, вдруг неожиданно обнаружившего, что он сломал свою самую любимую игрушку.

     Второе: ствол «КО-44» БЫЛ РАЗОРВАН В КАЗЕННОЙ ЧАСТИ!!! Поразительно, что разорвана была и та часть ствольной коробки, в которую был ввернут ствол. Трещина имела в своем начале ширину около 12 мм и длину около 100 мм. Располагалась она в районе «циферблатных 2-х часов», если глядеть со стороны патронника. Наверное, поэтому карабин и не вырвало из егерских рук, поскольку часть газов от взрыва ушла в сторону.

     Увиденная картина не могла нас не потрясти, и вся честная компания исполнила минуту молчания не хуже, чем в финале «Ревизора». Паузу прервал... Сенька, который, не сводя глаз с трещины на том, что раньше было карабином, вдруг задолдонил: «Я же говорил! Я же говорил! Я же говорил!»

     Само собой разумеется, что вскоре задняя дверь его «джипа» открылась вновь и упоминавшийся выше рюкзак был снова потревожен...

     Выходит, что действующий в настоящее время закон все-таки не зря не поощряет изготовление самоделок для нарезного оружия. Следовательно, пока не снято это «табу», пока нет в свободной продаже сертифицированных гильз, капсюлей, порохов, пуль и приборов для снаряжения патронов, а самое главное, нет четких и подробных инструкций и наставлений по этому тонкому делу, авторами которых в обязательном порядке должны быть специалисты патронных заводов России, занятие самодельщиной представляется весьма опасным, буквально во всех отношениях, делом!

     Так чем же все-таки закончилась эта история?

     Сенька, между прочим, и теперь стреляет только... «Вулканами» (оказывается, фирма «Норма» давно и успешно выпускает наш трехлинейный патрон с «Вулканом» под маркировкой «7,62 RUSS») и очень доволен этим обстоятельством.

     Очень доволен и егерь-»испытатель», которому деньги на новый карабин Сеня вручил, не раздумывая. Николай от нового карабина «КО-44» в совершенном восторге — бьет лучше прежнего!

     А чтобы предотвратить раз и навсегда «карабиновредительство», та самая пачка с восемнадцатью оставшимися патронами тогда на другой же день по дороге на охоту была благополучно... утоплена в проруби. Туда ей и дорога!..

Александр Посудин 22 ноября 2000 в 00:00






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