Дик-Дик глазастые малютки

Раннее утро в Национальном парке Накуру, в Кении. Вся территория лоджа (нечто среднее между базой отдыха и отелем), состоящая из полянок, окруженных огромными деревьями, прудиков, ручьев, тихо журчащих по направлению к озеру, погружена в сон и туман

Вокруг стеною стоит тропический лес, и оттуда доносятся слабые голоса птиц. А вдалеке, в долине, светлеет озеро Накуру со стаями розовых фламинго, которые тихо гогочут на рассвете. Природа еще спит, и все вокруг дремлет, только туман клочьями растекается по полянам...

Вдруг на полянке показываются две небольшие тени. Они медленно и нерешительно топчутся, обследуют кусты и постепенно продвигаются вперед. Видно, что здесь они себя чувствуют гостями, а не хозяевами. Кто же это такие?

Пытаюсь приблизиться к ним, чтобы лучше разглядеть, но они сразу же убегают, только заметив мое шевеление. Но не стремглав, как делают испуганные антилопы, а уступами, выглядывая из-под каждого куста, за который они заходили.

Делаю вывод, что они больше любопытные, чем пугливые. Через какое-то время мы привыкли друг к другу, и мне удалось подойти поближе. Это чудное малюсенькое создание на ножках-спичечках. Удлиненная мордочка с хоботком, горбинка на носу и пучок волос, торчащий  между ушей, придают ему комическое выражение. У него огромные влажные глаза, из которых, словно слеза, «стекает» раковина железы, которой это создание метит свою территорию. Да это же пара дик-диков – маленьких кустарниковых антилоп! Они больше похожи на игрушку, чем на животное, ибо размером меньше... зайца. Да, да, такое создание может поместиться всеми четырьмя копытцами у меня на ладони!

Несмотря на это, дик-дик очень собран, вооружен острыми рожками-пиками и запросто может напасть на врага, превосходящего его по размерам в несколько раз. Часто встречая этих малышей в буше, мы дали им всем сокращенное имя «дик».

У наблюдательных африканских аборигенов почти о каждом виде животных есть куча мифов и сказаний. Одна легенда-сказка посвящена дик-дикам. Оказывается, когда-то все дик-дики жили стадами и совместно паслись на равнинах. И вот однажды на переходе один из зверьков отстал, попав в большую слоновью кучу, и погиб там. Велико было горе его родичей и друзей, когда они собрались, чтобы почтить его память. На этом собрании они постановили: отныне все дик-дики совершают свои туалеты только в одном месте, чтобы набралась такая огромная куча, в которую однажды попадет сам слон и погибнет там! Такова была месть маленьких антилоп, которые и по сей день оправляются в одно место на своих участках.

Окаменелые останки дик-диков, найденные в Африке, имеют возраст 4–5 миллионов лет. Уже тогда они обитали на плоскогорьях Африканского Рога (Сомалийский п-ов), и с тех пор их эволюция происходила именно здесь и на плоскогорьях Восточной Африки, вплоть до Намибии. Даже сегодня на краю эфиопского плато и на побережьях Сомали, в вечнозеленых чащах кустарников, живут наследники этих древних форм, наиболее консервативные из всех антилоп этой группы (дик-дик Соли). Наиболее продвинутые формы, устойчивые к высоким температурам, живут в самых сухих пустынях и полупустынях. Более консервативные формы противодействуют высоким температурам переходом к сумеречному и ночному образу жизни, а более продвинутые (хоботковые), с самой большой адаптивностью к этим температурам, являются более дневными (дик-дики Гюнтера и Кирка).

В систематике этих антилоп подразделяют на два самостоятельных рода – настоящих дик-диков (Madoqua) и хоботковых (Rhynchotragus) – или  же всех относят к роду Madoqua. Наиболее известны рыжебрюхий дик-дик (Madoqua phillipsi) и малый дик-дик (М. swaynei), которые встречаются только на полуострове Сомали, горный дик-дик (М. saltiana) – в Эритрее, дик-дик Гюнтера (М. guentheri) – в Северной Кении и Эфиопии. Более широко распространен обыкновенный дик-дик (М. kirki), ареал которого распадается на две изолированные части: одна включает Кению, Танзанию и Северную Уганду (район Карамоджа), другая – Анголу и Юго-Западную Африку.

