В конце сентября

Вы никогда не повстречаетесь с удачей, если будете сидеть дома, отчаявшись от безуспешных поездок.

Фото автора

Фото автора

Сезон-2012 действительно не балует нас обилием дичи, но прекрасные вечерки «бабьего лета» заставляют сломя голову лететь после работы домой, по-солдатски переодеваться в охотничью одежду и через считанные минуты распахивать дверцу машины для разгоряченной собаки.

Герда, как и большинство охотничьих собак, безошибочно разгадывает мои планы. Если я никуда не еду, она спокойно дожидается вечерней кормежки. Но стоит мне взять в руки охотничью амуницию, чего она никак не может видеть и слышать, как в тот же миг двор оглашается радостными воплями.


В этом году счет наших трофеев очень скромен: одна-две утки на троих считаются удачей. Единственный раз ко мне подлетели на выстрел три широконоски, и удалось взять всех трех. Поход за осенней перепелкой завершился также добычей трех птиц. В первых числах сентября было много пролетного голубя, но мы смогли выехать только через несколько дней, когда стаи по 20–30 птиц уже не летали по разведанному маршруту, а оставшиеся отдельные особи стали фантастически осторожны. Я имел единственную возможность выстрелить по здоровенному вяхирю, промелькнувшему в прогале деревьев, но, к сожалению, промазал. Да и вообще мало кто мог похвастаться добычей.


Наши угодья условно разделены нами на луга и поля. Это разные охотничьи хозяйства, но путевки мы берем в оба. Николай в этот раз задерживался на работе, и вопрос, куда ехать – в луга или в поля, – пришлось решать нам вдвоем с Александром. Надежда на успех, конечно, была призрачной: вчера – полный ноль, позавчера – одна утка за вечерку, и та мимо.


– Ну, выбирай! – даю возможность Сашке проявить инициативу. – Как скажешь, так и будет.
– А давай в поля! – решает он. – Давно уже не проверяли.


И в самом деле – давно. Последний объезд полевых болот позволил записать в наш актив чирка и крякву, взлетевших на подходе, при полном отсутствии пролета на заре.
До захода солнца часа полтора, и у нас есть возможность выбрать, в каком именно месте остановиться. Мы проверяем первое – сухо. В следующем вода есть, но никто не взлетает, да и на воде ни пушинки.


Наверное, мы закоренелые консерваторы: уж больно нам нравится в постоянные места ездить. Едем в то же болото, где стояли в прошлый приезд. Да и на самом деле здесь нет ничего лучше! Недалеко пруд, который тянется по оврагу километра на три. Утка-то там, конечно, есть, но попробуй угадать на такой площади, где она пролетит! А здесь болотце компактное: если что и будет, то уже конкретно.

– А ведь есть пушок, есть! – радостно сообщаю Сашке.


Пуха и перышек не так уж и много, но зато совсем свежие. Это вселяет надежду, что вечерка не будет пустой. Герда делает короткую потяжку, и в десяти метрах от собаки срывается длинноносая птица. Я не успеваю вскинуть ружье, но она выполняет разворот и снова заходит на болотце. Нет, это не бекас, тот гораздо острожнее в конце сентября, да и взлетел молча. Конечно же гаршнеп! Это – «младший брат» бекаса, который радует охотника с легавой возможностью насладиться классической стойкой причуявшей его собаки в то время, когда бекасы уже улетают. Стойку этот куличок держит великолепно. По вкусовым качествам равен бекасу, хотя заметно уступает в весе. От меня он проходит далековато, а вот Сашка имеет возможность, но... Два чистых промаха!
И вдруг я вижу трех уток, поднявшихся из кустов метрах в пятистах от нас. Точно! Ведь там, среди кочкарника есть небольшая канава, которая пересыхает к концу лета. В этом году, видимо, не пересохла, а мы и не заглянули туда ни разу!.. А утки, дав приличный круг, разворачиваются на наше болото. Я экстренно прячусь за жиденький куст – больше не за что. Сашка затаивается на другой стороне. Идут точно на болото. Хорошо идут! Ну, еще немного! Из-за веток плохо видно, но я решаю, что пора. Далеко! Утки резко шарахаются в сторону. Провожаю их двумя безуспешными выстрелами. Вот досада! Еще бы чуть-чуть!


– Пошли чай пить! – зовет Александр, и я перехожу на его сторону.
Чаепитие перед зорькой – это, согласно нашим традициям, непременное условие. Уток может и не быть, но ароматный, крепчайший, обжигающий губы чай – это обязательно. Быстро темнеет. Мы сидим под разными кустами в десяти метрах друг от друга. Рядом со мной крутит головой Герда.


– Смотри: справа! – шепчет Сашка, но я и сам вижу два стремительно приближающихся силуэта. Они целенаправленно летят на наше болото и представляют нам прекрасную возможность отличиться. Поочередно гремят наши выстрелы. Оба чирка падают. Но после чьих выстрелов? Мне кажется – моих.
– Дай, Герда! – собака бросается за вторым, дальним. А первый лежит напротив меня на чистой воде.
– Я этих и не видел, – говорит Сашка.
– Как так? Ты же сам мне сказал!
– Так справа три летели. Я за ними и смотрел, а тут ты стрелять начал!
– А я тех не видел.
Герда тащит найденную добычу, а я выдвигаюсь за вторым трофеем.
– Смотри! Над тобой!


Я вскидываю голову, затем ружье и понимаю, что стрелять по трем великолепным матеркам, проплывшим в пятнадцати метрах над моей головой, уже поздно.
Мокрая собака облизывает сложенных под куст чирят. Мы снова замираем в ожидании. Конечно, уже и так повезло – такие возможности! Но, может быть… На фоне розовой зари появляется силуэт крупной птицы. Сперва мне кажется, что это здоровенный крякаш, потом возникает мысль: хищник! Но вот небольшой доворот – и никаких сомнений: над нашим болотцем лощит перед посадкой крыльями вполне приличный гусь! Гремит Сашкин ИЖ-27, и гусак валится в болотце. Через мгновенье он снова в воздухе. Я вскидываю ружье, но раздается второй выстрел, и птица уже бьется в зубах Герды.


Вот это да! Настоящая удача, и я от души поздравляю друга. У гуся, оказавшегося белолобым, чистое оперение, нормальный вес и здоровый вид.
Я регулярно общаюсь с охотничьей братией, и лично и по телефону, но вестей о замеченных перелетах гусей еще не имел. Что это за птица? Разведчик, прилетевший раньше других? Ерунда! Оставшийся с весны и оправившийся подранок? Тоже не похоже. Может быть, какая-то малая часть не участвующей в размножении молодежи остается у нас на лето? Ведь видели же мы на открытии в прошлые годы стаю из двенадцати гусей! Все видели, а не не кому-то показалось!
– Ну, не может же он один быть! – с надеждой тянет Сашка. – А вдруг сейчас косячок прилетит?
– Да хоть бы один – тоже неплохо!


Но нет! Больше никаких полетов над нашим болотом не было.


– Смотри – лиса! – орет Сашка по дороге домой.
И действительно, прямо посреди проезжей части стоит лисенок и в нашу сторону даже не смотрит.
– Ничего, ничего! – смеюсь я. – Месяца через два мы сюда наведаемся. Вот тогда и встретимся вновь.
 

Владислав Шатилов 19 октября 2012 в 00:00






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