Ночное проишествие

Отчетливо помню в самой большой комнате нашего дома (мы называли её залом) на круглом столе лежит календарь - 1968 год.

Когда я опомнился, солнце уже на горизонте, а темнеет зимой очень резко.
Фото Сергея Сорокина

Когда я опомнился, солнце уже на горизонте, а темнеет зимой очень резко.
Фото Сергея Сорокина

В те снежные, буранные и морозные зимы нередко отменяли занятия в школах. Дома заносило снегом по крыши. В моём посёлке, входные двери всегда открывались во внутрь - понятно почему.

***

Мы всей семьей лепим пельмени. Папа, как самый сильный месит тесто, старший брат с мамой над фаршем мудрят. А, я на «побегушках» - «подай, принеси». Потом начинается «процесс». Я склонный к творчеству изобрел новый способ раскатки лепешек: под скалку кладу не одну, а пять- шесть и зараз откатываю. Мама, папа и брат, а частенько отцовы братья - дядьки и их жены за мной не поспевают, подсыхают лепешки. Меня притормаживают и хвалят, прия-я-ятно…

Потом сотни-тысячи пельмешков замораживаем и ссыпаем в чистые мешки. Всю зиму ели.

Ружья висят на стенах, никаких сейфов, патроны россыпью в тумбочке. И никто не бегает по посёлку с огнестрелом наперевес, никто не боится за своих детей. Мы как сорняки в поле, растём на улице, и каждый взрослый за шалости может уши надрать, да еще приказать, чтобы отцу доложил, за что уши красными стали, а отец еще и добавит. Такое вот воспитание было коллективное и, безусловно, ПРАВИЛЬНОЕ.

Мы сельские, наверное, раньше взрослеем городских сверстников. Я бы своему тринадцатилетнему сыну ружьё не доверил. А меня родители в том возрасте спокойно отпускали на охоту. До поры, до времени…

***

Это произошло в «глухозимье» в конце января 1975 года. Я ушел на охоту. Подранил зайчика, заяц оказался матёрым. По следам вижу, что где присядет, там лужица крови, значит, долго не продержится. А он меня за десять вёрст от посёлка увёл, запутал, завертел «восьмёрками» и ушел… Когда я опомнился, солнце уже на горизонте, а темнеет зимой очень резко.

 

В лесу в Полярную ночь. Фото Сергея Сорокина

Я совсем вымотался. Буран начинается! На мне овчинный тулуп – до пят, тяжелый, сумка с патронами, ружьё, вода во фляге, на ногах широкие лыжи и всё это весит ого-го. И ничего бросить нельзя, крестьянская жилка не позволяет расстаться с барахлом, бедно жили в то время.

И вот буран поднял снег, да так, что концов лыж не видно и темнеет стремительно, а мороз к ночи крепчает. Сил нет тащиться по глубокому снегу, но надо…

Всё! Понимаю, что заблудился окончательно! Липкий, первобытный страх сковывает душу, неужели это конец? Я же еще и жить-то не начал... Темень, ветер, жесткая снежная крупа сечёт лицо и очень, очень страшно.

Спасибо свирепому ветру, что гудит в проводах. Я-то точно знаю, что в мой посёлок проведена одна единственная электролиния, по слуху выхожу на неё и по слушку, по слушку вперёд под гулом. До села не добрался, но вышел к стогам сена, они в двух километрах от околицы. Сил нет идти дальше. Закапываюсь в преющее сено. ТЕПЛО-О-О.

А стог живёт своей жизнью: всё шуршит, всё движется. То ли мыши, то ли крысы? Ну не волки же, перетерплю как-нибудь. По дороге ещё провалился в прорубь, когда речку переходил, правой ногой по колено. Мороз мгновенно превратил штанину в камень.

Проснулся утром, когда уже рассвело. Бегом домой!

 

Отец половину села на уши поставил: до четырёх утра мужики в мощнейшем буране цепью по степи бродили, искали дурачка малолетнего. Мать все глаза выплакала… Фото Сергея Сорокина

А, дома сначала обняли со слезами на глазах, а потом так всыпали… Папаня не пожалел дорогого ружья, так грохнул о наковальню, что щепки брызнули. Ну и по спине моей ремнём от того же ружья конкретно прошелся, я неделю на животе спал.

Отец полсела на уши поставил: до четырёх утра мужики в мощнейшем буране цепью по степи бродили, искали дурачка малолетнего. Мать все глаза выплакала…

***

Следующий ствол я купил уже на свои, честно заработанные рубли, много лет спустя.
 

Владимир Аралбаев 13 декабря 2012 в 00:00






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

  • 0
    Александр Уральский офлайн
    #1  13 декабря 2012 в 19:52

    Спасибо! Очень хорошо написано. Навеяло воспоминания тех лет. С уважением...

    Ответить
  • -2
    Vladimir Aralbaev офлайн
    #2  14 декабря 2012 в 17:04
    Александр Уральский
    Спасибо! Очень хорошо написано. Навеяло воспоминания тех лет. С уважением...

    Александр, с вами тоже подобное случалось? Ну, я же не только о приключениях пишу. Я, ностальгирую о ТЕХ временах. Славное было время! Эх, ничего не может быть слаще молодости! И небо было синее, и вода вкуснее. А вкуса противной водки вообще не знали. Разве что-то было вкуснее лимонада?

    Ответить
  • -2
    Сергей Сорокин офлайн
    #3  14 декабря 2012 в 19:06
    Vladimir Aralbaev
    Александр, с вами тоже подобное случалось? Ну, я же не только о приключениях пишу. Я, ностальгирую о ТЕХ временах. Славное было время! Эх, ничего не может быть слаще молодости! И небо было синее, и вода вкуснее. А вкуса противной водки вообще не знали. Разве что-то было вкуснее лимонада?

    Сгущёнка!

    Ответить
  • -2
    Вячеслав Дьяченко офлайн
    #4  1 февраля 2013 в 12:33
    Vladimir Aralbaev
    Александр, с вами тоже подобное случалось? Ну, я же не только о приключениях пишу. Я, ностальгирую о ТЕХ временах. Славное было время! Эх, ничего не может быть слаще молодости! И небо было синее, и вода вкуснее. А вкуса противной водки вообще не знали. Разве что-то было вкуснее лимонада?

    Если водка такая противная то зачем ее пить? Грушевая газировка с двойным сиропом не хуже.

    Ответить


Принимать участие в голосовании могут только зарегистрированные пользователи. Авторизоваться / зарегистрироваться











наверх ↑