Хвост обезьяны

Переходный период от дульнозарядного к казнозарядному оружию породил множество очень интересных нестандартных технических решений. Многие из них нашли свое отражение непосредственно в «железе». Сегодня можно только удивляться оригинальности и порой революционности мышления оружейников XIX века.

Карабин системы Вестли Ричардса. На первый взгляд это обычный дульнозарядный капсюльный карабин, если бы не характерная рукоять затвора.

Карабин системы Вестли Ричардса. На первый взгляд это обычный дульнозарядный капсюльный карабин, если бы не характерная рукоять затвора.



 

Классическими «представителями» этого интереснейшего в истории оружия периода можно назвать два предмета, которые с небольшой натяжкой по прошествии более чем 150 лет можно назвать «одноклассниками». Оба предмета относятся к классу казнозарядных капсюльных систем. Интерес вызывает то, что это были одни из первых довольно удачных попыток завершить эпоху дуль­­нозарядного оружия. И пока я раздумывал о судьбе их создателей, кто из них отличник, а кто не очень, неожиданно вспомнил про явного двоечника, который тоже «творил» в то время. Предлагаю читателю самому угадать наших героев исходя из их самых первых шагов.


Итак, первый и второй рождаются в семьях потомственных оружейников и уверенно шагают вперед, расширяя рамки семейного бизнеса. Третий растет в семье владельца небольшой прядильной фабрики, далекого от производства оружия, и, в соответствии с канонами русских сказок, в 16-летнем возрасте, бросив учебу, отправляется матросом в дальнее плавание.
Далее первый и второй много изобретают, подают заявки на патенты и вполне успешны. Третий вроде бы тоже изобретает, тоже оформляет патенты на свои и чужие «открытия», причем связанные не только с оружием, постоянно ходит на грани разорения и однажды даже терпит банкротство после нескольких лет напряженной работы. И что в итоге: в наше время практически все население планеты Земля знает имя третьего – Сэмюэл Кольт, и только лишь люди, увлекающиеся оружием, знают имя второго – англичанин Вестли Ричардс, и совсем мало кому известно имя первого — датчанин Николаус Иоганн Лобнитц.


 

Классический рамочный прицел полностью удовлетворял англичан, а впоследствии и бурских стрелков.



Передо мной лежат два образца оружия: пистолет Н. Лобнитца и легендарный карабин Вестли Ричардса, известный под именем «monkey tail», то есть обезьяний хвост. Итак, пистолет капсюльного воспламенения и возможностью заряжания с казны. Калибр пистолета 16,2 мм, вес 1,3 кг, общая длина 45 см, длина нарезного ствола 22 см. Интересной особенностью является кольце­образный курок, расположенный снизу, и отсутствие привычного спускового крючка, вместо него пружинная скоба. Для заряжания пистолета необходимо повернуть рычаг с правой стороны, при этом ствол выдвигается вперед и открывает камору. Проблема прорыва газов решалась тщательной подгонкой сопрягаемых поверхностей. Брандтрубку можно было снять, только разобрав весь механизм, поэтому для прочистки запального канала достаточно вывернуть винт в верхней части пистолета.


Несмотря на простоту, механизм пистолета требовал тщательной подгонки всех деталей, что дало надежность, столь необходимую военному оружию, но сказалось на трудоемкости и, соответственно, стоимости изделия. Время его производства 1841—1842 годы. Примерно в этот период Кольт был вынужден закрыть свой первый завод в городе Патерсон. В России же мастер Бертран предлагает флотскому командованию свою модель казнозарядного капсюльного пистолета, но… «обращения флотского командования в вышестоящие инстанции о замене кремневых замков на капсюльные завершались стандартным ответом: «Денег на переделку оружия пока нет». Кажется, что такая ситуация свойственна только России. Но нет, после изготовления 297 пистолетов и нескольких карабинов той же конструкции военное ведомство Дании прекратило дальнейшее производство по той же причине. Дания в этот момент не вела никаких военных действий, и в числе приоритетов перевооружение не стояло. Кстати, и причиной первого разорения С. Кольта было отсутствие масштабных боевых действий в Америке, и лишь начало войны за Техас позволило Кольту вновь подняться на ноги на государственных военных заказах.