Высотою они 30–35 см, с тонкими ножками и заостренной мордочкой, заканчивающейся подвижным хоботком-соплом. В этом дики похожи на наших сайгаков. Это очень стройное, даже изящное создание,  окрашенное в серые, рябенькие тона с желтоватыми оттенками охры. Мордочка, хохолок между рожек и ноги окрашены в желтовато-коричневый цвет, животик светлый. Вокруг огромных и влажных глаз красивые белые «очки», внизу черные провалы раковины, это выводковые протоки предглазничной железы. Сверху у самцов торчат два острых рожка длиной около 10 см. Здесь, в Кении, водятся дик-дики Кирка (Madoqua kirki), самые распространенные среди этих антилоп. Аборигены зовут их «дигидиги». Всего в Африке четыре подвида дик-диков Кирка. Самые маленькие kirki – ливретка, живут по всему побережью Сомали, Кении и в глубину континента – до озера Виктория и Уганды. У них 47 хромосом. Несколько покрупнее форма cavendishi, они обитают на нагорьях Уганды. У них 46 хромосом. В буше Центральной и Северной Танзании живет форма thomasi, а в пустыне Намибия – форма damarensis. Когда-то их ареал был, видимо, единым, но со временем раздробился.

Так, в жаркой Намибии они живут в каменистых и известняковых пустынях с редкой растительностью. В колючекустарниковых саваннах Танзании (буше) они обитают в зарослях Grewia, Baphia и Pseudopropsis. Это их типичная среда обитания. В горных районах Кении самый распространенный кустарник – маслина Oleau, заросли Aspilaia, Tinnaea, Turraea и Psiadia, с Sansevieria и алоэ. Таким образом, эти создания умудряются выживать в самых разных, подчас далеких друг от друга, биотопах. Эта адаптивность обусловлена их особыми качествами. Гибкий хоботок антилоп насыщен внутри многочисленными дыхательными ходами, смоченными слизью и обогащенными кровеносными сосудами. Они охлаждают поступающий горячий воздух, увеличивая нормальный ритм дыхания – от одного до восьми дыханий в секунду. Охлажденная кровь возвращается к сердцу через пазуху, где смешивается с горячей кровью, идущей в мозг. Такое отборное охлаждение позволяет антилопе при любом повышении общей температуры тела сохранить мозговые функции в рамках нормы. Другая адаптация дик-диков к пустынной жаре  – это переход к ночному образу жизни, особенно в полные фазы луны.

Еще одна адаптация малышей – удивительная «шустрость» при движениях. Были зафиксированы скорости их передвижения, достигающие 42 км/час. Они не могут бежать долго, но на коротких отрезках выкладываются максимально.

У дик-диков очень оригинальное семейное устройство. Они, как и мы, – моногамы, у каждого самца только одна супруга, которой он верен долгие годы: до четырех–пяти лет. Но мне приходилось встречать гаремы, когда самец водил с собою 2–3-х самок и даже небольшие группы. Все это время они занимают одну и ту же территорию буша, которую тщательно охраняют от вторжений соплеменников. Это их кормовая территория, что в условиях сухого буша или пустыни, при явном дефиците пищи,  очень важно. При гибели одного из супругов второй остается на своей территории и образует здесь новую пару. Размеры этих территорий колеблются от 0,3 до 35 га, в среднем – 5–20 га.

Весь участок пронизан внутри множеством тоннелей-троп, проделанных диками в зарослях колючих кустарников.

Когда я попытался проползти хоть по одному, то застрял сразу же. В них могут помещаться только эти малютки.

Границы участка активно патрулируют самец с самкой вдвоем, а иногда и их детки. При этом самец метит путь своего следования (границы и тропы внутри) выделениями предглазничных желез,  мочой и калом. Он касается своей предглазничной железой веточек и листиков, перенося на них свой запах. Так же он помечает своим ароматом супругу и деток, которые должны пахнуть только им! Ведь запах для него – это штандарт, знак отличия его семьи и его лично!

