О зарубежных правилах состязаний ретриверов

В феврале 2017 г. в «РОГ» № 12 появилась статья об испытаниях ретриверов по зарубежным правилам испытаний (field-trial). Точный перевод этого словосочетания «испытания собак в полевых условиях» (англо-русский словарь, изд. стереотипное, Москва, 1990 г.).

Фото автора.

Фото автора.

На самом деле за рубежом под field-trial подразумевают не просто любые состязания, а парные состязания. Уже два столетия нас усердно стараются запутать этими чуждыми для нас состязаниями и навести «тень на плетень».

Эти действия призваны опорочить и принизить наши правила испытаний и превознести западноевропейские шоу-состязания, весьма далекие от реальных потребностей российских охотников.

Может быть, это шоу и зрелищное мероприятие, но причем тут проверка наследуемых качеств на испытаниях, как это принято у нас. Во всех статьях на эту тему я вижу самоотверженную борьбу некоторых кинологов против нашего собаководства.

К этому сейчас подключились женщины во главе с Ю.В. Вершининой. Эта команда занимается натаской охотничьих собак (ретриверов) для испытаний и проверки их на западный манер. Сомневаюсь, что все эти женщины — охотники.

В таком случае чему они могут научить охотничьих подружейных собак? Ведь чтобы учить охоте, нужно быть самому охотником. Видел я однажды на состязаниях около деревни Богослово Шмеля Ю.В. Вершининой, который с трудом получил диплом III степени.

На фотографии в статье «РОГ» с испытаний охотничьих собак по зарубежным правилам все ведущие ретриверов одни женщины, сомневаюсь, что они — охотники. Эти женщины говорят, что все знают о ретриверах, и только они знают, какие у ретриверов врожденные породные качества, передаваемые по наследству. Это слишком большая самонадеянность с их стороны.

Своих взглядов и вкусов навязывать никому не буду, но останусь свободным в их выборе. Скажу только одно в оправдание своего видения работы ретриверов: я всегда руководствовался своим личным охотничьим инстинктом и большим опытом охоты с лабрадорами (25 лет) и никогда не увлекался модой. Всегда отстаиваю то, в чем уверен.

В противовес всем этим зарубежным шоу-мероприятиям наша отечественная охотничья кинология выработала идеологию полевых испытаний и состязаний как отбор племенных охотничьих собак.

Приближение испытаний к реальной охоте не имеет никакого отношения к проверке наследуемых качеств. Реальная охота и проверка наследуемых качеств — разные вещи.

Основное предназначение правил испытаний — оценка породных качеств передаваемых по наследству.

Достоверно сейчас еще не известно, какие у ретривера породные качества, так как в России еще мало опыта охоты и испытаний ретриверов.

 

Фото автора.

Сейчас известны только некоторые из наследуемых рабочих качеств ретриверов. И в первую очередь это интеллект, о чем говорил еще в 1896 году А.П. Сабанеев, а в 2006 году это четко обосновал А.В. Камерницкий.

Именно интеллект сильно отличает ретриверов от других подружейных собак. Ретриверы проявляют рассудочную деятельность в нестандартных ситуациях.

Исходя из этого, желательно на испытаниях проверять у них самостоятельный выбор оптимальной системы поиска (учет направления ветра, травяного покрова, наличия росы и т.д.), реакцию на громкий звук (сила нервных процессов), понимание команд и жестов ведущего, выбор рационального пути преодоления препятствий при поиске, быстроту решения сложной поставленной задачи, количество ошибок допущенных при выполнении всех упражнений и т.д.

Разве определение всего этого заложено в международных правилах? Правда, там немного написано про подачу, запоминание места падения птицы и скулеж. Но что все это дает для выявления породных качеств ретриверов?

Если говорить только о подающей собаке, то это, может быть, и правильно. А вот для подружейной собаки, с которой охотятся по болотной, полевой и водоплавающей птице, этого мало.

