Восточносибирская лайка

Фото Валентина Зайцева.
Лайка мраморного окраса. Фото Валентина Зайцева. Лайка мраморного окраса.

В конце XIX – первой половине XX вв. разными авторами (Ширинский-Шихматов, Дмитриева-Сулима, Ливеровский, Крестников, Рябов, Абрамов) было описано более 20 пород лаек. В основу классификации брался, как правило, этнографический принцип. Это обуславливалось географической изолированностью отдельных народностей, у которых лайка формировалась в тесной связи с окружающей средой.

Смирнов Н.А. (1936) и Верещагин Н.К. (1936) сделали попытку разработать классификацию лаек по более постоянным, не вызывающим сомнения признакам. Подобная классификация вызвала на практике серьезные затруднения, поскольку отличия одних собак от других не имели четких граней. О неприемлемости зоологической классификации лаек (в практической работе) подтвердили исследования профессора С. Боголюбского (1927, 1929, 1959).

После длительных дискуссий в 1949 году «Главохота» РСФСР утвердила стандарты охотничьих лаек, которые разработал кинолог Э.И. Шерешевский. В основу новых стандартов были положены исторические, географические и зоотехнические особенности каждой породы. Это позволило выделить только четыре породы охотничьих лаек: русско-европейскую, карело-финскую, западносибирскую и восточносибирскую.

Из-за отсутствия достаточного фактического материала и заводской работы на восточносибирскую лайку в 1949 году был принят временный стандарт. Считается, что в основу его легло описание экстерьерных признаков амурской лайки, сделанное охотоведом К.Г. Абрамовым. Однако с этим утверждением трудно согласиться, сравнивая труд К.Г. Абрамова непосредственно с текстом временного стандарта.

Дальнейшее совершенствование стандарта проводилось на основе исследований охотоведа и кинолога А.В. Гейца (1966), который проанализировал и обобщил результаты оценки экстерьера 8534 собак на выводках в различных регионах Восточной Сибири с 1952 по 1965 годы.

Собранный А.В. Гейцем материал с обширной территории Восточной Сибири позволил уточнить естественный ареал восточносибирской лайки: западная граница – по реке Енисей; южная – по государственной границе с полным включением Тувинской и Бурятской АССР, Читинской области; северная – по линии от п. Туруханска на восток вдоль северной границы Эвенкийского национального округа, далее через с. Оленек, Менкаре, Верхоянск, Батагай, Хону и далее на юго-восток в направлении с. Озерное Магаданской области; восточная – вдоль границы с Хабаровским краем и Амурской областью. А.В. Гейц уточнял, что из указанной территории следует исключить небольшие участки вокруг села Хандыга и несколько севернее пос. Вилюйска, где были тогда распространены оленегонные собаки.

Кроме того, А.В. Гейц пришел к выводу, что в стандарте 1949 года в ареал восточносибирской лайки территория Дальнего Востока была включена ошибочно, поскольку собаки Дальнего Востока и Крайнего Севера имели существенные отличия от восточносибирских охотничьих лаек и для них было необходимо разработать отдельные стандарты. На ошибочность слияний различных отродий лаек Восточной Сибири и Дальнего Востока в одну породу указывал и К.Г. Абрамов.

По результатам своих исследований А.В. Гейц предложил внести во временный стандарт восточносибирской лайки следующие дополнения:
1. Исключить из территории ареала территорию Дальнего Востока.
2. Установить стандартный рост для кобелей 55–63 см, для сук – на 2 см меньше.
3. Установить индекс растянутости для кобелей – 103–107%, для сук – 104–110%.
4. Отметить, что общий вид восточносибирской лайки несколько грубее, чем у других пород, черепная часть шире, и, как следствие, уши расставлены несколько вразмет. Типичный аллюр на работе – рысь, перемежающаяся с галопом.

На заседании Всесоюзного кинологического совета при МСХ СССР 23–25 марта 1966 года первые два из предложенных автором дополнений были приняты, и в 1969 году был опубликован измененный временный стандарт.

