В межсезонье

Конец июня – самые длинные дни и короткие ночи. Для охотников – томительная пора межсезонья. Вычищенные и смазанные ружья откочевали до нужной поры на покой в сейфы, а охотничья амуниция заняла привычное место на полках шкафов и антресолях.

Фото автора

Фото автора

Многие из охотников на это время переквалифицировались в рыболовов. Но даже находясь на рыбалке, охотник всегда остается охотником. Разве можно остаться равнодушным к коростелиному «дерганью» в густом травостое на противоположном берегу извилистой речушки? Да и звонкий бой перепела на утренней заре, доносящийся из полевого разнотравья, примыкающего к пруду, наверняка заставит такого рыболова оторваться от удочки и повернуть голову в сторону перепелиного «подь-полоть, подь-полоть». А как радостно бьется охотничье сердце при виде кряквы с выводком утят-пуховичков на зеркальном плесе, снующих возле заботливой мамаши!


Но есть среди охотников сообщество единомышленников, для которых межсезонье не кажется томительным периодом, это – легашатники и спаниелисты.
Молодые охотники (и не только), решившие на деле познать все прелести охоты с подружейной собакой, с головой погружаются в натаску своих питомцев. Выйти на предстоящее открытие охоты в угодья с подготовленным дипломированным четвероногим другом и помощником – вот их заветная мечта.


Не следует забывать, что на эту пору приходятся всевозможные испытания и состязания легавых собак и спаниелей. Только в лугах или полях подружейная собака может продемонстрировать, на что она способна; только здесь она может порадовать красотой своей работы. Бывали случаи, когда, завидев крадущуюся на потяжке с высоко поднятой головой легавую, которая вскоре грациозно замирала на стойке, превращаясь в каменное изваяние, хозяин смахивал со щеки предательскую слезу…


Солнце медленно приближалось к горизонту, когда я со своим курцхааром Ромулом, а друг Василий – с дратхааром Кимом вышли в луга. Рядом с полевой дорогой мы сделали остановку, чтобы послушать, не подаст ли голос юркий перепел или быстроногий коростель. Взятые на поводки собаки поскуливали, им не терпелось уйти в поиск. Они понимали, что мы приехали в луга ради них, а не на охоту. И тут, словно по нашей просьбе, со стороны зарослей ракитника послышалось коростелиное поскрипывание. Прошло совсем немного времени, и где-то слева от нас в лугах отозвался еще один дергач. А вскоре уже со всех сторон наш слух ласкала коростелиная песня. Тотчас вслед за ней раздался перепелиный бой. Очевидно, кургузый забияка-петушок решил бросить вызов коростелиным любовным серенадам.


Порадовавшись обилию птицы в лугах, мы с Василием разошлись в разные стороны. Вечер обещал быть теплым и тихим, что нас несколько огорчило, к тому же и собаку, и меня донимали комары.


Выйдя на участок луговины, поросшей невысокой травой, я усадил поскуливающего курцхаара, снял с него ошейник и, отойдя немного вперед, командой «ищи!» отправил в поиск. Разжавшейся пружиной Ромул сорвался с места и относительно правильным челноком принялся обыскивать луговое пространство. Жаль, ветра не было!


Двигаясь за легавой, я услышал свист утиных крыльев. Оглянувшись назад, увидел трех кряковых кавалеров-холостяков, «праздно шатающихся» по угодьям, которые, не долетев немного до меня, стали закладывать вираж на разворот. Я повернул голову и обомлел: Ромул стоял на стойке! Подавшись вперед, с согнутой передней лапой, он скульптурно застыл на месте, держа птицу на чутье. Полюбовавшись курцхааром, я подошел к нему и командой «пиль!» послал поднять птицу. Последовала подводка в виде пары быстрых шагов – и впереди легавой шумно взлетела пара кургузых перепелов. Вот и первая работа! Поощрив собаку за отличную работу кусочком сушки, я похвалил ее и словами.


Спустя некоторое время курцхаар уже челночил в поиске, приглашая меня следовать за ним. Вскоре я заметил, как, притормозив на очередной параллели челнока, Ромул прихватил запах птицы. И снова пришлось пожалеть об отсутствии ветра. А легавая тем временем, используя нижнее чутье, принялась копировать «узоры», оставленные быстроногой птицей на лугу и... замерла на стойке. Не медля с командой, я послал курцхаара поднять бегуна. После подводки Ромула я заметил в траве шевеление, но опытный курцхаар сделал пару прыжков, и рыжему дергачу ничего не оставалось, как подняться в воздух.


Очередное коростелиное поскрипывание впереди мы с Ромулом расценили как вызов. Посмотрев друг на друга, приняли его и решительно направились к месту предполагаемого поединка.

Виктор Лукашов 28 июня 2013 в 00:00






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