Ума лишенные…

Часть первая

Фото автора

Фото автора

Собак, ищущих под ружьем, множество. В каждой местности есть свои породы. Кто-то любит охоту с норными, кто-то уважает гончаков, другие не променяют спаниеля ни на кого. Легашатники — вообще отдельный народец.

В деревнях, особенно в глубинке, почти не охотятся с легавыми собаками. Местный житель, имея в лучшем случае «гавтерьера», никогда не поймет охотника с хорошо поставленной подружейной собакой. Для него это, как колоть дрова обухом топора. Легавым и спаниелям нужна постоянная работа по птице, лайкам — по зверю, норным — в земле покопаться, гончакам — полазить по лесу.
Мир охотников с легавыми собаками отличается от мира обычных людей. Его глаза отражают странное возвышенное чувство, которое никогда не испытает человек, не державший никакое животное. В сезон охоты он строит планы, следит за погодой, старается чаще бывать в лугах. У таких охотников развиты инстинкты, боковое зрение, слух и обоняние. Каждый выход с другом в поле — это восторг для обоих. Случайно где-то я подслушал мнение о легашатниках: «Да они же все ума лишенные …»


Настоящий легашатник никогда не выбьет птиц больше, чем ему съесть! Это не заготовительный процесс! Остаются в тетеревином, куропачином выводке три – пять птиц, все! Охотник больше по ним стрелять не будет! И особенно старку. Собака нашла, подняла, улетайте. До следующего сезона!


Трудно передать полноту энтузиазма, одержимости, с которой владельцы подружейных легавых собак посвящают себя воспитанию и натаске своих питомцев. А с каким удовольствием они делятся своим опытом, охотничьими походами, не передать словами; охотник с подружейной собакой, как правило, — прекрасный рассказчик.


Не вдруг и не сразу, а вопреки законам отталкивания плюса с плюсом, странные, казалось бы, люди, увлеченные общей идеей красивой охоты с толково поставленной собакой, объединились сорок лет назад в стенах Пермского областного общества охотников и рыболовов в секцию владельцев легавых собак и спаниелей.


Об истории образования секции вспоминает ветеран секции А.Х. Бухман:


«Сорок лет! Кажется, прошла целая жизнь, но многое, сквозь года, я вижу так ясно, как будто это было вчера.
Одержимый приобретением ирландского сеттера, полгода уже я хожу в Областное общество охотников и рыболовов и досаждаю кинологу. В конце февраля 1974 года Фаина Ивановна сообщает мне, что есть помет, но там все щенки уже расписаны. После долгих уговоров и, предупредив, что, упаси меня бог сказать заводчику, откуда у меня этот номер телефона, я получаю листочек бумаги с заветным номером. Спешу домой, не раздеваясь, набираю номер:


— Алло, это Леонид Борисович?
— Я вас слушаю…


Представившись и объяснив цель звонка, я получил ответ:


— Все щенки уже расписаны, но небольшая надежда все же остается; вдруг кто-то откажется. Чтоб пообещать вам что-то, необходимо нам познакомиться. Сегодня у меня дома вас устроит?
— Конечно! — Я запоминаю адрес и спешу на встречу.


Дверь открывает хозяин; знакомимся. Через полчаса выясняется, что мы выросли на одной улице и что у нас много общих знакомых. Еще через час — я уже страстный легашатник; лишь поздно вечером мы вспоминаем, что завтра на работу и расходимся.


Леонид Борисович обещал, что если 16 марта (день раздачи) останется хотя бы один щенок — он мой.
Эта встреча на долгие годы сдружила меня с прекрасным человеком Леонидом Борисовичем Мальцевым, очень много сделавшего для организации нашей секции и развития охотничьего собаководства Пермской области; это с его легкой руки она называется «Клуб любителей правильной охоты».
17 марта 1974 года у меня появился щенок — ирландский сеттер.


Год спустя, в последнее воскресенье апреля 1975 года мы идем с Редом в бывший Гоголевский сад на традиционную «Областную выводку молодняка». Довольно холодно, и местами на газонах лежит снег, но настроение у всех праздничное.


Ко мне подходит интеллигентного вида человек с аккуратно подстриженной бородкой и в коричневом берете набок; внимательно осматривает меня и Реда. В его глазах мелькают приветливые искорки.
— Привет, родственник. Домнин Алексей Михайлович, хозяин Рома. (Я едва успеваю представиться.) Идемте за мной.
Мы направляемся к лавочке, к которой привязан шикарный ирландский сеттер — однопометник Реда. Оседлав лавочку, Алексей Михайлович предлагает мне присесть. Из внутреннего кармана пальто, как бы невесть откуда, появляется бутылочка коньяка, два стаканчика и две конфетки. Первая рюмочка — за знакомство. Мимо проходит Леонид Борисович с супругой. Мы приветствуем друг друга и поздравляем с праздником. На приглашение к столу он обещает присоединиться на обратном пути. Вторая рюмочка — уже «на ты»; третья не успевает — нас зовут в ринг.
После осмотра прикуса наших питомцев мы долго ходили по кругу; строгий дядя в центре, что-то бормоча себе под нос, тосует наших питомцев как колоду карт. Наконец, он объявил всем оценки и отпустил.
С Домниным и Мальцевым мы долго говорили о собаках, охоте, погоде, вспоминали анекдоты в тему ...


