Волчья стая в течении трёх лет терроризирует несколько деревень в Иркутской области

Совершенно неожиданная напасть одолевает жителей сразу нескольких рядом расположенных деревень Баяндаевского района Иркутской области. Их терроризируют волки. Эта история тянется уже третий год, этим летом волки активизировались и ведут себя особенно агрессивно. Люди боятся ходить в лес за ягодами и грибами, в деревнях не оставляют, как обычно, скот на улице. Нападений на людей ещё не отмечено, хотя такая попытка серыми хищниками уже была предпринята, но скот и рядом с деревнями, на летниках, и даже в пределах деревенских усадеб в течение этого лета волки режут без особой оглядки на царя природы. Помимо боязни за свою жизнь, местных жителей терзает ещё одна эмоция – это безмерное изумление: «За что нам это и почему именно нам?!» «Иркутский репортёр» побывал в оккупированных хищниками землях и попытался разобраться, чем вызвано такое нашествие. Первоначальная версия – волки приходят из Качугского района, мигрируют и останавливаются подкормиться в деревнях Харагун, Васильевск и Лидинское – не подтвердилась. Местные охотники склонны думать, что их донимает одна волчья семья, поселившаяся где-то в урочище Кокшун, между деревнями Харагун и Хандагай. Есть даже романтическая версия причины этих кровавых событий – многие всерьёз думают, что волки мстят за свою мать, волчицу, которую позапрошлым летом убил лидинский охотник Василий Бандолин


 

Одинокая волчица…

Изумление, терзающее местных жителей едва ли не больше испуга, можно понять: никогда в этих достаточно густонаселённых местах вдоль Качугского тракта не было проблем, связанных с волками. Они обосновались в таёжном треугольнике сёл Лидинское, Харагун и Хандагай. Специалист поселковой администрации Марина Бабина объясняет: в Лидино живут 102 человека, в Харагуне – 136. Охотник среди них фактически один. То есть ружья есть у многих, но постоянно лицензии на отстрел зверья получают единицы.
– Люди больше занимаются своим хозяйством, предприятий там нет. Фельдшерские пункты, клубы, магазины… Школа у нас одна – в Васильевске. Волки нас стали беспокоить последние три года – заходят в сёла, режут скот, преимущественно молодняк.
Лидинский охотник Василий Бандолин, проживший здесь всю свою жизнь, рассказывает:
– Край здесь не волчий. Дичи хватает – есть косуля, лоси, изюбри, медведи, рыси. Так что ходим на всё, на что дают лицензию. Я охотился с 15 лет, ходил на уток, но волков видел всего один раз – мы с пацанами в школу шли, увидели на опушке у леса двоих. Но это был единственный раз. Раньше премий за них не давали, никто и не охотился – это трудоёмкая работа. А для чего серый нужен? Опять же флажковать нельзя – здесь тайга, на флажки его не загонишь.
О появлении в окрестностях волков стали говорить около трёх лет назад. Сначала они выли ночами вокруг сёл, но близко не подходили. Потом местные жители заметили, что в тайге со стороны Байкала перестали рявкать дикие козы. «Волк пожрал», – с тревогой отметили они. А в позапрошлом году появилась волчица…
– Первыми про неё сообщили пастухи – сказали, что вроде какая-то собака возле стада постоянно появляется, – вспоминает Василий. – Но быстро поняли, что это никакая не собака – коровы в стаде стали реветь и гонять её. То есть мы сначала не знали, что это именно волчица, но быстро поняли, что это волк, а не собака.


– Как это – «коровы начали реветь и гонять её»?
– У нас овцы и коровы ходят вместе. Когда появлялась волчица, овцы прятались в середине коровьего стада, охраняли свой молодняк. А коровы отгоняли её. Тогда она садилась в отдалении и ждала, выбирала момент.
В начале августа 2011 года появились первые жертвы. Ночью волчица пришла в усадьбу Владимира Маевского, жившего на самой окраине села. Маевский проснулся от шума и спугнул хищника, но волчица успела погрызть четырёх овец.
– Тогда я стал подозревать, что у неё где-то поблизости лежбище со щенками, – размышляет Василий. – Волчица двух овец надкусила не до смерти и одну овцу уже тащила к дырке в заборе. А волки так делают, когда у них есть щенята, – они подранка утаскивают в логово, чтобы волчата учились охотиться.
Через несколько дней прямо на территории села ночью волчица загрызла телёнка. Через несколько дней ещё одного. И тогда жители Лидинского стали запирать на ночь свой скот в усадьбах.

