На состязаниях МОКО «Немецкий курцхаар»

«Хорошо, когда пятница начинается в четверг»,- подумал я, выключая рабочий компьютер в офисе. Отгул на завтра одобрен руководством, и трудовая неделя заканчивается для меня на день раньше.

 

Быстро покидав в машину вещи, я не мешкая стартанул в подмосковные поля, где сегодня вечером должно состояться открытие комплексных состязаний «Универсальная легавая 2013», проводимое МОКО «Немецкий Курцхаар».

МОКО – это Межрегиональная Общественная Кинологическая Организация, созданная в 2011 году и объединившая владельцев легавых собак породы немецкий курцхаар. Организация серьёзная, имеет прямой договор о сотрудничестве с РОРС и регулярно проводит различные состязания: от болотно-луговой дичи до кровяного следа. В этот раз, 19-21 июля, МОКО предложила всем желающим проверить своих собак в работе по водоплавающей и полевой птице.

Из центра Москвы до точки сбора я доехал за два с половиной часа, что весьма быстро для Новорязанского шоссе, свободного в этот день от многочасовых пятничных пробок спешащих загород дачников. Организаторы мероприятия очень верно поступили, сместив 2 основных дня состязаний с привычных выходных на пятницу и субботу - и до лагеря быстро доберешься, и обратно домой без пробок докатишь. А если не успеют всех отсудить за 2 дня, в запасе есть воскресенье.

Сворачиваю с просёлочной дороги к лагерю. Вот уже видны разноцветные грибки палаток в тенистой дубовой рощё у берега тихой реки.

 

Струйкой сизого дыма поднимается вверх, теряется в кронах деревьев разожженный кем-то костерок. Небо, уставшее от дневного зноя, подёрнулось на западе позолотой предзакатного солнца. Ветер стих, и всё вокруг окутала тишина мягкого июльского вечера. Её нарушал лишь только звонкий перепелиный бой, разливающийся по округе: «поть-полоть! поть-полоть!»...
Эх, независимо от того, как выступит мой курцхаар Цуна, я уже рад, что мы выбрались на природу из душного города!

А как приятно было оказаться в кругу таких же, как ты, безнадежно «заболевших» охотой и собаками! Наряду со знакомыми лицами я увидел и много новых для меня людей, но это нисколько не стесняло общения. Всегда можно было легко подойти к любой компании, и завязавшийся непринуждённый разговор заканчивался приглашением к столу отведать свежей ухи или только что приготовленного плова. Радовало и то, что в такой свободной обстановке можно было пообщаться не только с участниками состязаний, но и с судьями, готовыми дать наставления и ответы на волнующие вопросы.

 

В 10 вечера Председатель Правления МОКО Тимур Фарукшин, поприветствовав всех собравшихся, рассказал, как будут проходить состязания, после чего состоялась жеребьёвка.

 

Помимо определения очередности выступления было решено чётным номерам ехать утром на утку, а нечётным - в поле. Вставать надо рано - построение в 6 часов утра. Но по палаткам никто расходиться не собирался и за разговорами у костра засиделись далеко за полночь...

Утро встретило нас стелящимся над полями туманом и полным отсутствием ветра. Но меня это не
смущало – моей Цуне выпало сначала выступать по водоплавающей дичи.

Место состязаний по утке представляло собой небольшой, заросший камышом прудок.

 

Думаю, многие из охотников любят обходить подобные водоёмы, затерявшиеся где-то на просторах некошеных полей и богатые птицей. Но горе охотнику без верного четвероногого помощника уронить поднявшуюся крякву в высокий травостой - тогда поиск даже чисто битой птицы превращается в мучение, не говоря уже про подранков. Да и поднять утку на крыло без собаки не простая задача. Вспоминая свою охотничью юность, когда легавой у меня ещё не было, я невольно улыбался тем забавным способам, к которым я прибегал для «вытаптывания» уток. Чего я только ни делал: и кричал, и бросал камни в тростник, и стрелял порой по воде. Но теперь всё по-другому...

 

Усаживаю дрожащую от нетерпения легавую у края пруда. Команда: «Ищи!» - и курцхаар разжатой пружиной влетает в заросли рогоза. В мгновенье он исчезает из вида. Но где работает собака, легко определить по хрусту камыша, всплескам, шлепанью по воде и деловитому похрюкиванию. Следя за тем, чтобы легавая тщательно обыскивала прибрежную растительность, медленно продвигаюсь вперёд, подбадривая её голосом. Место здесь крепкое – рогоз уходит плотной стеной метров на 15 от берега. Цуна время от времени вываливается из этих дебрей на открытую воду и, держа нос по ветру, плывёт вдоль зарослей, вскоре снова уходя в поиск в высокой траве. Видя, как плотно курцхаар утюжит болото, понимаю, что если бы что-то спряталось в этом зелёном море камыша, Цуна обязательно выгнала бы дичь на чистое или подняла на крыло. И я с волнением ожидаю этого момента. И наконец краем глаза замечаю хлопунца кряковой, тихонько выплывшего из островка осоки где-то впереди. Утка оказалась умна не по возрасту и, не поднимая шума, тихой сапой пробралась за ветер, пока легавая рыскала где-то в глубине зарослей. Хлопунец поспешил спрятаться в траве у уреза воды в том месте, которое собака уже обыскала. Начинаю беспокоиться за успех нашего предприятия... Но вскоре, видимо наткнувшись на наброды птицы, Цуна выбирается из зарослей вслед за уткой. Жадно втягивая носом воздух, она покрутилась на середине прудка и уверенно поплыла к берегу, где затаилась птица. Несколько секунд быстрого поиска в камышах и собака выдавливает испугано крякающую утку на открытую воду. Подняв каскад брызг, курцхаар бросается за улепётывающем крякашом, взлаивая от азарта. Дело сделано! Первый этап пройден!

