Охотничьи лайки сегодня

Интервью с Н.В. Чипурных, экспертом Всероссийской категории

Фото Екатерины Квачевой

Фото Екатерины Квачевой

«Каких бы прекрасных результатов не достигло общество  относительно   разведения привозных пород собак, но оно ничем не в состоянии будет искупить того греха, если допустит у себя утрату коренной своей, неизменной кормилицы, сибирской промысловой собаки».
П.Б. Ящеров, почетный член Общества сибирских охотников, 1903 г.

Породы охотничьих лаек в нашей стране прошли сложный путь. Первые из них происходили от очагового развития потомков охотничьих лаек малых народов Сибири и Севера России, чей экстерьер и рабочие качества формировались под суровым влиянием внешней среды. Местом проживания этих собак были небольшие населенные пункты, разбросанные по просторам нашей огромной Родины.


Городские охотники стали интересоваться лайками еще в середине XVIII века. А. Ширинский-Шихматов писал, что «разновидностей лаек существует столько же, сколько существует народов на Севере». По его мнению, они по внешним признакам резко отличаются друг от друга. Он выделил следующие разновидности лаек – зырянскую, карельскую, черемисскую, марийскую, вогульскую (мансийскую), остяцкую (хантейскую), тунгусскую (эвенкийскую), вотяцкую (удмуртскую), ламутскую и некоторые другие. Некоторые из этих аборигенных собак дали жизнь нынешним продам лаек: карельским, русско-европейским, западно-и восточносибирским, но родоначальники этих пород практически сейчас безвозвратно утеряны; некоторых еще можно встретить в отдаленных селениях на окраинах России. «Официальный» период в разведении лаек берет свое начало с 1939 года, когда были разработаны и утверждены временные стандарты пяти пород лаек.


Проект классификации был разработан ВНИИО. Временные стандарты были представлены на фино-карельскую лайку, карельскую лайку, коми (зырянскую) лайку, хантейскую (остяцкую) лайку, мансийскую (вогульскую) лайку. В 1952 году Кинологический совет Главохоты РСФСР утвердил постоянные стандарты трех пород лаек: русско-европейской, западносибирской и карело-финской. Деление пород по географическому принципу предложил научный сотрудник ВНИИОЗ Э.И. Шерешевский. Вскоре были созданы и правила испытания лаек, бонитировка (оценка производителей по комплексу качеств и произведенному потомству), появляются первые признаки разрыва между собаками в центральных регионах России и собаками промысловых охотников.


О перспективах и путях развития лаек в России мы и поговорим с экспертом Всероссийской категории, судьей РКФ по породам лаек ранга САС и испытаниям лаек ранга САСТ Чипурных Николаем Васильевичем.


– Добрый день, Николай Васильевич. Не могли бы Вы рассказать о состоянии породной группы охотничьих лаек в России сегодня?


– Печальное, очень печальное, все идет в сторону закрепления зверовых качеств лайки. На экстерьер внимания никто уже не обращает. Лайка – это универсальная собака, по крайней мере для этого порода создавалась. Сейчас же все идут по простому пути – в вольеры, на притравки и испытания по медведю на цепи, вольерному кабану и барсуку. Недавно проводили исследование – только около 7-8% дипломов получены по вольному зверю. Много сейчас полевых победителей и полевых чемпионов по вольерному зверю. Соответственно и щенки становятся дороже. А поиска у собак нет никакого. Доходит до того, что хозяин сам вынужден искать зверя и выставлять его под собак. Конечно, когда они увидали зверя, он от них не уйдет, порвут любого. Злобность к зверю очень высокая. Я знаю, что специально для повышения злобности подливали к лайкам кровь терьеров (бультерьеров, американских стаффордширов), что очень отрицательно сказывается на экстерьере и других рабочих качествах собак.
– На XI Всероссийской выставке охотничьих собак, проходившей летом этого года в Туле, в средней группе примерно из 60-ти собак только шесть получили «отлично» за экстерьер, остальные – «очень хорошо» и «хорошо». Ни на что не обращают внимания, лишь бы рвала зверя, все идет в «мясо». Я судил и присутствовал на многих состязаниях, в том числе и на международных, вольер – 4 гектара, а собака не может найти зверя. Единственная порода лаек, сохранившая на данный момент свою универсальность в той или иной степени, это карельские (в прошлом карело-финские) лайки. По зверю они не очень используются, зато часто работают белочку, утку, боровую птичку. А вот у русско-европейских, восточносибирских и западносибирских – весь упор идет на зверовые качества собак, злобность к зверю, агрессивность, вязкость.


– А по пушнине РЕЛ, ЗСЛ и ВСЛ работают?


