Аист сокращает охотничьих животных

В последние годы на Брянщине в окрестностях поселка Локоть резко увеличилась численность аистов, и сразу стало уменьшаться количество дичи.

С годами росло число аистов в посёлке и лесах вокруг него, и… беднела охота. Всё меньше на бескрайней пойме Неруссы, обследовать которую не хватит и нескольких дней, становилось тетеревов, куропаток, уток, зайцев… Фото: Александра Мищенко

С годами росло число аистов в посёлке и лесах вокруг него, и… беднела охота. Всё меньше на бескрайней пойме Неруссы, обследовать которую не хватит и нескольких дней, становилось тетеревов, куропаток, уток, зайцев… Фото: Александра Мищенко

Солнце ушло за вершины деревьев, коих в моём посёлке Локоть превеликое множество - вековых дубов, лиственниц, сосен, лип, посаженных при моей жизни берёз и тополей. Я посмотрел на запад, пытаясь определить, каким будет день завтрашний, и увидел в небе огромных птиц, возвращавшихся на ночлег. Они летели, лишь изредка взмахивая крыльями.

C годами росло число аистов  в посёлке и лесах вокруг него, и… беднела охота. Всё меньше на бескрайней пойме Неруссы, обследовать  которую не хватит и нескольких дней, становилось тетеревов, куропаток, уток, зайцев… Я думаю, что не последнюю роль в этом сыграли и играют и почитаемые населением России белые аисты. Как ни крути, но птицы эти такие же хищники, как орлы и ястребы, канюки, луни, совы…

Я зачарованно смотрел на аистов, в очередной раз удивляясь их большой численности, причём повсеместной. Как-то недавно довелось мне рыбачить километров за двадцать пять от Локтя на небольшом пруду, созданном человеком много лет назад в неглубоком логу среди обширных полей. Одно из них пахал под озимку местный механизатор, а за трактором ходили аисты. Я попробовал их посчитать, но вскоре сбился, ибо птицы бегали, хватая выпаханных из земли мышей, червей… Было их около трёх десятков.

Птицы летели не как обычно с поймы Неруссы, а со стороны поля. Видимо, там или шла уборка, или пахалась земля. Аистов было очень много – встали на крыло молодые птицы. Они сразу же отличались от взрослых – меньшими размерами, не очень уверенным полётом.

Невдалеке, на их пути, стояла пара дубов с сухими вершинами, молодняк, наверное, устав, пытался присесть на деревья, но не у всех это получалось, и тогда «неумехи» летели дальше. Я смотрел на птиц и в который раз вспомнился мне разговор, состоявшийся с десяток, или чуть больше, лет назад с Игорем Шпиленком, известным, не только у нас в стране, фотографом и натуралистом.

Мы встретились случайно в Локте, куда он приехал на новом УАЗике для регистрации автомашины в межрайонном отделе госавтоинспекции. Необходимые документы он уже сдал, и у него имелись часа два-три свободного времени до выдачи паспорта и госномера.

От предложенных мной чая с перекусом он отказался, но попросил показать гнёзда аистов в посёлке, возможно, какое-то подойдёт для ночной съёмки. Мы ездили по улицам посёлка, я показывал гнёзда на соснах, лиственницах, дубах… Где-то ближе к десятому он что-то пробурчал под нос. Не поняв, я переспросил.

- В каждом в среднем три птенца, - продолжил он чуть громче и, главнее, внятнее, - ну, да, пойма Неруссы всех прокормит.

Тогда я как-то не обратил внимания на его слова. Но с годами росло число аистов в посёлке и лесах вокруг него, и… беднела охота. Всё меньше на бескрайней пойме Неруссы, обследовать которую не хватит и нескольких дней, становилось тетеревов, куропаток, уток, зайцев… Я думаю, что не последнюю роль в этом сыграли и играют и почитаемые населением России белые аисты. Как ни крути, но птицы эти такие же хищники, как орлы и ястребы, канюки, луни, совы…

Но если у тех же сов, луней, канюков основной корм – мыши, то аист бьёт всё, что бегает и ползает, с чем он справляется. Однажды видел, как нёс он пушистого зверька, по-видимому, зайчонка. Ошибся? Придя домой, открыл специальную литературу, раздел, где говорится о питании белого аиста, и нашёл следующее: «Основной рацион птиц, проживающих на Европейской территории, составляют лягушки, жабы, змеи, насекомые. Аисты могут съесть и мелких грызунов и даже млекопитающих – зайчат, сусликов… Выхватывают птенцов из гнёзд и поедают их».