Т.к. подача отстреленной утки будет проходить в конце, эксперт просит отозвать собаку, и мы занимаем места зрителей в машине, наблюдая за выступлениями других участников.

 

 

 

 

И надо отметить, что смотреть на чужих собак было очень интересно и познавательно, подмечая, насколько в состязаниях важны не только опыт и мастерство, но и удача. Вот чей-то курцхаар плотно и энергично обыскивает заросли, смотреть на него одно удовольствие. Но утки уже давно и след простыл - настёганная несколькими собаками птица предпочла по-тихому схорониться где-то в поле. А вот кому-то прилетает подарок в буквальном смысле этого слова: улетевшая при первых запусках собак кряква, через полчаса возвращается обратно и без облёта, не глядя, плюхается в пруд невдалеке от выступающего курцхаара, да ещё и по ветру. Во время работы другой собаки вдруг полностью стихает ветер, верный помощник легавой...

 

 

Наступает время второго этапа – отработки подачи. Задача охотника усадить свою собаку, которая не должна сделать и шагу в момент заброса битой птицы и выстрела, а потом по команде хозяина подать птицу с воды, и непременно - в руки. Этот, казалось бы, простой элемент, от которого зависит степень диплома, да и вообще его получение, давался, к сожалению не всем. Чья-то собака не доносила птицу до хозяина, чья-то мешкала с подачей, кому-то вообще пришлось раздеваться и лезть в воду, «дорабатывая» утку за своим питомцем. Выступления же послушных собак, быстро приносящих птицу, картинно садящихся у ног ведущего и вежливо отдающих ему дичь прямо в руки вызывали у зрителей нескрываемый восторг.

 

К сожалению, моя Цунка, исправно подающая в руки на тренировках и на охоте, в этот раз выкинула фокус: быстро найдя на воде утку, легавая вместо того, чтобы по кратчайшему расстоянию принести её мне, сделала небольшой полукруг, выйдя из воды положила её на землю, жестко перехватила и нехотя понесла её мне, так и не подав чётко в руки. Что ж, это только Д3. Единственным утешением в тот день для меня была мысль, что Цунка, скорее всего «перегорела» наблюдая за выступлениями других собак, и охотничий азарт взял вверх над дрессировкой...

На следующий день мы отправились в поле. Погода стояла ясная. Лёгкий ветер слегка шелестел листвой в кронах деревьев и чертил на лазурном небе причудливые узоры перистых облаков. Роса с ночи не выпала, и в полях стояла непривычная для раннего утра сушь. Яркое солнце быстро поднималось к зениту и, когда в одиннадцатом часу до нас с Цункой дошёл черед выступать, оно припекало так сильно, что в пору было идти купаться на карьеры, а не мучить собаку поиском птицы. Но «A la guerre comme à la guerre» (на войне, как на войне), и я запускаю легавую в поиск. Та исправно челночит минут десять, но на большее её не хватает. Челнок расползается: собаку сильно заносит то влево, но вправо, расстояния между параллелями плавает от нескольких метров до десятка, порой собака вообще старается уйти на ветер. Постоянно освистываю курцхаара, корректируя рисунок поиска, даю попить воды, но это не помогает. Собака со свисающим алым языком ходит уже медленной рысью, в тяжелом дыхании её худые бока с выступающими рёбрами вздымаются и опадают, словно кузнечные меха, взгляд затуманен. Понимаю, что это конец. В таких условиях нам ничего не светит, и я уже подумываю о том, чтобы снимать собаку с состязаний. Но нас спасает чудо. Вернее, дождь.

На тяжелую, иссиня-черную тучу, появившуюся на горизонте, сначала никто не обратил внимания. Все полагали, что она пройдёт стороной. Но капризный ветер, посчитав иначе, крутанул и надул прямо на нас низко катящие над землёй грозовые облака, связанные с ней сизой дымкой проливных дождей. Мы поспешили к машинам, но уже было слишком поздно. Потемневшее небо обрушилось на нас стеною воды. За считанные секунды мы промокли до нитки.