– По пушнине практически нет. Только если в отдаленных районах или районах, где добывают соболя.


– Может, дело в том, что сейчас охота на пушнину не так рентабельна?


– Может, и в этом. Пушнина – не такая дорогая, а вот «мясо» – это престиж, сфотографироваться с добытым лосем или оленем куда как приятно, опять же, если собака чемпион – щенки дороже.


– Получается, что сейчас лайки стали в большей своей части «егерскими собаками», такими как дратхаары, ягдтерьеры, вахтельхунды…


– Ну, в принципе, Вы правы, держат их в основном егеря, задача собак – выставить зверя под выстрел клиента, приехавшего в охотхозяйство поохотиться, что приносит основной доход хозяйству и, соответственно, хозяину собаки – егерю.


– Николай Васильевич, а есть ли перспектива выхода из создавшегося положения?


– Сейчас РОРС проводит правильную политику. Собираются убрать вольерного кабана из основных дипломов, собака должна работать по вольному зверю. А то сейчас смотришь в дипломы лаек – подсадной медведь, вольерный кабан, вольерный барсук – и все.
– А как дела в государственных питомниках, например в Кирове?
– Практически все везде перешло в частные руки. И ситуация практически одинаковая. Титулы, щенки дороже, злобность – главное качество.


– Понятно. Ситуация знакома по другим породам. Все завязано на бизнесе. В конце концов такая племенная работа приведет к тому, что мы потеряем лаек, работающих по пушнине. И если пород, хорошо работающих по зверю, достаточно много, то кто заменит лайку на пушной охоте?


– А к этому все идет. Остаются единицы кунятниц, соболятниц, бельчатниц. Щенков берут от зверовых собак, которым чемпиона получить проще, красоту охоты с лайкой на пушного зверя сейчас мало кто понимает и мало кто ценит. В тех регионах России, где идет промысловая добыча соболя, еще можно встретить достаточно лаек-соболятниц, а вот в Центральной России – «мясо» и только «мясо». А заменить лайку-мелочовницу, работающую по пушнине, невозможно. Именно в России охота по пушнине имеет глубокие исторические корни, только в России большее количество меха традиционно добывали в лесу, а не на зверофермах.


– Николай Васильевич, представим, что добро победило, и правила испытаний по вольерному зверю отменили. Сразу и все. Вернет ли породная группа лаек себе свою потерянную универсальность?


– Это невозможно. Очень много экспертов будут против. Не стоит забывать, что проще отсудить 20-30 собак в вольере, чем три-четыре в лесу. И денег больше, и сил тратишь меньше. Очень печально смотреть на то, что происходит с породой. Лайка должна работать от «миши до мыши», а сейчас вольер и загон во главе угла. Кроме этого, работа собаки по подсадному зверю вредит и самой собаке. Кабан в вольере ведет себя принципиально по-другому. Приткнется задом к изгороди и стоит. А в тайге или в лесу – задача лайки не атаковать зверя с хватками по месту или не по месту. Задача собаки на охоте – самостоятельно найти зверя и не дать ему уйти, ограничивая его передвижение, отвлекая внимание и подавая сигнал охотнику лаем. Работа по медведю с головы или атака секача с хватками приведет к гибели собаки или ее серьезным ранениям. В этом вред притравок по зверю, содержавшемуся в неволе для смелых и злобных собак.


Общий кризис в российском племенном собаководстве коснулся и наших отечественных пород. И если в случае с породами, оригинаторами которых мы не являемся, можно рассчитывать на приток свежей крови из-за рубежа, то в данном случае помочь нам не сможет никто.


Лайка требует особо бережного и осторожного обращения, именно в разведении, в сохранении и развитии врожденных рабочих качеств, их передаче следующим поколениям собак, в сохранении правильного и функционального экстерьера. В традициях русского собаководства держать охотнику собаку не только умную, но и красивую, и такую собаку передать своим детям, внукам, правнукам.


Очень будет жаль, если из-за недалеких интересов бизнеса мы потеряем уникальные свойства русской промысловой собаки, собаки – помощницы в тайге и лесу, променяем их на узкоспециализированную функцию зверовой охоты, с которой сейчас успешно справляются и другие породы егерских собак.


От редакции


В настоящее время диплом по вольерным видам дает право получить классность не выше 1-го племенного класса.
Однако в Сибири, на Дальнем Востоке и Камчатке упор по-прежнему делается на универсальных лаек. Москва – не вся Россия, и хочется надеяться, что живущие там охотой люди не дадут пропасть таким замечательным аборигенным породам собак, пасть жертвами коммерциализации охотничьего собаководства.

Дмитрий Карманов 5 ноября 2013 в 00:00






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