Частные владельцы способствуют охране животного мира

Жаль, но нынче Африка уже не та, какой была сто, пятьдесят или даже тридцать лет назад. Растущее население осваивает новые земли, рост промышленности и сельского хозяйства ведут к сокращению поголовья диких животных. Нельзя забывать и о браконьерах, которые в промышленном масштабе их уничтожают.

ЮАР сегодня —  одно из самых популярных направлений  охоты. Здесь можно найти все — от слонов и носорогов до малютки дукера.
Фото Павла Гусева.

ЮАР сегодня —  одно из самых популярных направлений  охоты. Здесь можно найти все — от слонов и носорогов до малютки дукера.
Фото Павла Гусева.

Сегодня только в Южно- Африканской Республике можно легально организовать сафари на носорога, некогда обитавшего чуть ли не на половине континента.

Я не считаю себя специалистом по охоте на носорогов, поскольку в Зимбабве, где живу и охочусь, их добыча запрещена. Свою историю об охоте на носорогов в ЮАР, хочу предварить рассказом о том, как мы ее готовили.

Один из моих клиентов нашел меня во время конвенции Международного клуба «Сафари», которые ежегодно проходят в Рино или Лас-Вегасе, и поделился желанием закрыть «большую пятерку». Он умудрился поднакопить деньжат на охоту на носорога и именно о ней вел речь.

Для меня, как я уже говорил, эта охота была terra incognitа, но тем не менее представляла интерес, поскольку могла обогатить мой опыт пиэйча. Да и не принято у нас отказывать старым клиентам, поэтому я с удовольствием взялся за организацию охоты.

Но не обратил внимания на особые условия, поставленные клиентом, главное из которых состояло в том, что это «должен быть дикий зверь, добытый в естественной среде обитания».

Остальные условия касались надежности оператора сафари, комфортабельного лагеря, хорошей пищи и т.п.

Очень скоро я убедился, что в ЮАР не существует настоящих диких носорогов в настоящей дикой природе. Все животные, на которых можно легально охотиться, обитают на огороженных территориях (разница лишь в том, насколько велика та или иная территория).

После того как я объяснил это клиенту, он попросил меня организовать охоту на самой большой территории, на которой обитает самая большая популяция белых носорогов, свободно размножающихся на ней. И конечно же, клиент хотел добыть самого большого самца. При этом он подчеркивал, что не хочет, чтобы его заставили стрелять единственного обитающего на территории носорога, купленного на аукционе специально под него.

В общем, он хотел одного: настоящей охоты и права выбора. Что ж, нормальное желание. И очень трудная задача.

 

Особая каста охотников — лучники. Чтобы уверенно стрелять толстокожего гиганта, лучник должен подойти на дистанцию менее 10 метров. Чем ближе, тем лучше. Фото Александра Лисицина.

Как оказалось, сложнее всего было найти собственника земли, который бы разрешил стрелять понравившегося зверя по фиксированной цене. Большинство сафари на носорога разделяются по стоимости в зависимости от длины рога животного, за каждый дюйм которого клиент платит оговоренную сумму.

Намаявшись с изысканиями, я предпочел обратиться к моему старому другу, базировавшемуся в ЮАР. У него была превосходная репутация, и, слава богу, он согласился мне помочь. В итоге через два года поисков я наконец сообщил клиенту, что мы нашли нужную концессию для его охоты...

Клиента мы встретили в международном аэропорту Йоханнесбурга и без задержки отправились на автомашинах в провинцию Лимпопо. Приятная четырехчасовая поездка окончилась в превосходном лагере моего приятеля, где на территории 10 тысяч акров он устраивал классические охоты на антилоп. Однако до концессии, где мы планировали охотиться на носорога, нужно было добираться около 30 минут.

По размеру она была в три раза больше той, где располагался лагерь. На территории 30 тысяч акров в естественных условиях обитало более 50 носорогов. Район был также полон антилоп куду и других травоядных животных и хищников.

Охота на толстокожего была запланирована на семь дней. Кроме этого, клиент продлил свое пребывание в лагере еще на пять дней в надежде добыть капского каракала и бушбока.

Мы видели носорогов каждый день, однако в первые два дня не могли найти трофейных животных. На третий увидели пятерых самцов: двух молодых и трех старых. Но клиент отказался их стрелять, надеясь найти более серьезный трофей.

На четвертый день охоты мы вытропили очень приличного самца, который пасся вблизи нескольких самок с детенышами. Клиенту носорог понравился, и он согласился стрелять его, после чего мы начали подход к зверю.

 

Фото Павла Гусева.

Охота оказалась намного сложнее, чем видилась поначалу. Клиент приехал с болтовым карабином калибра .458 Lott под патрон с монолитной пулей весом 500 гран. Отличное оружие для такой охоты, ведь носорог действительно очень большое животное и крепкое на рану. Втроем мы начали подходить к великолепному зверю: мой приятель — пиэйч из ЮАР, клиент и я в качестве наблюдателя.