 

Форма рычага затвора карабина дала ему весьма оригинальное прозвище — «обезьяний хвост».


Но лишь одна модель пистолета не вызвала бы интереса к персоне Н. Лобнитца. Не менее интересны его жизненный путь и другие изобретения. Николаус родился 8 марта 1798 года в городе Рендсбург в семье потомственного оружейника Йохана Фредерика Лобнитца.


В 1828 году сдал экзамен на звание мастера, выполнив действующую модель двуствольного ружья. В 1835 году он изобрел пулемет, способный сделать 80 выстрелов в минуту, используя сжатый воздух.


Его следующей идеей был аппарат под названием ESPINGOLEN. Внешне он выглядел как многоствольное оружие, способное вести как одиночный огонь, так и стрелять залпом. В первоначальном варианте орудие можно было перезаряжать только в условиях арсенала, но затем автором был изобретен специальный патрон, который позволял заряжать установку в полевых условиях. Несмотря на то что это оружие получило боевое крещение в войне 1848—1850 годов с Пруссией, его дальнейшие испытания и разработки были прекращены. Изобретатель предпринял несколько попыток пристроить свое детище за границей; так, по некоторым данным, одна из таких установок была преподнесена в дар российскому царю и даже применялась в Крымской войне, но подтверждения этому найти не удалось.


В наше время на аукционах старинного оружия очень редко встречаются предметы, имеющие отношение к Николаусу Лобнитцу, но по ценам среднего сегмента, что говорит об их небольшой популярности. Можно лишь посетовать, что изобретатель опередил свое время и остался непризнанным гением, и, будто повернув колесо своего 2-метрового пулемета,
он одновременно повернул колесо фортуны в неудачную для себя сторону. Хотя пример Вестли Ричардса говорит об обратном.


Вестли Ричардс являлся представителем, по крайней мере, четвертого поколения семейства английских оружейников. Ричардсам везло с государственными заказами, их фирма переехала из Бирмингема в Лондон, а глава фамилии стал вхож в высший свет английского общества. В 1858 году Вестли Ричардс берет патент на свой первый казнозарядный карабин и уже в 1859 году передает образцы для испытания в Комитет стрелкового оружия. Неизвестно, сколько продлились бы испытания, если бы не случай. А случай этот представился на охоте, где Вестли Ричардс продемонстрировал супругу королевы Виктории принцу Альберту свой карабин. Прекрасно осведомленный в технических вопросах, Альберт взял под контроль испытания, после проведения которых в 1861 г. он написал лорду Балморалу рекомендательное письмо по использованию в кавалерии карабина Ричардса; в письме, что интересно, была следующая фраза: «Мы испытали его здесь на оленях и нашли, что он необычайно хорош». Правда, некоторые источники утверждают, что уже в начале 1860 года первая партия в 100 карабинов поступила в войска.

 

Манипуляции с затвором очень удобны, интуитивно понятны и безопасны (при открытом затворе невозможно взвести курок).


Без преувеличения можно сказать, что в этом оружии воплотились самые передовые идеи лучших оружейников того времени. Нарезные стволы по системе Витворта показывали необычайную точность. По преданиям времен первой англо-бурской войны, бурские стрелки, вооруженные таким карабином, безнаказанно расстреливали англичан, начиная с дистанции в 800 ярдов. Нормой для бура было попадание в куриное яйцо на расстоянии 100 ярдов (91 метр).