Мокрые как мыши, поехали в лагерь переодеться и просушиться. В состязаниях был объявлен небольшой перерыв. Через пару часов мы вернулись в угодья, обильно орошённые дождём. От утренней суши ни осталось и следа, палящее солнце скрылось за затянувшими небо серыми облаками, дул устойчивый, влажный ветер. Пришедшая в себя Цуна шла плотным, широким и ровным челноком. Местный охотник и эксперт-кинолог Андрей Щемиров наводил нас на самые “рыбные” места, что давало свои результаты.

 

Финальным аккордом стала работа по «перемещенке». Мы переезжали с одного поля на более перспективное, когда практически из-под колес машины выпорхнул перепел. Птица лениво протянула метров пятьдесят и, трепеща крылышками, плюхнулась в некось у раскидистого ивового куста.

 

Удачно подвернувшимся шансом было решено воспользоваться и я запускаю в некось Цуну. Трава по пояс, и собака идёт очень плотно. Вот она проходит там, где должна быть птица. В тот же миг, словно наткнувшись на невидимый барьер, собака сходу застывает в стойке.

 

Команда: «Вперёд!» Короткий бросок, доработка низом убегающего перепела, и из копны бурьяна взлетает желтовато-бурый «полосатик». Со стороны экспертной комиссии звучит хлопок выстрела, легавая остаётся на месте. Всё, работа выполнена!

Нас приглашают подойти и оглашают результаты. Трудовые 68 балов и диплом третьей степени. Цунка, кажется, довольна своим выступлением. Прищуриваясь и словно улыбаясь, она внимает ласкам председателя экспертной комиссии Мадины Темировой, треплещей её за ухом. Кажется, у девушек образовалась взаимная симпатия...

Я тоже доволен работой легавой в таких непростых условиях. Конечно, была надежда найти куропаток в невысокой траве, и при таком устойчивом ветре можно было бы претендовать на более высокие результаты. Но, как я уже упоминал ранее, удача - один из ключевых факторов на состязаниях...

Последние собаки закончили выступления, когда уже почти стемнело. Накрапывал дождик, погода, подарившая нам два прекрасных дня, портилась и, похоже, надолго...

Но настроение у участников состязаний было отличное. В ожидании церемонии награждения народ травил байки у костра, рассказывал анекдоты.

И вот долгожданный финал. При свете фонарей Тимур оглашает результаты:

 

I место по комплексу — кобель Щ-Гай, вл. Хамонин А.А., поле Д3, 70 баллов + утка Д1, 81 балл

II место по комплексу — сука Цуна, вл. Каширин Д.Н., поле Д3, 68 баллов + утка Д3, 74 балла

III место по комплексу — кобель Б-Акташ, вл. Ковыляев М.А, поле Д3, 69 баллов + утка Д3, 67 баллов

I место по полю — кобель Щ-Гай, вл. Хамонин А.А., поле Д3, 70 баллов
II место по полю — сука Дабби, вл. Гурьянов В.С., поле Д3, 69 баллов
III место по полю — кобель Б-Акташ, вл. Ковыляев М.А, поле Д3, 69 баллов

I место по утке — кобель Pradellinensis Franz, вл. Полунин Д.Б., утка Д1, 82 балла
II место по утке — кобель Щ-Гай, вл. Хамонин А.А., утка Д1, 81 балл
III место по утке — кобель Зов Полей Светозар, вл. Милованов П.М., утка Д2, 82 балла

Лучшая молодая собака по комплексу — кобель Егерь-Брун, вл. Лапшинов Д.Ю., поле Д3, 61 балл + утка Д3, 71 балл.

Вручение дипломов и призов, аплодисменты, теплые слова судей и ... прощания.

 

 

 

 

 

Ведь всё когда-то подходит к концу. Состязания МОКО «Универсальная легавая 2013» закончились. В очередной раз хочется сказать оргкомитету МОКО: «Спасибо!» за прекрасно подготовленное и проведённое мероприятие, а экспертной комиссии –Темировой М.М., Багдатьеву Д.Н, Мостовому А.Р., Александрову В.И., Николаеву Ю.А., Нестеренко В.Н. за беспристрастное и профессиональное судейство.

Шипя протекторами шин по лужам, машина несёт меня домой по ночному шоссе. В темноте салона негромко мурлыкает магнитола, дворники монотонно скребут по лобовому стеклу, напоминая мерный ход настенных часов и навевая ощущение уюта и спокойствия. Цунка, свернувшись калачиком, давно спит на заднем сиденье, временами повизгивая. Что ей сейчас снится? Наверное, тот перепел, вылетевший у неё из-под самого носа. Я тоже возвращаюсь к событиям двух последних дней, подаривших столько положительных эмоций, принесших опыт участия в состязаниях, приз за второе место «по комплексу», знакомство с новыми интересными людьми и встречи со старыми знакомыми. И я надеюсь когда-нибудь снова увидеть их на новых состязаниях МОКО.

Дмитрий Каширин 22 августа 2013 в 00:00






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

  • -2
    Филипп Стогов офлайн
    #1  23 августа 2013 в 13:05

    Дмитрий, спасибо за интересный рассказ и увлекательные фотографии. Смотрю, у Вас в редакции курцхааристы преобладают. Ни пуха, ни пера!

    Ответить

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