Кроме этого, самец добавляет свои экскременты к любому новому, сильно пахнущему вторжению на свою территорию, будь то следы конкурента или любого другого животного. Интересно, что даже на огромные слоновьи кучи, появляющиеся на его участке, самец наносит свои метки, как бы стремясь запугать даже слона. У местных туземцев есть еще одна легенда, будто дик-дик накапливает собственные шарики на слоновьих кучах в надежде, что тот (наконец-то) собьется с толку и перестанет ходить через его участок.

Семейные территории представляют собою некую мозаику из кустарниковых зарослей, куртин деревьев, полянок, оврагов, троп и т.д. Где-то здесь располагается «сердцевинная зона» – любимые семейные угодья, где они прячутся от врагов и отдыхают. Это полянки и угодья, где они пасутся, а также 6–13 «контрольных точек» или «станций», которые посещаются особенно часто, что видно по свежим кучам экскрементов. Те из них, что расположены на границах участков, посещаются и метятся с особым энтузиазмом сразу двумя или даже тремя самцами – владельцами смежной недвижимости. При встрече они оба хрипло свистят, демонстрируют друг другу собственную «крутизну» и острые рожки, но до конфликтов дело обычно не доходит. Если же сосед или совсем неизвестный соплеменник вторгся на чужую территорию, то хозяин после серии угрожающих демонстраций переходит к боевым действиям и тогда от бойцов летят в разные стороны дерн и шерсть. Несмотря на мелкие размеры, это очень боевые и непримиримые создания, могущие настоять на своем!

С подходом гиены, собаки аборигенов или леопарда, самец подает специфические сигналы, напоминающие громкий свист. Как только он раздается, вся семья затаивается или прячется в чаще буша и катакомбах своего участка. Свистом дик также отвлекает хищника и передает сигнал тревоги. Спасаясь от врага, малютки делают громадные прыжки и в мгновение ока все они исчезают среди стволов деревьев, сплошных зарослей кустов и камней. Как только опасность проходит  мимо, семья неизменно соединяется с непременным взаимным ритуалом обнюхивания и маркировки супругом своей суженой и деток собственным ароматом.

Для меня само существование этих малюток в дикой безжалостной природе Африки  всегда было неразрешимой загадкой. Как они, такие маленькие и беззащитные, выживают в окружении сонмищ всех этих гиен и леопардов?

Понятно это мне стало только в Серенгети (Северная Танзания). Здесь два основных вида биотопов – открытые бескрайние просторы степи и непроходимая стена колючих кустарников вдоль рек Грумети и Оранги. Так вот, в открытой степи нет ни одного дик-дика, а все они шныряют  среди зарослей кустарников. Да так, что исчезают буквально на глазах: вот они были, вот их уже нет! В лазах-тоннелях, которые они проделывают в этих зарослях, могут поместиться и протиснуться только дик-дики, но никак не такой крупный зверь, как леопард или гиена! Пока есть в Африке  колючие заросли кустарников, дик-дик непобедим!

В сухой сезон и в жару дик-дики кормятся по ночам, утром и в сумерки. Во влажный сезон, когда более прохладно, а саванна расцветает, они становятся более активны, поэтому часты встречи с ними и среди дня. В условиях вечного африканского лета антилопы всегда найдут себе пропитание. Это стебли и листья степных и луговых трав, побеги и листья кустарников.

Один раз или даже дважды в год, после шестимесячной беременности, самка приносит по одному детенышу.

Происходит это обычно в конце периода дождей. Новорожденный затаивается в гуще зарослей, и долгое время мать навещает его лишь затем, чтобы облизать и покормить. Затем малыш присоединяется к семье, и взрослые воспитывают и учат его жизни. Детки остаются на участке родителей до половозрелости (6–9 мес). К годовалому возрасту взрослый самец изгоняет своих сыновей, а мать – дочерей. Покинув территорию родителей, молодые пытаются обосноваться в промежутках между уже занятыми участками. Обычно такой изгнанник не уходит далеко и старается «застолбить» собственный участок на нейтральной земле между родительским участком и соседней парой. Особи, оказавшиеся способными освоить собственную территорию, приобретают брачного партнера и остаются здесь до конца жизни.