Коротко остановимся на других наследуемых качества лабрадоров, которые, как известно, не в полной мере наследуются и не всегда достоверны в условиях существующей полевой экспертизы. Некоторые из них невозможно определить не только абсолютно, но даже относительно.

К ним относится чутье. Дальность определить практически невозможно, так как ретривер не делает стойку. Только очень грамотный владелец собаки может по изменению поведения своей собаки предположить, что собака нашла птицу.

Верность — другое дело, но она в большой степени зависит от натаски (правильность поиска). Поиск (ширина, глубина и быстрота) в основном — результат натаски. Вообще собака — сумеречный хищник, и у нее должны быть хорошие зрение и слух.

И, безусловно, они должны в большой степени передаваться по наследству. Не всегда удается грамотно поставить методологический эксперимент, чтобы избежать случайных ошибок. Правила испытаний на подачу в основном отвечают на вопрос, насколько хорошо выдрессирована собака.

Некоторые маститые кинологи говорят владельцам ретриверов: «Вот вам подавальный ретривер, и дальше никуда не смейте двигаться». Охотник отвечает им: «Нам такая собака не нужна. Мы сами без вас будем делать такую собаку, какая нам нужна для охоты».

По этому вопросу М.Д. Менделеева высказалась так: «Следовало бы вспомнить, что кинология должна служить охоте. Путь — один: интересы охотника и кинолога должны слиться; значит, надо дать охотникам собаку наиболее пригодную для целей охоты: послушную, с хорошим поиском, который она может менять по мере необходимости, чутьистую и обладающую разносторонним охотничьим умом, не узкоспециализированным. Мы сами виноваты в том, что охотники любят ублюдков: в них они находят, может быть, больше важных для охоты качеств, чем в предлагаемых им чистокровных животных».

О том, куда нас пытаются вести, очень хорошо написал сто лет назад К.В. Мошнин: «Из рассмотрения современного собаководства в Англии, где охота из-под собаки отходит постепенно на второй план, вытесняемая загонами, а подружейная собака постепенно приобретает характер комнатного животного...

Есть даже важные охотничьи качества, которые постепенно заглушаются требованиями состязательной системы». Лучше сказать о field-trial трудно. «Скакун» и есть «скакун», а не охотник.

 

Фото автора.

Реальность такова, что сейчас в Западной Европе пришли в основном к загонной охоте. Поэтому многие жесткие требования к поведению собаки на испытаниях определяются лоскутностью участков испытаний, принадлежащих разным хозяевам. Лишний шаг влево или вправо — расстрел. А нам это надо?

Давайте не будем плестись в хвосте FCI, а будем все делать так, как надо нам. Вкусы и потребности разных стран не могут быть одинаковыми. Ни одна западная страна не копирует испытания других стран. Нам почему-то советуют идти по западному пути. Получается, что все западные страны способны создать что-то свое, а мы неспособны.

Теперь выскажу не только свое мнение о необходимости сложных и строгих правилах испытаний. Правила испытаний нужны не обязательно строгие, а позволяющие оценить породные наследуемые качества ретривера.

Я не согласен с тем, что, «чем сложнее правила, тем выше уровень». Еще М.Д. Менделеева писала, что, чем сложнее проверка, тем больше вероятность неадекватной оценки проверяемого признака.

Другой ученый Е.Н. Мычко пишет: «Проверка должна быть очень простой и абсолютно воспроизводимой, а ее результат однозначным. Чем сложнее проверка, тем больше вероятности двух событий, сводящих ее ценность к минимуму...» Надо понимать, что квалификация экспертов в разных регионах разная, и у них может быть разное понимание сложных правил.

Руководствоваться здравым смыслом может тот, у кого он есть. В противном случае это будет произвол.

Всем известно, что без балловой оценки невозможно оценить рабочие качества собаки, передаваемые по наследству. Снимать охотничью собаку с состязаний за то, что она сработала по живой птице, а не по тухлятине, может только тот человек, который не охотник и ничего не смыслит в охоте.