Ну, вот, а я ещё удивлялся, что в последние годы стало меньше жаворонков. Отгадка оказалась проста: гнёзда вьют на земле и, естественно, их в первую очередь находят аисты. А разве откажется аист от тетеревёнка, утёнка, птенцов куропатки, других охотничьих птиц?

Однажды ранним майским утром, привязав к раме велосипеда удочки, я поехал на Неруссу. Я катил по грунтовой дороге вдоль центральной, прямой как струна, мелиоративной канавы. Отъехав пару километров от посёлка, свернул на другую. Была она не такой накатанной, местами заросшей, ибо пойма здесь много лет не косилась. Трава поднималась всё выше, становилась всё гуще, и вскоре мне пришлось слезть с велосипеда. Возвращаться назад не хотелось, хотя до следующей прямой канавы, вдоль которой также шла набитая дорога, оставалось ещё с полкилометра.

Рыбалка не задалась, и часа через три я возвращался назад той же дорогой, по примятой траве. Я шёл, посматривая на парящих луней, поющих в небе жаворонков, на аистов, летящих к посёлку и от него, вышагивающих то там, то здесь в поисках корма. Иногда бросал взгляд на узкую дорожку в траве. Неожиданно я увидел на примятой траве жёлто-чёрные шарики. Я остановился в некоторой растерянности: что бы это могло быть? Шёл утром – не видел. Медленно сделал шаг, другой, третий… и с громким криком из травы взлетела утка. Вот оно что!

Высидев потомство в густой траве, заботливая мать вела его к ближайшей мелиоративной канаве. Выйдя на мою тропинку, решила ею воспользоваться, чтобы сэкономить силы у своих малышей. Окажись на моём месте аист, упустил бы он возможность поживиться лёгкой добычей? Ответ очевиден.

Что касается орлов… Ущерб охотничьей фауне они наносят несравнимо меньший, чем аисты. Во-первых, пара орлов выкармливает обычно одного птенца, так как старший птенец, самый сильный, избавляется от младших братьев, выталкивая их из гнезда. А в гнезде аистов птенцов до пяти штук. Во-вторых, на каждую пару орлов приходятся десятки квадратных километров территории. То есть их в сотни раз меньше, чем аистов. Немаловажен и тот факт, что орлы ловят, в основном, выросших зверей и птиц, а аисты – молодняк, не давая ему вырасти. А сколько нужно птенцов или зайчат, чтобы насытилось вечно голодное потомство?

Когда аисты охотятся поодиночке, вышагивая на длинных красных «ходулях» среди высокой травы, глядишь на птицу с удовольствием, ибо она чудесным образом оживляет пейзаж. Но когда десятки птиц слетаются в одно место, где тракторист косит траву или пашет землю, понимаешь, какое же мощное пернатое войско ходит за трактором, сметая на своём пути всё живое.

Я не призываю к искусственному сокращению поголовья аистов, да и не сделать это в стране, где аист глубоко почитаем всем народом. В этой связи вспоминается случай из раннего детства. В старом липовом парке села Брасово, сохранившемся с дореволюционных времён, когда Брасовским имением владел Великий князь Михаил Романов, поселилась семья аистов. Птица эта в шестидесятые годы прошлого века встречалась у нас не часто, и многие с любопытством засматривались на чёрно-белую пару у большого гнезда.

Но однажды… Живший неподалёку тридцатилетний выпивоха, имевший дома одностволку, решил устроить охоту на аистов. Проходивший мимо участковый, не долго думая, так хватанул ружьём о дерево, что щепки брызнули в разные стороны, а ствол стал похож на кочергу. А затем своей тяжёлой рукой «вправил» мозги пьянчужке. Тот воспринял это как должное - ни о какой жалобе на рукоприкладство и порчу имущества не было и речи.

Так вот, я ни к чему не призываю, просто констатирую факты, делаю выводы. Наверное, кто-то скажет, что и неправильные. Поэтому хотелось бы услышать мнение на этот счёт других охотников, учёных.

От редакции

Мы попросили прокомментировать очерк известного орнитолога, кандидата биологических наук, старшего научного сотрудника ИПЭЭ РАН Виктора Анатольевича ЗУБАКИНА.

Белый аист – не хищник, специализирующийся на питании теплокровными позвоночными животными. Это, скорее, всеядный собиратель, он поедает животную пищу размером от земляных червей и кузнечиков до мелких млекопитающих и птиц. Да, он может схватить и съесть зазевавшегося утенка или даже зайчонка, но для аиста это все-таки случайный корм.

