Осенний дуэт: охота с дратхаарами по мелочи

С моими верными друзьями дратхаарами мы всегда получали истинное наслаждение от охоты на дупеля и бекаса. По моему убеждению, эта классическая охота самая интересная и романтическая. Кто охотится с подружейными собаками, меня поймет.

ФОТО ДМИТРИЯ ВСТОВСКОГО.

ФОТО ДМИТРИЯ ВСТОВСКОГО.

В ней есть все, что вкладывалось нашими предками в понятие охоты с легавой собакой: и многовековая селекция пород, и разработка специальных ружей, и многое, многое другое.

Мне в охоте на дупеля и бекаса нравится постоянное движение, а кроме этого, необходимость анализировать работу собаки и поведение птицы (откуда и как она поднимается, как летит в разное время), чтобы правильно выбрать позицию и манеру стрельбы и не поранить своего питомца во время взлета и полета птицы.

Иногда дупель или бекас лишь слегка оторвутся от земли и примутся выписывать кружева в метре от земли. В этом случае ради безопасности собаки лучше вообще отпустить птицу без выстрела. Но к этим знаниям надо идти несколько лет и натаскать не одну собаку.

В последнее время охоты в поле с дратхааром стали для меня настолько интимным делом, что я не могу делить его ни с кем, кроме своих верных помощников. С ними я ухожу в поля, луга, болота — подальше от цивилизации, хамства и лицемерия.

Здесь все мое, пусть ненадолго, а рядом верный пес, которого я вырастил, воспитал и поставил. У нас прекрасное взаимопонимание, и это доставляет удовольствие в равной степени и мне и собаке…

 

По-английски бекас — snipe. Поэтому метких стрелков по бекасу называли снайперами.

Долгожданная осень. Конец сентября. Рано утром, как только поднимается ветер (а в нашей полосе это сразу после семи утра), мы с моим верным помощником Улли фом Рауххаар уже в угодьях.

Погода для охоты неплохая, но из-за полного отсутствия потных мест на луговинах требуется немало усилий, чтобы найти долгоносиков. Тем более что почти весь дупель к этому времени уже отлетел. Некоторые надежды обнаружить пролетного дупеля, конечно, были, но чуда не произошло.

Читайте материал "История охоты с легавыми собаками на Руси"

Исходив все знакомые угодья и потратив на это добрых пять часов, мы не нашли ни дупеля, ни коростеля, ни перепела. Уставшие и расслабившиеся, мы не спеша пошли к машине.

И вдруг, как это часто случается на охоте, не доходя всего сотни метров, Улли разворачивается на ветер и замирает на стойке. Я подхожу к собаке. При моем приближении пес не сдвигается ни на йоту, лишь косит на меня глазом и тут же концентрирует внимание на объекте в нескольких метрах от себя.

Он всегда так делает, когда уверен, что птица сидит недалеко. Снимаю ружье с предохранителя. Даю посыл вперед. Собака энергично уходит, и почти в тот же момент в пятнадцати метрах от меня снимается бекас. Вскидываю ружье, выстрел, птица падает — все в течение двух секунд.

Именно так обычно и проходит последняя и, пожалуй, одна из самых волнующих стадий охоты с подружейной собакой. Когда охотишься более полутора десятка лет по дупелю и бекасу, весь процесс — вскидка, прицеливание и выстрел — идет на уровне подсознания.

И во время последних нескольких выездов в поля я практически не делал промахов. Но это касается дупеля, коростеля и перепела. Бекас стоит особо. По этой непредсказуемой птице работать сложнее, и прежде всего собаке, а потому и охотнику.

 

Собака, работая в поле, затрачивает много сил. Необходимо регулярно давать ей отдых. Лучше уложить ее в тень, особенно в жару, дать попить, намочить ей голову и уши. Так ваш питомец быстрее восстановится. На фото дойч-дратхаар Улли фом Рауххаар на стойке. ФОТО ДМИТРИЯ ВСТОВСКОГО

Итак, есть результат! С одной стороны, успех, а с другой — все произошло так неожиданно и быстро, что мы с Улли не успели испытать всю прелесть процесса.

Машина недалеко. Я кладу бекаса за водительское сиденье. Пес подходит, еще раз нюхает добытую птицу, переводит взгляд на меня: «Ну, как я тебе ее подал?!» — и гордо отходит. Я обнимаю моего помощника, отдавая должное настойчивости его поиска и верности чутья. Это для него, пожалуй, самая большая награда.

Время обеденное, и я решаю перекусить. Напоив Улли и уложив его в тень, быстро развожу костер, жарю охотничьи колбаски, пью чай на золотом корне, который всегда беру собой в термосе на ходовые охоты. Золотой корень отлично восстанавливает силы.

Читайте материал "Ирландский сеттер: красная стрела"

Затем мы садимся в старенький полноприводный Isuzu Trooper и, переехав небольшую болотину, оказываемся на других картах. Особых надежд на наличие птиц в этом месте я не питаю, но…

Меня настораживает хлюпающая под колесами вода, а это означает, что здесь может быть корм для бекаса или дупеля и могут быть сами птицы. Загорается легкая искорка надежды. Я быстро выруливаю к ближайшим кустам, ставлю машину, выпускаю пса, достаю ружье, и мы выдвигаемся отмерять очередные километры.

Практически тут же после запуска в поиск Улли натыкается на свежие наброды птиц, каких — я еще не знаю, но сам факт радует. Я внимательно слежу за поведением собаки.