В 1981 году приказом Главного управления по охране природы, заповедникам, лесному и охотничьему хозяйствам МСХ СССР был утвержден постоянный стандарт на восточносибирскую лайку, действующий до настоящего времени. Он изложен в несколько иной редакции и по ряду пунктов значительно отличается от временного стандарта 1969 года.

В нем восточносибирская лайка стала менее крупной, более растянутой, не только крепкого, но и крепкого сухого типа конституции, предпочтительно черного и черно-подпалого окраса. Нам неизвестно, кто автор этих изменений.

Были ли они основаны на каких-то дополнительных исследованиях или же были продиктованы лишь желанием более четко дифференцировать по экстерьерным признакам восточносибирскую лайку от других пород лаек, неизвестно. Так или иначе, но стандарт 1981 года определил настоящее и ближайшее будущее восточносибирской лайки.

К сожалению, этот документ имеет достаточно размытые формулировки, которые допускают различное его трактование, что не способствует развитию породы в едином направлении. Именно поэтому мы предприняли попытку проанализировать стандарт и прокомментировать его с точки зрения нашего опыта работы с породой восточносибирской лайки.


Общий вид и тип конституции


Временный стандарт 1969 года допускал только крепкий тип конституции, действующий стандарт предусматривает не только крепкий, но и крепкий сухой типы. С зоотехнической точки зрения последнее более верно, поскольку наличие двух или нескольких конституциональных типов в породе является не только желательным, но и необходимым для ее существования.

Однако значительные отклонения от крепкого типа для лайки недопустимы, поскольку снижают ее рабочую продуктивность. Следует помнить, что тип конституции охотничьей собаки связан с физиологическим состоянием ее организма и наиболее четко проявляется при рабочей кондиции.

Оценку конституционального типа собак, находящихся в двух крайних кондициях, проводить не следует: исключаются особенности телосложения, являющиеся основными показателями конституционального типа животного. Жирную кондицию условно рассматривают как признак переразвитой сырости, а истощенную – как сухую переразвитость.

Необходимо воздерживаться и от установления конституционального типа для собак младшей возрастной группы, которым, как правило, присуща некоторая недоразвитость, а конституциональный тип еще полностью не сформирован. Он так же, как и племенная (заводская) кондиция, окончательно формируется в возрасте 2,5–3 лет. У кобелей это происходит в течение полугода после первой вязки, у сук – в период после первого щенения до следующей течки. Конституциональный тип необходимо определять лишь у собак средней и старшей возрастных групп (Власов Н.Н., Камерницкий А.В., Медведева И.М., 1992).


Тип поведения


При оценке типичности поведения восточносибирской лайки следует обращать особое внимание на отсутствие злобности к человеку. Любое проявление агрессии к эксперту или владельцу в выставочном ринге должно расцениваться как порок и наказываться соответствующим снижением оценки.

Непривычная обстановка, отсутствие ринговой подготовки и другие причины не могут служить оправданием. Многолетний опыт проведения экспертизы в промысловых районах, где собаки зачастую не только не приучены к осмотру зубов, но и даже не знают поводка, показывает, что типичные восточносибирские лайки в абсолютном большинстве терпеливо сносят любые манипуляции и никогда не пытаются укусить человека.

Это объясняется тем, что на протяжении многих поколений в местах своего естественного распространения лайки содержались преимущественно вольно, и особи, представляющие какую-либо угрозу для окружающих людей, подлежали уничтожению.

Что касается характерного хода в работе, то этот вопрос очень неоднозначный. Вероятно, поэтому Всесоюзный кинологический совет в 1966 году и не согласился с предложением А.В. Гейца считать типичным аллюром рысь, а не галоп (что все-таки было сделано позднее при утверждении стандарта 1981 года). С одной стороны, рысь – наиболее экономичный и рациональный способ передвижения собаки, позволяющий ей не уставать продолжительное время.