– В августе трава скошена, корма не хватает. Поэтому взрослый скот запирают, а молодняк пасётся в селе, добирает траву. Вот на него и стала охотиться волчица. И мы стали запирать всех: было понятно, что она уже почуяла кровь и вернётся снова, – вспоминает Василий. – Вообще, сытый волк не должен наглеть, но её видели неподалёку от села едва ли не каждый день. Мы начали сомневаться – один и тот же это волк или их несколько? Пытались её подкараулить. Но волки – животные умные. Она не шла в ловушки. А в село заходила с разных сторон.
Закончилась эта часть истории неожиданно. В конце августа к Бандолину пришёл мальчишка-пастушок и рассказал, что, когда он пас стадо в урочище Кокшун, на берегу реки Булги, рядом крутилась «какая-то серая лиса», на неё ревели коровы.
– Я разговаривал с ним вечером, а с утра собрался, сел на «уазик» и поехал в урочище. Коровы не ревут ни на лису, ни на медведя – только на волка.
Охотник сидел в засаде до обеда – в шалаше пастуха, на пригорке, откуда было видно всё стадо. Скот в особом пригляде не нуждался – коровы и овцы знали свою лужайку, далеко от неё не отходили, и следить нужно было только за тем, чтобы они не смешались с харагунским стадом, пасшимся по соседству. Вскоре после обеда со стороны старых карьеров показалась тень. Хищник вышел в трёхстах метрах от охотника.
– Я стал заходить со стороны карьера, чтобы не спугнуть. Коровы уже ревели – значит, она начала атаковать, – восстанавливает последовательность событий Василий. – В карьере насыпаны кучи гравия. Когда я выскочил на одну из них, увидел волчицу, сидящую на тушке овцы…
Охотника и хищника разделяли считанные метры. Он выстрелил и попал волчице в грудь. Пуля прошла насквозь и вышла из левого бедра.
– Когда я подошёл, она была ещё жива – лежала и скалилась на меня. Я её добил, – без особых эмоций рассказывает Василий.
Хищница успела за несколько минут задрать четырёх овец:
– Волк убивает хапком, нескольких сразу, бежит и режет всех, кто попадается на пути. О том, что это волчица, мы узнали только после того, как я её добыл. Я волоком дотащил зверя до своей усадьбы. Премии даже не просил. Охотоведы из Усть-Орды выпросили её себе для отчётности, я просто погрузил в машину неразделанную тушу и отправил в окружное охотобщество.

и её кровожадный выводок

Весь 2012 год жители МО «Васильевск» прожили без проблем, а вот этим летом беда вернулась. Волчье семейство начало терроризировать населённые пункты с начала года. Ещё весной люди стали слышать волчий вой в окрестностях деревень.
– Где они ходили – непонятно: волк же не стоит на месте, заходит с разных сторон. Но никогда такого не было, чтобы около деревни волки выли летом, – рассказывает Василий. – Потом люди стали видеть зверей около деревни. От нас в сторону Байкала идёт зимник – лесная дорога, по которой лес на дрова таскают. Так хорошо было видно, что рядом ходят несколько волков.
Именно к июню этого года относится случай, когда хищники осознанно загоняли человека в ловушку, пытаясь на него напасть. Василий вспоминает:
– Я днём на этой дороге сел в закрадку, в засаду. Когда стемнело, слышу – в кустах трещит. И, честно говоря, мне стало не по себе. Не первый день в лесу, а тут понимаю, что меня обкладывают со всех сторон. Решил идти домой, пошёл по дороге – и слышу, что в лесу, по обочине, меня догоняют и собираются обойти, преградить путь спереди. Я думал, это медведь шалит, – волки себя обычно так не ведут. Вышел на лесную деляну, где вокруг было ровное, свободное место. Уже было откровенно страшно, я спустил предохранитель карабина и положил палец на спусковой крючок. Когда сзади хрустнула веточка, я резко обернулся и выстрелил от бедра не целясь.