Закончив ринги других пород, к нам наконец подошел и строгий дядя.


— Шестериков Владимир Александрович. Здравствуйте.


Этому человеку наша секция обязана своим рождением; он стал первым ее председателем; из его рук получали первые полевые дипломы наши собаки.
Прежде чем разойтись, мы все договорились встретиться на Областной выставке охотничьих собак.


На выставку я пошел один, так как Ред занемог. По окончании выставки Владимир Александрович объявил, что в начале августа будут проводиться полевые испытания.
В июле мне позвонил Мальцев и сообщил, что полевые испытания будут проводиться 3–4 августа у д. Шалыги. Сбор в третьем вагоне семичасовой электрички до Комарихи 2-го августа. По независящим от меня обстоятельствам я не мог поехать с остальными. Ред был еще слаб.


Доехав на тепловозе до 6-го километра и пройдя пешком до д. Шалыги, я вышел на вершину горы, с которой открылся прекрасный вид на долину реки Чусовая. Далеко в низине, на берегу реки, поднимался дым от костра; я решил, что мне туда, и не ошибся.


Здесь были новые знакомства, долгие ночные разговоры у костра, песни под гитару; именно здесь мы договорились собраться в первую среду сентября, чтобы обсудить план действий по организации секции.
Собравшись через месяц, мы, по предложению кинолога, взяли из картотеки карточки собак, разделили их поровну, каждый выписал адреса владельцев, и разослали по этим адресам открытки с приглашением на первое организационное собрание секции.


Еще через месяц собралось человек 20. С подачи Л.Б. Мальцева мы выбрали название секции «Клуб любителей правильной охоты», рабочее бюро, председателя; им стал Владимир Александрович Шестериков.
С сентября 1975 года секция начала свою работу.


С огромной теплотой вспоминаю тех, кто составил костяк секции: Шестериков В.А., Мальцев Л.Б., Акимов В.И., Моркушин Ю.С., Кравченко В.А, Петухов М.П., Чернявский В.С., Пьянков В.М.

Илья Домнин 19 мая 2016 в 00:00






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

  • 0
    Владимир Горлевский офлайн
    #1  19 мая 2016 в 17:42

    "Местный житель, имея в лучшем случае «гавтерьера», никогда не поймет охотника с хорошо поставленной подружейной собакой".
    И это естественно: то, что для одного забава и развлечение, для другого - жизненная необходимость.
    Подобный «гавтерьер» - кормилец, а подружейные собаки для душевной утехи, так зачем сравнивать "теплое с мягким".

    Ответить
  • 0
    офлайн
    #2  19 мая 2016 в 18:59

    Действительно, особый народ. Неужели нельзя написать, предварительно не "проехавшись" по "местным", "обуху", "гавтерьерам"? Если это юмор, то весьма неуклюжий. Ладно, учитывая самокритичное название статьи, не будем обижаться на легашатников. :-)

    Ответить
  • 0
    КСН офлайн
    #3  19 мая 2016 в 21:07

    Как понимать слова автора: "Остаются в тетеревином, куропачином выводке три – пять птиц, все! Охотник больше по ним стрелять не будет!"
    Встретив 6 куропаток, можно забрать трёх?

    Ответить
  • 0
    Сергей Васильев офлайн
    #4  19 мая 2016 в 23:30

    Я поражаюсь с этих выставочных охотников. Вы даже не имеете представления каких "Гавтерьеров" настоящие охотники содержат в деревнях (глубинках), ваши собаки пропадут в тайге уйдя за зверем по следу хотя бы за 10 км от хозяина, где даже GPS не помогают. Так вот выращенные в таких глубинках собаки, в основном это лайки восточники и западники с малых лет натасканные на зверя очень ценятся и щенки передаются в основном знакомым или по рекомендации. Свозить на выставку собаку и заплатить всяческие взносы, для людей из "глубинки", это деньги на которые можно прожить примерно пол года, да и не к чему им это. Вашим домашним собакам очень далеко до собак из "глубинки"!

    Ответить
  • 0
    Иван Ларионов офлайн
    #5  20 мая 2016 в 08:49

    Уважаемые друзья 18 мая скончался Виктор Селиванов, прощание сегодня в 11-00 у Храма Скорбященского кладбища в г. Рязани.

    Ответить
  • 0
    Иван Максимов офлайн
    #6  26 мая 2016 в 16:55
    Иван Ларионов
    Уважаемые друзья 18 мая скончался Виктор Селиванов, прощание сегодня в 11-00 у Храма Скорбященского кладбища в г. Рязани.

    Пусть будет земля ему пухом, достойный был человек

    Ответить




Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований











наверх ↑