С другой, даже собака растянутого формата и слабого возбудимого темперамента, каковой является восточносибирская лайка, очень часто ведет поиск и преследование зверя на галопе, поскольку это обеспечивает результативность охоты. Как правило, преимущественно рысью обследуют угодья излишне тяжелые собаки, либо слабочутьистые. Поэтому полагаем, что правильнее считать характерным ходом восточносибирской лайки чередование рыси и галопа, а преобладание того или иного аллюра зависит от индивидуальных особенностей собаки и конкретных условий ее работы.


Рост и формат


Временный стандарт 1969 года указывал высоту в холке для кобелей 55–63 см, для сук – на 2 см ниже. Отклонения в ту или иную сторону не предусматривались. Согласно действующему стандарту, кобели должны иметь рост 55–64 см, суки – 51–60 см. При этом отклонения от стандартного роста в пределах 2 см считаются недостатком, а свыше 2 см – пороком. Таким образом, стандарт позволяет отнести к одной породе с оценкой не ниже «очень хорошо» кобелей ростом как 53 см, так и 66 см и соответственно сук ростом 49 см и 62 см.

На наш взгляд, это чрезмерно широкие пределы. Кроме того что восточносибирская лайка ростом около 50 см малопригодна для работы в тяжелых условиях (многоснежье, завалы и т.п.) и недостаточно сильна для зверовой охоты, она еще и не соответствует определению «самая крупная из охотничьих лаек», продекларированному в вводной части стандарта. Слишком крупные особи, напротив, чрезмерно тяжелы, что также снижает их рабочую продуктивность. Поэтому отдавать предпочтение собакам, находящимся на верхнем пределе роста также не следует.

Индекс растянутости восточносибирской лайки по действующему стандарту составляет для кобелей 104–109, для сук 107–112 (это несколько больше, чем в стандарте 1966 года: 104–108 и 106–110 соответственно). Правильность формата восточносибирской лайки обычно без труда определяется глазомерно: длина туловища должна несколько превышать высоту в холке. Растянутость в сочетании с достаточным ростом и крепким типом конституции облегчает работу лайки по глубокоснежью, когда более короткие и легкие собаки вынуждены передвигаться короткими прыжками, быстро утомляясь.


Окрас


Во временном стандарте основные требования к окрасу были изложены следующим образом: «Зонарный, однотонный, пятнистый и пегий: белый, серый, черный, рыжий и бурый всех оттенков». В стандарте 1981 года пегий остался лишь в сочетании с черным, а пятнистый вовсе не упоминается. Однако и указания на то, что «серый, рыжий и бурый всех оттенков» должны быть обязательно сплошными, также нет. Поэтому любые сочетания перечисленных в стандарте окрасов с белым, а также подпалом любого оттенка и интенсивности следует считать допустимыми.

Действующий стандарт определил в качестве предпочтительных окрасов «черный с подпалом, зонарный (карамистый)». Такая формулировка ошибочна, поскольку именно черно-подпалый окрас, при котором черная собака имеет белесый или рыжеватый подпал на ногах, груди, щеках и бровях у ВСЛ и принято называть карамистым (О. Самусенко,
С. Немченко, 1975). Этот термин известен с конца 60-х гг. XX века (Гейц, 1968). Считается, что он произошел от названия села Карам Казачинско-Ленского района Иркутской области, откуда были завезены в Иркутский питомник охотничье-промысловых собак лайки черно-подпалого окраса, ставшие основателями первых заводских линий (Гейц, 1968; Кружков, 1985).

Кроме того, близость звучания слова «карам» к эвенкийским «кара» («черный») и «карамэ» («кличка собаки») (Болдырев, 1994) позволяет предполагать еще более раннее его возникновение и эвенкийские корни. Так или иначе, этот термин прочно вошел в лексикон любителей ВСЛ, получил широкое распространение, стал визитной карточкой породы по всей стране и за ее пределами (зарубежные любители восточносибирских лаек употребляют «karamis»). Правильное его употребление свидетельствует о знании истории породы, уважении к ее традициям и создателям.