В казенной части карабина устанавливалась откидывающаяся «крышка», подвешенная в задней части ствола с поднимающейся ручкой, которая входит в желобок, проходящий по верхней части приклада. Форма этого рычага породила прозвище «обезьяний хвост». К нижней части «крышки» прикреплен блок казенника с поршнем на передней грани, который движется вперед при закрытии затвора. Для предотвращения случайного выстрела, при недозакрытом затворе, служит выступ на курке, не позволяющий его взвести. Работа замка с клеймом Т. Rigby на данном образце (встречаются экземпляры с клеймом AF) не вызывает никаких нареканий. Спуск легкий и прогнозируемый, что свойственно скорее высококлассному охотничьему оружию. Щелчок курка способен, кажется, вызвать чувство легкого экстаза в неискушенных душах. Похоже, именно тяга к гармонии и красоте, обычно несвойственным армейским образцам, толкнула изобретателя к работе над охотничьим оружием, что и отразилось в последующих патентах Вестли Ричардса. Заряжание с казны позволяло лежа снаряжать карабин, что в свою очередь позволяло стрелкам сохранять скрытность. Заряжать можно было как и заранее подготовленные патроны, так и раздельно вставлять пулю и засыпать порох. Более того, в случае необходимости карабин можно было использовать как дульнозарядный. Для этого надо было вложить толстый пыж в заднюю часть каморы — для предотвращения прорыва пороховых газов.


Снарядив карабин и начав целиться, вдруг отчетливо понимаешь, что затвор находится прямо напротив лица, и если вдруг что-то не так, то весь пороховой заряд полетит в тебя. Но тщательное изучение конструкции затвора позволяет сделать вывод о безопасной эксплуатации карабина. При выстреле пороховые газы толкают весь затвор назад, и его задняя часть, выполненная скошенной, входит в зацепление с затворной коробкой. Слабым звеном через некоторое время становится запорный поршень, изготовленный из бронзы. Он постепенно прогорает, и пороховые газы готовы выйти наружу. На этот случай также есть решение, относится оно к конструкции патрона, а не самого карабина. Тыльная часть патрона заканчивается пыжом, который не дает газам прорваться, а при снаряжении следующего патрона предыдущий пыж проталкивается дальше в ствол. Пуля такого патрона, калибра 0,450, весила от 26 до 34 граммов, а заряд пороха использовался от 3,6 до 5 граммов.

 

Регулируемая мушка позволяла осуществлять «настройку» прицельных положений по горизонтали, а толщина ствола на дульном срезе позволяла использовать карабин Вестли Ричардса в самых сложных условиях без риска повредить его.


Всего было выпущено около 63 000 образцов такого оружия, изготовленного на фабрике Вестли Ричардса и по его лицензии другими производителями. Известно о многих вариантах, произведенных за все время выпуска этой модели, различная длина ствола и приклада, со штыком и без, а с 1866 года выпускалась версия карабина под патрон центрального боя. Кроме того, была выпущена небольшая партия пистолетов.


Несмотря на легендарный ореол, пока не найдено ни одной фотографии времен англо-бурских войн с изображением карабина «monkey tail». Хотя в каталогах оружейных дилеров того времени эта модель присутствует. Есть воспоминания английских офицеров о «monkey tail» как о «биче Божием». Некоторые историки приводят запись, датируемую январем 1892 года, о наличии в оружейных магазинах Трансваальской республики запаса на 125 000 зарядов для данного карабина. Но вполне возможно, что буры отдавали предпочтение уже другому оружию от Вестли Ричардса — карабину системы Мартини.


Размышляя над судьбами наших героев, трудно предугадать, что было бы, если бы… Если бы Вестли Ричардс не увлекся охотничьим оружием, если бы Николаус Лобнитц довел бы свой пулемет до вменяемых габаритов, если бы капитан Уокер не застал бы Кольта дома. Избитая фраза, что история не знает сослагательных наклонений, справедлива и в данном случае. Так или иначе, эти имена не канули в неизвестность, и мы будем их помнить.
 

Игорь Вербовский 9 августа 2013 в 00:00






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