Осыпь, кучность, бой...

На тему надежного поражения дичи из дробового ружья дано достаточно рекомендаций и расчетов, опубликовано немало рисунков.

Фото автора

Фото автора

Отмечусь по этой теме и я, не претендуя на истину в последней инстанции. Думаю, что многолетние наблюдения, связанные с практической стрельбой на охоте, пробой и пристрелкой ружей, подборов вариантов снаряжения патронов в освещении этой непростой темы, мне помогут.

Наверное, подавляющая часть охотников боя своего ружья не знают, удовлетворившись парой выстрелов по пням, полиэтиленовым полторашкам и т.п. А случайное поражение дичи удачно попавшей дробиной дает иллюзии на предмет обладания неким ружейным шедевром, конечно же, с уникальным по качеству боем.

В надежном поражении дичи есть два основных фактора. Первое – это искусство стрелка, а второе – качество боя. Искусство стрелка не обсуждаем, уж какое есть. А вот о качестве боя поговорим более подробно. Бой характеризуется достаточной кучностью, резкостью, качеством осыпи и таким параметром, как постоянство боя. Вот мы и рассмотрим влияние данных составляющих и возможное варьирование ими для достижения реального результата.

Традиционным и особо почитаемым параметром для российских охотников, по крайней мере для очень многих, является кучность. Остальное как бы вторично. Многие годы отечественный производитель в этом ключе и изощрялся, обеспечивая паспортную кучность всеми доступными методами. Если обратить внимание на записи в старых паспортах, то прослеживается такая закономерность.

У ижевцев при отстреле на кучность минимальные навески бездымного пороха, а у туляков и вовсе отстреливали ружья на кучность дымным порохом. В 60–70-х гг. на тульских ружьях при клеймах чок-получок на поверку выходило, что оба ствола – чоки. Естественно, что правый – (нижний) ствол при этом терял в равномерности осыпи.

Когда-то в ружейном производстве существовала такая профессия, как доводчик боя. С технологической точки зрения терпима она была до определенного времени. Но был в этом и несомненный плюс, все-таки бой доводили до стандарта определенной модели.

Далее последовали новые технологии, позволяющие добиваться боя комплексом технологических операций, оценка параметров боя свелась к фиксации веса дробин, упавших на контрольные весы механической мишени, в пересчете на процент попавших в мишень от общего числа. Сейчас, похоже, не заморачиваются и этим, полагая, что технологически возможно обеспечить параметры ствола, способного обеспечить заданный бой.

Естественно, что уж такими параметрами, как резкость и равномерность осыпи, наш производитель никогда не был озабочен. И никуда не денешься – нужно стрелять по мишени.
Должен сказать, что никакие теоретические расчеты истинного боя не определяют и в лучшем случае могу быть лишь точкой отсчета.

 

Чем же, на мой взгляд, стоит руководствоваться, оценивая возможности своего ружья? Прежде всего определиться с возможными дефектами ствола, выстрелив по мишени с подходящими размерами. Фото: Мухамедшина Рафаэля

Для практической же охоты очень важно понимать, на каком расстоянии из конкретного ружья и конкретным патроном можно стрелять с надеждой на успех. Назовем это дальнеубойностью ружья. Дальнеубойность – это расстояние, на котором возможно уверенно поражать дичь. Т.е. сохраняется достаточная скорость дробин при достаточной их плотности.

Чем же, на мой взгляд, стоит руководствоваться, оценивая возможности своего ружья? Прежде всего определиться с возможными дефектами ствола, выстрелив по мишени с подходящими размерами. Дефекты боя зачастую излечимы подбором патрона, но не все. К примеру, такой, как бой «бубликом» и бой «серпом».

Я в жизни встречал два таких ружья. «Серпом» било ИЖ-27 моего хорошего друга, и от ружья пришлось избавиться. Довелось и самому охотиться с ружьем с боем «бубликом» из левого ствола. Причем кучность и резкость при этом были на высоте. Охотился с этим ружьем несколько лет. Как-то недосуг было выстрелить по мишени.