Однако карамистый окрас не должен служить основным критерием оценки собаки, что нередко происходит на практике. И в выставочном ринге, и в племенной работе карамистым ВСЛ должно отдаваться предпочтение лишь при прочих равных качествах в сравнении с собаками других окрасов. Заметим, что карамистый окрас изначально не был преобладающим у лаек Восточной Сибири (да и сейчас до сих пор таковым не является).

Впервые искусственный отбор по нему (наряду с черно-белым и серым) начали вести в упоминавшемся выше Иркутском питомнике (Самусенко, 1975) с целью подчеркнуть отличия от западносибирской лайки. Авторы стандарта 1981 года, вероятно, решили пойти в этом направлении дальше и указали предпочтительным лишь карамистый окрас, который является нежелательным для всех прочих пород лаек, а белый и палевый, широко распространенные у западносибирских лаек, были отнесены к недостаткам.

При этом было введено требование обязательности черной мочки носа при любом окрасе. Однако у светло-палевых собак мочка носа всегда бывает коричневой (точнее, осветленной). Это учтено в стандартах многих пород, в том числе западносибирской лайки. Временный стандарт восточносибирской лайки также допускал коричневую мочку при белом и палевом окрасах. Действующий же стандарт требует практически невозможного.

Следует помнить, что, как и в других породах, белые особи и в крайней степени пятнистости (белые с черными пятнами на голове) могут иметь врожденную глухоту, поэтому при экспертизе лаек таких окрасов необходимо проверять у них наличие слуха.

Несколько слов о нетипичных окрасах восточносибирской лайки. Если идентификация тигрового окраса, как правило, ни у кого не вызывает затруднений, то случаи, когда собаку коричневого (кофейного) окраса называли бурой, нам известны. Следует знать, что при коричневом окрасе мочка носа всегда коричневого (печеночного) цвета. Также по осветленной до серого цвета мочке носа идентифицируется и голубой (мышиный) окрас. Мраморный окрас характеризуется темными пятнами, усеянными по серому фону, и так же, как и голубой, свидетельствует о нечистопородности лайки.

 

Фото Сергея Шапаренко. Лайка коричневого окраса.


Шерстный покров (псовина)


Должен представлять собой жесткий, грубый, прямой и густой остевой волос при хорошо развитом густом, мягком и плотном подшерстке. Только тогда он обеспечивает наилучшую защиту собаки в суровых климатических условиях. Недостаточно жесткая и грубая ость быстро вышаркивается при интенсивной работе на сильном морозе, когда снег промерзает и становится по своей структуре как наждачная бумага. В этом случае конечности собаки оголяются до кожи, кровоточат, и она полностью теряет работоспособность.

На излишне длинном остевом волосе налипает и смерзается снег, который также мешает работе лайки.

Оценивая правильность «одежды» восточносибирской лайки, не следует забывать и об обязательности хорошего опушения внутренней части ушных раковин и «щеток» между пальцами.


Кожа, мускулатура, костяк


Восточносибирская лайка должна иметь достаточно плотно прилегающую кожу, хорошо развитую рельефную мускулатуру и крепкий костяк. При отклонении в сторону излишней сухости, которая характеризуется резко подобранным животом, тонким костяком, плотной, но не рельефной мускулатурой, эластичной кожей. собака становится более легкой и, как следствие, малопригодной к работе по глубокоснежью.

Довольно часто встречаются сыроватые особи, которые в молодом возрасте выглядят скорее грубоватыми, чем сырыми, и зачастую привлекают внимание своей кажущейся мощью (особенно при крупном росте). Однако после 3–4 лет они жиреют даже при нормальном моционе, кожа у них становится рыхлой, образует отвислости и складки. Такие собаки в работе быстро утомляются.


