Афро-Евразийское соглашение?

На нашем сайте ohotniki.ru опубликовано тревожное сообщение: «В России в 2015 году запретят весеннюю охоту на водоемах».

Фото Андрея Федичкина

Фото Андрея Федичкина

Именно к этому сроку планируется ратифицировать соглашение по охране афро-евразийских мигрирующих водно-болотных птиц. А этот международный документ запрещает охотиться на дичь на путях миграции птиц, которые проходят через нашу страну. Ссылки сторонников ратификации соглашения, что этот документ примут с оговорками, сохраняющими традиционные весенние охоты на водоплавающих в России, вызывают сомнения.

Минприроды подготовило проект «Стратегии сохранения редких и находящихся под угрозой исчезновения видов животных и растений и развития охотхозяйственной деятельности в РФ до 2030 года». Документ размещен на сайте ведомства для публичного обсуждения.

В «РОГ» № 49 была опубликована его оценка главным редактором национального журнала «Охота» Вениамином Ольшанским. Сегодня мы представляем читателям мнение ученым.

Я бы разделил этот «гибридный» и весьма своеобразный документ на две части. Первая, «краснокнижная» часть, занимает почти 90% этого повествования. Не будем касаться терминов и определений, порекомендуем авторам обратиться к профессорам В.А. Кузякину, Ю.И. Рожкову, А.В. Проняеву, В.Г. Кривенко, Е.К. Еськову, М.Д. Перовскому или заглянуть в написанные ими книги. Согласитесь, хотя это выглядит грубовато, но и сидящему в скрадке или на лобазе охотнику и сидящему на унитазе не охотнику, оказывается, согласно этому «документу», «экологическая услуга».

А «научная услуга»? Совершенно очевидно, что редкие виды надо беречь, но «стратегический поток сознания», приправленный лозунгом «заграница нам поможет», явно оказывает медвежью услугу этому сбережению. Что касается охоты, то охотничье хозяйство – отрасль. Хвост не может управлять собакой. Очевидно, что «редкие» мухи должны быть отделены от огромной ресурсной «котлеты», которая принадлежит России, а не всему «мировому человечеству».

Та, извините, «лапша», которую «вешают на уши» нашему руководству по поводу наступления «светлого будущего» при «вступлении» в Афро-Евразийское миграционное соглашение, не имеет ничего общего с действительностью. Мало того что мы потеряем весеннюю охоту. Мы еще и газ с нефтью будем добывать в нашей русской Арктике с дозволения, к примеру, Дании. Вдруг в нашей Арктике окажутся места гнездования редких видов птиц, зимующих в Дании? Тогда мы сразу получим запрет на добычу там полезных ископаемых. Но это, к примеру. «Блестящие» перспективы!..

Вообще перспективы, извините, «аутсорсинга» (прости Господи!), когда «научные услуги» в охотничьем хозяйстве и в области охраны редких животных будут оказываться неправительственными, «гринписовского» обличья организациями, очень смахивают на перспективы организации «оборонсервиса» в охотничьем хозяйстве под руководством малообразованных, но очень жадных «мух».

России нужен мощный федеральный орган управления охотничьим хозяйством. Называть его можно Главохотой, можно по-всякому, знаете, «хоть горшком назови, только в печку не ставь». Охотничье хозяйство – отрасль, и ей нужен реальный штаб, возглавляемый желательно не Павловыми, Мехлисами и Трофим Денисычами Лысенко, а Жуковыми и Рокоссовскими, и желательно в Москве, а не в Брюсселе. Это очевидно, по крайне мере, для профессионалов. Россия страна многоукладная.

Интересы экзальтированных сторонников «гуманной» охоты и эвенкийских охотников, российских нефтяников и оголтелых «гринписовцев» вряд ли когда-нибудь совпадут. Кстати, вы обратили внимание на то, что нападения, а по сути, спланированные пиаракции, проводятся только на российские газпромовские буровые платформы в Баренцевом море? А где же «пираты-гринписовцы» Карибского моря изрядно залитого «Бритиш Петролиум» нефтью?