Я неоднократно писал о таком недостатке зарубежных правил испытаний, как работа в линию. Об этом говорил еще Р.Ф. Гернгросс. Собака не должна со стороны наблюдать, как работает другая, так как у нее появляется желание показать, что она лучше.

Тем более очень плохо, когда при работе в линию собаки находятся близко друг к другу. У собаки, как и у ее предка волка, есть чувство собственной территории. Если кто-то нарушил границы, то обязательно возникает агрессия.

Если вы заставили собаку не реагировать на нарушение территории, то вы просто сломали собаке психику. А раз так, то она не покажет все, на что способна. Этих же позиций придерживаются и американцы (смотри правила испытаний ассоциации American Pointing Labrador Association).

Учить охотничьего ретривера уходить на 100 метров от ведущего неразумно — при подъеме птицы на таком расстоянии невозможно стрелять.

В заключение хочется сказать, что даже многие зарубежные эксперты отмечают, что ретриверы, имеющие высокие достижения на field-trial, непригодны для реальной охоты.

Я верю в здравый смысл наших рядовых охотников. Они разберутся, какой им нужен ретривер.

Валерий Громыко 2 мая 2017 в 10:36






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

  • 1
    Gerent Belli офлайн
    #1  2 мая 2017 в 22:49

    Вот так более века англичане безжалостно губили прекрасных охотников, но теперь русские всех спасут! Автор интересно видел ФТ чтоб о них рассуждать? А хоть за поводочек ФТ ретривера держал?

    Ответить
  • 0
    Иван Максимов офлайн
    #2  3 мая 2017 в 21:29

    А автор кто???

    Ответить
  • 0
    Анна Ганюкова офлайн
    #3  3 мая 2017 в 23:39

    Автор по всей видимости отдаленно знаком с правилами испытаний рабочих ретриверов у "коллег", посему и пишет подобную ахинею. У них как раз таки рабочие испытания максимально приближены к реальной охоте, а наши - нуждаются в серьезной доработке и изменениях. Прежде, чем публиковать подобные материалы в открытом доступе советую хотя бы ознакомиться с видеоматериалами на ютубе - испытаниями рабочих ретриверов у "партнеров". Видимо и авторство скрывается потому, что человек даже отдаленно "не в теме".

    Ответить
  • 0
    Александр Дылдин офлайн
    #4  4 мая 2017 в 06:58

    Весна, видимо, Валерия Николаевича держит и не отпускает....