Голова при взгляде сверху умеренно клинообразная, приближающаяся к равностороннему треугольнику. Силуэт головы определяют не только особенности строения черепа, но и развитие мягких тканей, поэтому с возрастом легковатые головы молодых собак, обрастая мускулами, несколько «раздаются». Надбровные дуги должны быть развиты слабо: если положить на них ладонь, то между нею и переходом ото лба к морде не должно образоваться зазора. Излишне выраженные надбровные дуги могут создавать ошибочное впечатление резкого перехода ото лба к морде, поэтому определять плавность перехода следует только по носовым костям.


Лоб восточносибирской лайки в норме почти плоский. У некоторых щенков и молодых собак встречается так называемая ростовая прилобина – небольшая выпуклость лобной части, которая после окончания формирования головы (к 3–4 годам) исчезает.


Морда притупленная, «брусковидная», несколько грубоватая и в то же время без признаков сырости, т.е. верхняя губа заходит за нижнюю, не свисая, нижняя губа не открывает десну, а углы губ не ярко выражены.
Обязательна хорошая заполненность морды под глазами, что говорит о достаточном широком расположении и мощи верхнечелюстных костей и, соответственно, о пропорционально широкой нижней челюсти, что обеспечивает силу глубокой хватки.


Уши стоячие, подвижные, в форме равнобедренного треугольника с острой или чуть слегка округленной вершиной. Поставлены на уровне глаз, при этом характерен незначительный развал, т.е. в спокойном состоянии собаки внутренние края ушных раковин не параллельны друг другу (развал). Внутренняя часть ушей хорошо опушена.


Глаза некрупные, овальные (предпочтительно миндалевидные) с умеренно косым разрезом век, не запавшие и не навыкате. Взгляд доверчивый. Цвет глаз темно-карий или карий при любом окрасе собаки. Взаимосвязь цвета радужной облочки глаза с остротой ее зрения не доказана, хотя можно предполагать, что чем больше в ней (радужной оболочке) пигментных клеток, тем лучше ее светозащитная функция. Однако наиболее вероятной причиной того, что стандарты большинства пород собак требуют темного цвета глаз, скорее всего является, то, что светлоокрашенная радужная оболочка придает собаке «хищный» угрожающий взгляд.


Зубы белые, крупные, хорошо развитые, крепкие. Определение стандарта «плотно примыкающие» применимо лишь к смыканию резцов. Так прикус премоляров у лайки, как и у волка, всегда открытый.


Шея мускулистая, округлая или слегка овальная в сечении. Постав шеи по отношению к продольной оси туловища под углом 40–50°. Длина шейного отдела позвоночника у взрослой собаки нормальных пропорциональных размеров примерно равна длине головы. Впечатление коротковатой шеи может создавать ее загруженность или низкий выход.


Спина крепкая, мускулистая, прямая, широкая. Требуемая стандартом растянутость формата восточносибирской лайки должна достигаться за счет длины спины, но ни в коем случае ни поясницы.


Грудь широкая, глубокая, достаточно длинная, в сечении овальная, опущенная до локотков или ниже на 1–2 см, особенно у кобелей. Несколько озадачивает, что действующий стандарт относит к норме овальную грудь и к недостаткам – яйцевидную. Дело в том, что овал груди лайки и должен напоминать продольное сечение яйца за счет тупого верхнего и несколько заостренного нижнего краев. Тупой верхний край овала создает необходимую ширину холки и груди, а несколько заостренный нижний обеспечивает правильный постав передних конечностей.


Нет в стандарте конкретики относительно ширины груди. Однако излишне широкая грудь делает движения собаки неэкономичными, т.к. препятствует фронтальному развороту лопатки при вынесении конечности вперед.


Лапы округлые или слегка овальные, в комке, пальцы плотно прилегают друг к другу.


Хвост загнут кольцом или серпом. Хвост в двойном кольце для восточносибирской лайки нехарактерен.

Татьяна Десятова 17 апреля 2012 в 00:00






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