Стратегически откладывать позиционирование статуса России, как ресурсовоспроизводящей страны, до бесконечности нельзя. Это «чеховское ружье» очень скоро выстрелит, если этого уже не случилось. Тактически в юридическом (на уровне юридических категорий) и пропагандистском аспектах это абсолютно необходимое позиционирование, не подкрепленное реальным мониторингом этих ресурсов (его результатами), неубедительно и контрпродуктивно.

Реальный же мониторинг ресурсов охотничьих животных и прежде всего основного ресурса – водоплавающих птиц (до 80% всех охот) – может осуществляться только на основе современных адекватных научно-методических подходов. На практике в России проводится его имитация, с использованием таких категорий, как «группы видов»; например, оценивается добыча или динамика численности «уток», «гусей», процедуры которого абсолютно неприемлемы.

У каждой популяции и тем более вида разные, часто разнонаправленные тенденции изменения численности, сроки миграций и т.п. В специальном выпуске Минприроды РФ «Охота и охотничьи ресурсы РФ 2011» Основной ресурс вообще не упомянут (!). В последнем докладе профильного департамента Минприроды (публикация в журнале «Сафари» № 1 2012, посвященная «основному ресурсу») приводятся «данные» по «гусям» и «уткам». Они не говорят ни о чем и наносят огромный вред репутации «госуправления».

Охотничье хозяйство, в части современного мониторинга ресурсов охотничьих животных (не путать с «охотничьими ресурсами», коих в природе не существует!), логистическая система. Учет добычи «уток» или разглагольствования о динамики их численности – это не логистика, а бутафория, симулякр мониторинга.

Современные научно-методические подходы предполагают подготовку и издание в соответствии со специальным положением федеральной книги (списка) охотничьих животных на уровне видов и популяций, структурированных по категориям (спортивная и промысловая охоты), содержащим информацию о трендах и т.д. Они же предполагают организацию популяционного мониторинга с использованием ДНК-тестирования и миграционный мониторинг с использованием массового и тестового спутникового мечения.

Более десяти лет существуют опубликованные и широко известные программы перехода на современные, вполне креативные и одновременно низкобюджетные методы мониторинга водоплавающих птиц. Общеизвестны сезонные миграционные перемещения «основного ресурса» (утки, гуси) через территории тех или иных субъектов федерации, которые крайне динамичны во времени и пространстве.

В отсутствие какого-либо миграционного мониторинга и мониторинга добычи так называемое «квотирование» добычи в субъектах федерации уже привело к эффекту «мертвых душ» (последствия принятия № 258 ФЗ) и усилению центробежных тенденций в РФ. Из преимущественно миграционной составляющей «основного ресурса» вытекает необходимость, хотя бы на перовом этапе, организации его вертикально-интегрированного мониторинга и соответствующей ему организации информационных потоков. На втором этапе необходимо принятие соответствующих организационных решений.

Вертикально-интегрированный мониторинг целесообразнее осуществлять в вертикально-интегрированной системе. Она же, как показал полувековой опыт, эффективнее и при организации так называемого охотнадзора.

В настоящее время еще есть человеческий потенциал, который в состоянии за один-два года поменять вектор развития охотничьего хозяйства России. С отрицательного на положительный. И редкие виды животных, как все дело охраны природы, от этого только выиграют.

Юрий Рожков, Андрей Линьков 10 декабря 2012 в 00:00






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

  • -1
    Филипп Стогов офлайн
    #1  12 декабря 2012 в 14:17

    Все слова о стремлении к высокому, справедливому, законному и, дескать, международному законодательству сведутся, в конечном итоге, к банальному запрету весенней охоты, с возможным разрешением отстрела дичи (для избранных) в заповедниках в научных целях.

    Ответить


Принимать участие в голосовании могут только зарегистрированные пользователи. Авторизоваться / зарегистрироваться











наверх ↑