Мне всегда было интересно понять характер того или иного живого создания, но особенно – дик-диков, как выяснилось, совершенно противоречивых созданий. Особенно их много в Самбуру, на севере Кении. Это начало великих сомалийских пустынь, и здесь стоит сплошной колючекустарниковый буш на красных почвах. Дики здесь встречаются постоянно, на каждом шагу, они везде – в траве, под кустами, выходят на красную дорогу и разгуливают туда-сюда.

Видимо, весь регион они поделили между собой еще миллионы лет назад, и с тех пор вся эта система только совершенствовалась. Каждая семья «застолбила» свой участок, сохраняет его в постоянных стычках и конфликтах с соседями, а мы тут на своей машине постоянно вторгаемся в чьи-то угодья, что вызывает у них справедливое негодование. Эти изящные малыши живут своей обособленной и какой-то нереальной жизнью. Одни лежат безмятежно под кустами и отдыхают, другие дефилируют по дороге, третьи ухаживают за самочками, четвертые кормятся и т.д.

Казалось бы, самая маленькая антилопа саванны, окруженная со всех сторон опасными кровожадными хищниками, должна бояться всего на свете, даже своей тени. Ан нет. Дик-дик держится не просто самостоятельно, а независимо и в чем-то даже нагло! Будучи меньше нашего колеса, он ходит перед самой машиной туда-сюда, чего-то ищет, чешется, срывает листики, нюхает цветы и всем своим видом дает понять, что имел он нас в виду и мы здесь лишние! На нас, на машину – ноль внимания, хотя людей он хорошо видит и слышит наши разговоры, в которых мы его обсуждаем. Нет ничего общего с их поведением в лодже, на озере Накуру. Там они приходили в гости и вели себя скромно, а здесь – они на своей территории, которую отвоевали у конкурентов, а какие-то наглецы на нее заперлись! Непорядок! Вот мы встречаем сразу трех диков. Самец стоит и смотрит на нас, а две самочки лежат под кустиками. Под его охраной они чувствуют себя совершенно спокойно. Дальше – два других дика увлечены друг другом. У них, видите ли, любовь – самец обнюхивает свою подругу и ухаживает за ней. На нас, огромную железную коробку машины – ноль внимания!

Вот опять на берегу реки колючие переплетенные заросли кустарников. На полянки выходят грифовые цесарки, турачи и крошечные дик-дики, аккуратно и четко переставляющие тоненькие, как карандаши, ножки. Своими огромными влажными глазами они рассматривают нас и покачивают острыми рожками. Мы стоим, смотрим, ждем, что будет дальше. Несмотря на миниатюрность, малыши вполне самостоятельны и бесстрашно  расхаживают в двух шагах от джипа, норовя еще поддеть рожками наше колесо или кого-то из нас. Один из самцов  таки ткнул своими «спичками» протектор колеса, как бы показывая степень презрения к нам. Решив не нервировать «серьезных ребят», оставляем их и едем дальше.

При постоянном увеличении аборигенного населения и его скота, постоянных военных конфликтах, наличии у неуправляемых банд черных людей огнестрельного оружия и т.д. численность всех антилоп, и дик-диков в частности, неуклонно снижается. Они очень любопытны и довольно доверчивы к человеку. Это свойство дорого им обходится: африканцы легко убивают их простым броском палки, палят в них из любого оружия и ставят петли на их тропах. Кожа дик-диков идет главным образом на перчатки, а так как на пару перчаток нужны шкурки двух зверьков, легко себе представить темпы их истребления. В 1960 г. из Сомали было вывезено более 400 тыс. шкурок дик-диков! Они особенно чувствительны к прессу охоты, конкуренции с сельским хозяйством и домашним скотом. Некоторые виды способны справиться с этими факторами лучше других, другие хуже. Хотя многие из видов африканских антилоп  встречаются в охранных зонах, управление и контроль над браконьерством здесь либо минимальный, либо не существует  во многих заповедниках совсем, особенно в западной и северо-восточной областях континента.

Василий Климов 4 сентября 2008 в 14:26






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