Стрельба из него пошла сразу, я из правого ствола промахивался не часто, и как-то бой из левого оставался в тени. Обнаружив дефект, я положил немало сил на подбор патрона, уж очень мне ружье нравилось. Но, к сожалению, несколько дробин в центре наблюдались на 20–25 метрах, а далее – ярко выраженный «бублик». Применение концентраторов и укучнителей лишь ухудшило результат и давало самые невероятные сочетание дробин.

С очень давних пор не разделяю убежденности в том, что если пристрелять ружье дробью № 7, автоматически те же результаты можно перенести на дробь № 0 и снаряжать патроны по тому же рецепту. Совершенно неоднозначно, т.к. некоторые стволы демонстрируют несогласие с данным постулатом.

Опять сошлюсь на свои наблюдения. Имею ружье с приличным боем из левого ствола с длинным ( не менее 55 мм ) сужением 1,0 мм. Сужение адекватно реагирует как на мелкие, так и на крупные номера дроби, за малым исключением демонстрируя при этом бой либо близкий к паспортному, либо его несколько превышающий.

А если правый с более коротким (в пределах 40 мм) сужением 0,8 мм демонстрирует бой цилиндром практически для всех номеров дроби по кучности в пределах 40% плюс-минус 5%, то №№ 1 и 0 кучность 65–75% и, что особенно важно, с достаточно приличной осыпью.

Влияние такого параметра, как кучность, обеспечивающего число дробин в мишени на дальнеубойность ружья, общеизвестно и не требует особого обсуждения. Для определения возможности выстрела на более дальние, чем стандартная дистанция, рекомендуется на каждые пять метров удаления отнимать 10% от первоначальной кучности, что достаточно условно, т.к. строгой линейной зависимости в данном случае нет.

Причем, как мне представляется, считать процент падения кучности от рубежа к рубежу через 5 метров следует от каждого предыдущего значения. В таком случае просматривается логика в утверждении практиков в возможности поражения достаточно крупных объектов на удалении 50–55 метров «магнум» навесками.

Теперь обратимся к такому параметру, как осыпь. Как известно, одним из параметров осыпи является сгущение дроби к центру. Сильное сгущение дроби к центру это прежде всего особенность ствола, и дальнеубойность ружья при этом повышается. Но при этом имеют место неудобства при стрельбе в пределах стандартных дистанций.

Сгущение дроби к центру это однозначный плюс при стрельбе на предельные дистанции по малоподвижной цели. И не гарантирует эффективности при стрельбе по летящей. Быть уверенным в том, что, к примеру, на 45 метров дробовой сноп расшириться таким образом, что образует равномерную осыпь, не приходится, т.е. и здесь нет определенной линейной зависимости.

 

Сгущение дроби к центру это однозначный плюс при стрельбе на предельные дистанции по малоподвижной цели. И не гарантирует эффективности при стрельбе по летящей. Фото: fotolia.com

Всегда с недоверием читаю о способности некоторого числа охотников поразить, к примеру, гуся центром дробовой осыпи. Это при условии, что целишься по тому гусю по меркам старых пушкарей: «Василич! На полшапки влево и на два пальца вниз!!!» Мне представляется, что говорить в этом случае следует о способности «зацепить» гуся убойной частью дробового снопа.

Наилучшая эффективность выстрела связана с достаточной плотностью осыпи (т.е. приемлемой кучностью) при малом сгущении дробин к центру. Так называемый бой «решетом». Но решето, как известно, может быть и дырявым. Бить целым «решетом» назначение цилиндров и прочих малых дульных сужений. И приходится мириться со следующей закономерностью – обычно, чем сильнее сужение и крупнее дробь, тем больше в решете дыр.

Поэтому владельцам стволов с фиксированным дульным сужением для боя крупной дробью более подходит получок. От критичных окон в осыпи избавиться порой удается, но это не тема сегодняшнего разговора.

(Продолжение темы в следующем номере).
 

Аксандр Ярковой 13 декабря 2012 в 00:00







Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".



Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований











наверх ↑