Приключения со спаниелем

Одна из моих любимых охот – охота на степную дичь. Охотиться приходится в полях, у водоемов, заросших густыми кустарниками, камышом и травой. Сбитую птицу найти в таких местах очень трудно, а порой просто невозможно. Вот тогда и приходит на помощь собака.

фото автора

фото автора

Мой Дик, породистый русский охотничий спаниель, как раз и является таким незаменимым помощником. Случай, который заставил меня относиться к своему любимцу с еще большим уважением, произошел во время охоты на голубей.

Местом охоты было поле с подсолнечником, примыкающее к лесопосадке, за которой протекала речушка. Ее берега имели небольшие, но крутые склоны, поросшие кустарником и высокой травой.

Прибыв на место, я первым делом установил чучела голубей на шляпках подсолнечника, сам устроился метрах в тридцати в лесопосадке под огромным кустом боярышника. Цель у меня была одна – это охота на вяхиря. Поэтому, усевшись под кустом так, чтобы быть незамеченным для голубей, стал ожидать их прилета.

Долго ждать не пришлось: минут через пять на горизонте появился одиночный вяхирь, который, пролетев над полем, уселся в лесопосадке на высоком дереве, устремив свой взгляд на расположенные чучела. Зная его повадки, набираюсь терпения в ожидании его подлета к чучелам. Просидев на дереве несколько минут и убедившись в том, что опасности не существует, вяхирь направился к чучелам. Первым же выстрелом он был сбит, упав в подсолнечник, заросший высокой травой. В работу по команде вступил Дик и без особого труда принес первый мой трофей, за что получил от меня благодарность в виде нескольких гранул «Педигри».

В это время со стороны близлежащего поселка в сторону поля начали лететь горлицы. Летели они на расстоянии, недоступном для стрельбы, поэтому оставалось только наблюдать за их полетом.

Но вот я увидел горлицу, летящую вдоль речки. Быстро вскинул ружье, сделал выстрел. Битая птица упала в густой кустарник, ближе к речушке. Показал собаке, где искать. С первой попытки поиск не увенчался успехом. Повторили еще несколько раз, прочесали огромную траву и кустарники – безрезультатно. Возвратились к месту своей сидки.

Дик не желал сидеть на месте, волновался, скулил, рвался продолжать поиск. После некоторого раздумья я решился дать ему команду. Собака сорвалась с места, пробежала мимо только что обследуемого участка и нырнула в кустарник, растущий по склону речки, в одно мгновенье оказавшись где-то у воды. Я нехотя вышел из укрытия и пошел вслед за убежавшим Диком. Подойдя к речке, услышал характерный писк птицы. Тут же из зарослей кустарника появилась голова собаки с горлицей в пасти, еще мгновенье – и птица у моих ног.

Самостоятельно найти птицу для меня было практически невозможно. Я никогда бы не решился лезть по крутому склону через кустарники, заросшие травой, к воде. Жалко было бы потерянного трофея, но безопасность на охоте важнее рискованного поиска битой птицы. А вот с собакой этот вопрос с повестки дня был снят, мне не приходилось беспокоиться о возможных потерях. После этого первого случая Дик вселил в меня уверенность в том, что в любой ситуации, в любое время суток, отстрелянная мною дичь всегда будет им найдена.

Памятной осталась и охота на перелетных уток. Охотился я с Диком в рисовых чеках, часть которых к этому времени уже была заполнена зеленью озимых зерновых, а другая часть – валками рисовой соломы, под которыми всегда оставались остатки зерна.

Обычно охотники приезжают в чеки часа за два до начала их прилета и располагаются в камышах по периметру. Это сделал и я. С началом вечерних сумерек начался прилет уток на кормежку.

Но в тот вечер утка полетела поздно, когда уже стемнело, к тому же луны не ожидалось. Первая стайка, как мне показалось, летела высоко и появилась неожиданно почти у меня над головой. На раздумье не было времени. Вскинув ружье, я сделал выстрел, который оказался удачным, и следующая за вожаком утка упала в камыши соседнего чека. До места ее падения было метров семьдесят.

Дик, не раздумывая, ринулся в камыши, где упала птица. Удалившись от меня не более чем на тридцать метров, он исчез в темноте. Раздался треск в камышах, затем шипенье утки. Через несколько секунд я увидел бегущего ко мне Дика, в пасти которого был наш трофей.

Павел Черкасский 5 сентября 2015 в 15:00






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

  • 0
    Николай Васильев офлайн
    #1  7 сентября 2015 в 09:33

    Рассказ добрый, но я не понял, при чем тут приключения :-) Можно было просто написать - охота со спаниелем.

    Ответить
  • 0
    Филипп Стогов офлайн
    #2  12 января 2016 в 14:38

    Возможно, кому-то будет интересно.
    "Как у всякого фанатичного любителя островных легавых, к спаниелям у меня отношение добродушно-ироническое. Это такие маленькие собачки, очень славные, немного смешные - вроде недоростков сеттера,очень удобные для комнат и мало пригодные для охоты. Как-то странно заводить подружейную собаку по перу, которая распугивает дичь. Самое-то главное в работе легавой - стойка, недвижимость ее. Вы видите, можете подготовиться и подойти. А тут, пожалуйста. иди, все время ожидая взлета, хорошо, если он окажется на выстреле. В общем, похоже на презираемый всеми настоящими охотниками самотоп."
    А вот что писал о спаниелях В.В. Бианки:
    "Вот почему я не держал легавых собак, собак со стойкой: мне казалось нечестным, сковав птицу страхом перед застывшим над ней зубастым зверем, не торопясь подойти к тому месту, где она затаилась, и, приказав собаке поднять на крыло, хладнокровно застрелить при взлете. Я предпочитал спаниелей ...только разыскивающих своим чутьем птицу и скорее помогающих ей спастись от охотника, чем охотнику - застрелить ее".
    Из книги А.А. Ливеровского "Секрет Ярика".

    Ответить
  • 0
    Борис Соколов офлайн
    #3  12 января 2016 в 14:59
    Филипп Стогов
    Возможно, кому-то будет интересно.
    "Как у всякого фанатичного любителя островных легавых, к спаниелям у меня отношение добродушно-ироническое. Это такие маленькие собачки, очень славные, немного смешные - вроде недоростков сеттера,очень удобные для комнат и мало пригодные для охоты. Как-то странно заводить подружейную собаку по перу, которая распугивает дичь. Самое-то главное в работе легавой - стойка, недвижимость ее. Вы видите, можете подготовиться и подойти. А тут, пожалуйста. иди, все время ожидая взлета, хорошо, если он окажется на выстреле. В общем, похоже на презираемый всеми настоящими охотниками самотоп."
    А вот что писал о спаниелях В.В. Бианки:
    "Вот почему я не держал легавых собак, собак со стойкой: мне казалось нечестным, сковав птицу страхом перед застывшим над ней зубастым зверем, не торопясь подойти к тому месту, где она затаилась, и, приказав собаке поднять на крыло, хладнокровно застрелить при взлете. Я предпочитал спаниелей ...только разыскивающих своим чутьем птицу и скорее помогающих ей спастись от охотника, чем охотнику - застрелить ее".
    Из книги А.А. Ливеровского "Секрет Ярика".

    +100

    Ответить


Принимать участие в голосовании могут только зарегистрированные пользователи. Авторизоваться / зарегистрироваться











наверх ↑