Поверьте, классно быть на охоте наблюдателем. Для меня интересно было все, но особенно удивило, что техника охоты и подхода к зверю точно такая, какую мы дома используем при охоте на слонов. Как и слоны, носороги плохо видят, зато их слух и обоняние не уступают слуху и обонянию такого осторожного животного, как куду.

Учитывая это, а также направление ветра и вероятность того, что нас могут увидеть другие толстокожие или птицы или антилопы, кишащие вокруг нас в кустах, и поднимут тревогу, мы осторожно, в течение получаса подошли на дистанцию стрельбы. Теперь расстояние до самца не превышало 40 ярдов.

Но даже в такой отличной позиции клиент не мог стрелять, и нам пришлось еще ждать, так как кормящийся носорог все время двигался на нас, а стрелять ему в голову — не самая лучшая идея, особенно с такой дистанции.

Когда наконец зверь приблизился на расстояние 25 ярдов и повернулся к нам боком, клиент выстрелил точно по месту.

Но мощь этого животного такова, что он пробежал еще 100 ярдов с простреленным сердцем.

Соглашусь, это довольно скучная история охоты, не такая живая, как те, с которыми уже познакомился читатель. Но уверяю, эмоциональный эффект от такой охоты трудно представить.

Сегодня сафари на носорога — это огромная привилегия для трофейщика, и практическая ценность такой охоты для сохранения диких животных несопоставима ни с каким другим африканским сафари. Радость от успеха здесь сменяется неизбежной грустью, а вся цепь событий моментально проносится в сознании от первого дня до момента выстрела и остается с тобой навсегда.

 

Фото Павла Гусева.

Позднее мы узнали, что выстрелом наша охота не закончилась. Последовал звонок инспектору национальных парков, тот приехал и установил на оба рога животного специальные метки, зарегистрированные правительством.

Все это делается для того, чтобы легально добытые рога не попали на черный рынок, а если они будут украдены, владелец сможет их отследить. Разделка огромного животного — дело нелегкое, но мы справились с этим. Забрав голову и некоторое количество мяса на стейки, мы предоставили право на гору мяса жителям из соседних деревень.

Охота на одного носорога дает огромные деньги для сохранения всей популяции, и это делает ее особенно значимой. К сожалению, мало кто понимает, сколько энергии, средств и труда вкладывается в охрану и сохранение популяции толстокожих на территориях, подобных той, где мы охотились.

Боюсь, если охота на носорогов попадет под запрет, животные, которых мы видели на этой замечательной земле, потеряют свою ценность и превратятся для хозяев в источник опасности.

У владельцев территорий не хватит средств содержать вооруженные антибраконьерские отряды, способные защитить диких зверей, и тогда произойдет моментальное истребление всех носорогов на землях частных владельцев. Так что да пребудет охота на носорогов всегда!

 

Каракалы — удивительные кошки. Существует два изолированных ареала этих животных. Один находится в Азии, где этот вид занесен в Красную книгу, другой — в Южной Африке, где на него охотятся. ФОТО TAMBAKO THE JAGUAR/FLICKR.COM (CC BY-ND 2.0)

Еще пять дней мы наслаждались охотой на каракала и бушбока. Каракал в этой части континента — серьезный и многочисленный хищник, уничтожающий овец и детенышей антилоп. Охотятся на него в том числе и с собаками.

В первый же день собаки выгнали на моего клиента великолепную самку каракала, а еще через день был добыт огромный самец. К слову, у меня в Зимбабве за 20 лет охоты был лишь один случай добычи каракала, а тут…

Остальные дни мы потратили на капского бушбока и попутно добыли голубого дуйкера. После охоты на носорога с .458-м калибром много веселья нам доставил вид двустволки 12-го калибра с дробовыми зарядами 4-го номера, которые использовались для добычи дуйкера и бушбока.

Все хорошее кончается, закончилась и наша охота. Клиент закрыл свою «пятерку» и прекрасно провел время в ЮАР, а для меня это стало наглядным примером того, как частные владельцы земли могут эффективно участвовать в программах сохранения диких животных.

Тим Эллемент 13 марта 2017 в 14:05






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

  • 1
    Андрей Рапота офлайн
    #1  16 марта 2017 в 10:59

    В юар возможно частные хозяйства  способствуют охране животного мира.В России же они в большинстве своем созданы для наживы новоявленных феодалов,которые обокрали народ путем незаконной приватизации и залоговых аукционов.Теперь грабят народ по второму кругу отобрав животный мир и разрушая его.В смоленской области 96.6% земель захвачено олигархами местному населению охотится негде.Рядом с моим домом охот хозяйство предположительно депутата от еДра Резника 87000 га они в нем всех животных перебили,так они поставили вышки в заповеднике Хмелита,бьют животных там.Феодалам грабящим Россию закон не писан.Уже даже в африке гораздо больше закона,порядка и даже культуры охоты. 

    Ответить


Принимать участие в голосовании могут только зарегистрированные пользователи. Авторизоваться / зарегистрироваться











наверх ↑