    Ответить
  • 0
    AlexGen офлайн
    #5  25 мая 2017 в 10:33

    Для начала хочется написать, что Валерий Николаевич входит в число ответственных лиц от РКФ по созданию новых правил испытаний ретриверов, соответствующих международным. http://infohant.ru/dog/retrivery-v-rossii-shag-vpered.html
    Пугает, что "деятель" с подобными взглядами, не меняющимся уже много лет, входит в состав рабочей группы для принятия таких правил. Не верится, что он реально может способствовать хоть каком-нибудь прогрессу.
    Да и о каких-либо подвижках в создании новых правил, кроме самого факта создания рабочих групп, пока ничего не известно.
    Подозреваю, что в этом направлении мало что сделано, а может и не сделано вовсе, но надежда на то, что правила, которые будут приняты в замен пресловутой "времянки", существующей с 2010 года, позволят реально проверять навыки, необходимых охотничьим собакам, тестировать ретриверов на профпригодность, а не плодить участников шоу-выставок в рабочем классе. Кроме того хочется верить, что судить такие испытания будут судьи лично воспитавшие ретриверов и использующие их на охотах, а не тот контингент, "открывших категорию", что судит ретриверов в большей своей части сейчас.
    "Я верю в здравый смысл наших рядовых охотников. Они разберутся, какой им нужен ретривер."
    В отличии от тех девушек, в адрес которых, Владимир Николаевич, написал, что они не охотники, я как раз один из тех охотников, кто десять лет назад, вполне осмысленно, завел себе первого ретривера именно для охоты! Причем выбор был весьма и весьма аргументированным, несмотря на то, что тогда, да как впрочем и сейчас, на любом сайте в качестве подружейной собаки убеждают купить легавую или спаниеля.
    Десять лет назад купить ретривера от рабочих родителей было такой же проблемой, чем сейчас, а разница между ретриверами рабочего разведения и ретриверами от работающих производителей шоу-разведения я не знал вовсе. О методиках выращивания и подготовки ретриверов к охоте вообще было мало что известно. Единственная серьезная книга об этом на русском языке от П.Жуковского к этому моменту уже была библиографической редкостью.
    Год я искал нужного мне щенка и первым мои псом-помощником стал лабрадор от родителей (шоу чемпионов). щенок оказался на удивление контактным, послушным, легко обучаемым. В нем сохранились и стремление угождать и желание аппортировать, на основе которых мне удалось достаточно легко подготовить собаку к охоте.
    В полгода я в первый раз вывез его в поле, а в 10 месяцев он уже вполне осознанно работал на охоте. Через полгода я завел вторую собаку - чесапика.
    Семь лет охоты с двумя ретриверами позволили мне понять не просто разницу, а непреодолимую пропасть, которая существует между собаками рабочего разведения и тем поголовьем шоу-собак, которых используют для охоты в России.
    То как работает мой чесапик это наглядная демонстрация и подтверждение написанного много лет назад Маловым мнения об собаках этой породы. Правда мне посчастливилось видеть и работу лабрадора рабочего разведения, привезенного щенком из Финляндии. При более покладистом характере он ни чем не уступает в работе чесапику, а вот в общении в чем-то и выигрывает.
    У моего лабрадора, не смотря на постоянные тренировки, физические нагрузки и отличную физическую форму, уже в 6 лет появились первые проблемы в опорно-двигательной системе и работе сердца. Собака охотится со мной до настоящего времени, но с семи лет нуждается в медпрепаратах, как для решения проблем как с артритами, так и в работе сердца.
    Два года назад стало понятно, что надо готовить замену моему псу. И вот тут, с новым багажом знаний о том, каким должен быть охотничий ретривер, я столкнулся с теми реалиями состояния ретривроводства в России, которые не замечает или просто игнорирует Валерий Николаевич.
    Формат данного обсуждения, предполагаю, не для детализации сделанного мною вывода о бедственном положении дел. Я это написал просто как констатацию своего мнения о том, что такие "специалисты" как Валерий Николаевич, упорствуя в своих заблуждениях, видимо никогда в жизни не видели, как работают и что из себя представляют ретриверы рабочего разведения, отсюда и иллюзия, что из российского поголовья ретриверов можно ещё что-то толковое выращивать для охотников.
    Купить сейчас в РФ лабрадора от производителей рабочего разведения это будет не просто удача, что скорее чудо. Несколько привозных лабрадоров не в состоянии решить проблему потребности в щенках от родителей рабочего разведения.
    Купить щенка за границей большинству россиян просто не реально, не продадут им щенка даже если накопить на это нужные деньги.
    Отсюда и основная, на мой взгляд, суть проблемы. "Спасать" в России уже некого. Эволюция шоу-ретриверов в обратном направлении невозможна. Новые правила нужны чтоб сохранить и начать развивать то поголовье собак рабочего разведения, которых начали сейчас привозить в Россию.
    Счастье, что "Крым наш" и питомник чесапиков "Золотая звезда Тавриды" теперь на российской земле. Радует, что есть хоть одно единственное место в России где сейчас можно купить чесапика рабочего разведения. Только одного питомника чесапиков для огромной России слишком мало, да и характер чесапиков таков, что далеко не каждый охотник смоет с ними совладать.

    Ответить




Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований











наверх ↑