Основные кормовые объекты этого вида в средней полосе европейской России – беспозвоночные, лягушки и, в случае высокой численности, мелкие грызуны, главным образом, полевки. Поэтому считать эту птицу ответственной за снижение численности дичи на Брянщине никак нельзя. Да и численность водоплавающих птиц снижается отнюдь не только в Брянской области, а почти повсеместно в России, в том числе и в тех регионах, где аисты не живут.

Как показывает заметка А. Гуляева, многие до сих пор делают вывод о влиянии того или иного вида птиц на охотничью фауну на основании единичных наблюдений. Однако встреча птицы с зайчонком в клюве (кстати, принимая во внимание места кормежки аистов, в описанном автором случае это, скорее всего, был не зайчонок, а какая-нибудь крупная полевка: экономка или водяная) – это еще не повод объявлять, что найдена причина снижения численности уток, тетеревов и зайцев.

Судить о влиянии того или иного хищника на численность его жертвы можно только на основании данных о том, какой процент популяции жертвы изымает популяция хищника и подрывает или не подрывает эта доля изъятия репродуктивный потенциал вида-жертвы. Исследования, которые специально проводили орнитологи еще в 1960-х гг., показали, что даже такие специализированные хищники, как тетеревятник и болотный лунь, которых тогда пытались представить причиной оскудения запасов дичи, реального ущерба охотничьему хозяйству не наносят.

Аисты, ходящие за трактором при пахоте и косьбе, отнюдь не сметают «на своём пути всё живое», как образно пишет автор заметки. Они подбирают лишившихся своих укрытий обреченных на гибель беспозвоночных и грызунов, а также покалеченных в ходе сельхозработ зверьков и птиц – не исключено, что и охотничьих видов. Но покалечили их совсем не аисты. И жаворонков стало меньше не от того, что их гнезда разорили аисты. Просто в результате кризиса сельского хозяйства многие поля оказались заброшенными и заросли бурьяном, что сильно сократило необходимые полевому жаворонку гнездовые местообитания.

К сожалению, соблазн объявлять причиной снижения численности охотничьих птиц хищничество орлов, ястребов, луней и т.д. по-прежнему велик. Теперь вот дошла очередь и до белого аиста… Но отнюдь не хищники и аисты виноваты в том, что дичи стало меньше. Есть гораздо более значимые негативные факторы, и почти все они носят, увы, антропогенный характер. Это деградация местообитаний.

Это фактор беспокойства в период гнездования (описанная автором встреча с выводком утят наверняка стоила жизни одному-двум птенцам, запутавшимся и затерявшимся в густой траве, и причиной этому стал не аист). Это браконьерство и все то, что называется истощительным использованием охотничьих ресурсов, включая весеннюю охоту. И пока в этой области остается все, как есть, ожидать роста численности дичи не приходится.

Анатолий Гуляев 28 января 2017 в 14:08






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

  • 0
    Alex Vo офлайн
    #1  30 января 2017 в 23:33

    Как он грамотно подвел к запрету весенней охоты...
    Чувствуется талант.

    Ответить
  • 0
    Вячеслав Михайлов офлайн
    #2  31 января 2017 в 07:38

    Зотел или не хотел комментатор, но не удержался от обвинений еще существующей весенней охоты. Действительно при ее организации у отдельных? частных охотпользователей и отсутствием контроля в ОДУ, отсутствием культуры охоты у новой поросли охотников?, действительно бывает многое на весенней охоте. Об этом много пишется в "РОГ" и других охотничьих СМИ. Но не все причины истощения природных ресурсов нужно видеть в весенней охоте.
    А если посмотреть на серую ворону и бесхозных, выброшенных хозяевами по окончанию дачного сезона, кошечек и собачек, перешедших в связи с этим на самообеспечение? Что с этим делать, а ведь эти животные приносят ущерб природе весь год, а не в десятидневный период весенней охоты?
    Когда-то за отстрел серой вороны давали хоть какие-то льготы охотникам, но то желало и делало государство. Государство, которое поддерживало доставшуюся ему в разумное пользование природу и ее ресурсы. Сейчас же все или почти все в этой сфере передано охотпользователям. При этом контроль за ними снижается, т.к. хочется верить о разумном таком пользователе. Конечно, такие есть, но их много меньше тех, кто не вкладывает в дело поддержания переданных ему ресурсов ничего.Надеясь, что сама природа справится со своим восполнением, считая свои траты и не соизмеряя их с прибылью от продажи охотресурсов...И об этом много пишут, повторять не хочется.
    Спасибо комментатору за интересный рассказ об аисте, и хочется верить, что он не считает все же весеннюю охоту вредным явлением.

    Ответить

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