В этот короткий момент Василий увидел в свете гаснущего дня, что прямо сзади него, на тропе, стоит волк, который шёл по его следам. В него и попала пуля. Следом за ним шеренгой шли ещё несколько волков, но они моментально растворились в придорожных кустах.
– Когда я обернулся, волк бежал за мной, он не успел затормозить и свернуть – масса тела его волокла вперёд. Я не думал, не целился, некогда мне, ребята, было целиться. Секунда делов, выстрел – и готово.
После этого случая волки ушли от Лидинского – в окрестностях выли, но в село не заходили. Однако через несколько дней они напали на соседний Харагун. Окружная газета написала, что стая волков вошла в усадьбу Нины Хашхоевой, но сама Нина Васильевна это отрицает:
– Наше деревенское стадо пасётся на горе, за селом, из моего дома это пастбище хорошо видно. У меня там шесть голов. После вечерней дойки мы выгнали коров пастись – они сами уходят на гору. Я вышла из дома на закате и слышу, как коровы ревут и бегут с горы в село рысью – глаза как шарики и уши торчат. Тогда никого не задрали, только у нашего соседа Рафика быку бок поцарапали. Что им у меня в усадьбе делать – за мной гоняться? А написали, что я сама волков тряпкой по двору гоняла… 50 лет здесь живу, из Горхона сюда замуж вышла и никогда про этих волков не слышала!
Потерпев неудачу в Харагуне, волки перешли через кочкарник (кочки, стоящие над болотиной), разделяющий два села, и стали караулить добычу в соседнем бурятском селе Хандагай. Нападали они уже по отработанной схеме – на пастбищах, находящихся около усадеб села со стороны тайги, на дальнем от трассы конце деревни.
– У нас были опасения – мы уже слышали, что волки нападали в Васильевске на скот, – признаётся охотник Андрей Гергенов. – Пастбище у нас находится вдоль села, на кочкарнике у леса. Мы на ночь выгнали туда отару овец, голов 250 приблизительно. Утром я проснулся, вышел на крыльцо, смотрю – прямо напротив моего дома, где-то в полукилометре, что-то чернеет. Я взял бинокль и вижу – стоит чёрная овца, к ней справа медленно подходит волк и не спеша её давит. Потом пошёл обратно, но, видимо, его кто-то спугнул, и он исчез в лесу. Я взял винтовку и пошёл на пастбище…
В тот день волки задрали тринадцать овец. Их тушки лежали вдоль русла реки, где паслось стадо. Несколько крупных овец лежали на расстоянии 3-4 метров друг от друга. Остальная отара успела перейти через реку и вернуться в деревню. Сытые волки их преследовать не стали.
– Мы пытались найти их логово, – рассказывает Андрей. – Здесь неподалёку, на месте старого бурятского улуса, есть Шантойское урочище. Там мы обнаружили пустое логовище с костями бурундуков. Видимо, они там росли, а сейчас вышли на охоту.
Что делать дальше, в Хандагае не знают. Специалистов по охоте на волков в селе нет. Андрей говорит:
– Сейчас волки утихли, уже пару недель их никто не видел. Но если они здесь нашли добычу – обязательно вернутся. Увидим – будем скрадывать…
– Что значит «скрадывать»?
– Делать закрадки, засады, пытаться обойти с другой стороны, загнать.
Сейчас и в Васильевском муниципальном образовании, и в Хандагае люди боятся свободно ходить по лесу и отпускать пастись скот. Глава МО «Васильевск» Татьяна Крапусто написала обращение руководителю службы по охране и использованию животного мира Иркутской области Андрею Николаеву: «В связи с тем, что на территории МО «Васильевск» участились случаи появления волков вблизи населённых пунктов, есть факты нападения на сельскохозяйственных животных, просим вас выдать разрешение на отстрел волков».
Ни официального ответа, ни практических мер пока не последовало…


Источник: www.vsp.ru

Автор фото: Дмитрий ДМИТРИЕВ
 

8 июля 2013 в 09:59






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".



Принимать участие в голосовании могут только зарегистрированные пользователи. Авторизоваться / зарегистрироваться











наверх ↑