Попадаются небольшие участки луговин с водой. И как раз рядом с ними Улли замедляет движение и начинает распутывать хитросплетения запахов. Работая непосредственно в воде, он на удивление аккуратно ставит лапы.

И вот он замирает в стойке, слегка повернув голову в сторону. Сердце мое трепещет так, что я чувствую его биение в горле. Понимая, что бекас (а я уверен, это он) не будет сидеть в воде, начинаю присматриваться к небольшому возвышению у уреза, до которого минимум 15–18 метров.

Хлюпать к собаке и создавать этим шум бессмысленно: бекас сразу же сорвется. И я обхожу по сухому. Учитывая ветер и направление, на которое развернут Улли, я приближаюсь к предполагаемому месту сидки птицы.

Мне удается подойти к нему метров на двадцать под углом 90° к тому, как он стоит. Раздается знакомое чварканье, и бекас, сорвавшись с места, начинает выписывать вензеля. Хоть я и ожидаю подъема птицы, но все равно это происходит внезапно.

Читайте материал "Легавая и ветер: нет ветра, нет легавой"

От неожиданности я промахиваюсь первым выстрелом, быстро собираюсь, и после второго бекас прерывает свой полет и падает, пролетев по инерции еще метров двадцать. Умышленно не пустив собаку на подъем птицы, я подзываю ее к себе, укладываю и даю успокоиться. Теперь нам предстоит найти трофей.

Допуская, что на этой же луговине могут сидеть и другие пернатые, я в таких случаях всегда беру собаку к ноге и медленно приближаюсь к месту падения птицы, дабы не распугать других.

 

С верным другом после удачной охоты. ФОТО ДМИТРИЯ ВСТОВСКОГО

Приблизившись к замеченному месту, я вновь укладываю собаку и осматриваю луговину. Невдалеке вижу красавца бекаса. Подхожу, бережно беру почетный трофей в руки и возвращаюсь к своему помощнику. Ему необходимо обнюхать бекаса.

Мы сидим рядом. Я прокручиваю в памяти все происшедшее, затем кладу птицу в задний карман жилета и запускаю Улли в поиск.

Ободренные успехами, мы проходим еще несколько карт. Улли показывает пару прекрасных работ, в которых ярко проявляются слившиеся воедино мастерство, интеллект континентальной легавой и быстрота реакции стрелка…

Новое место идеально для красивой охоты. Скошенная луговина с небольшой отавой и маленькими мочажинками воды. На очередной параллели пес замедляет ход, переходит на потяжку и замирает, указывая на небольшое зеркало воды посреди луга.

Я медленно подхожу к собаке, готовясь выстрелить. В это время прямо по курсу, метрах в двадцати, с чварканьем срывается бекас. Я не успеваю вскинуть ружье, как он скрывается
за близлежащими кустами. Немного огорченный, смотрю на Улли. Тот продолжает стоять.

Твердо усвоив, благодаря опыту охоты с легавой, что собаке надо доверять, я понимаю, что ничего еще не закончилось. Посылаю собаку вперед — бекас взмывает свечкой ввысь и резко идет влево. Приклад в плече. Выстрел. Птица, раскрыв крылья и оцепенев, планирует вниз, в канаву.

Уложив и успокоив пса, я досылаю еще один патрон в магазин, беру собаку к ноге и направляюсь к канаве, где растет высокая трава. Пять минут поиска. Улли замирает в стойке, указывая на дно канавы. Раздвинув траву, я вижу бекаса, не долетевшего до земли и повисшего на ветках кустарника.

Мои помощники не раз удивляли меня своим умением разыскивать битую дичь в густой траве, но в этот раз пес показывает особое мастерство. Вот за что дратхаарам можно сказать огромное спасибо. За все время охоты я не потерял с ними ни одной стреляной птицы. Ничего не имею против сеттеров и пойнтеров, но думаю, вряд ли островные легавые стали бы себя так утруждать…

 

ФОТО SHUTTERSTOCK.COM

Мы оба отвели душу, изрядно устали и решили уже закончить охоту. Однако проходя очередную карту, я заметил в углу луговины место, где могли сидеть бекасы, чуть подправил направление челнока Улли и подтянул его плотнее к себе.

Грунт здесь был мягкий, травы мало, и мы продвигались, не создавая шума. Улли двигался, медленно поворачивая морду в разные стороны, сканируя небольшую яму впереди. Пройдя четыре-пять метров, он стал.

Читайте материал "Доверительные отношения: охотник и собака"

Помня о способности своей собаки причуивать бекаса на дистанции 20–30 метров, я решил зайти чуть вперед и только потом пустить ее на подъем. После трех шагов бекас взорвался. Я был готов к выстрелу и поразил его на взлете. Почти одновременно с первым, чуть правее, один за другим взлетели три бекаса.

Я успел выстрелить по второму. Тот упал. Перевел ствол на третьего, благо он еще не успел улететь далеко, но меня подвело ружье (проблема с подачей патрона из магазина). Так что триплет мне не удался по техническим причинам. А Улли подал мне из канавы второго бекаса…

Тихо и тепло. Мой уставший, но довольный друг рядом. Девять бекасов в заднем кармане жилета, одна птица в машине, прекрасный дуплет, масса впечатлений. Но самое главное — я провел незабываемый день, отдохнул душой и затратил всего 12 патронов на 10 бекасов.

Дмитрий Встовский 16 ноября 2017 в 14:20








Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".





Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований











наверх ↑