Конкуренты охотников

Решение проблемы предусматривает активное... вмешательство человека в биосферные процессы, вплоть до направленного контроля численности... экономически значимых видов.

ФОТО SHUTTERSTOCK

ФОТО SHUTTERSTOCK

Сохранение биоразнообразия и повышение продуктивности охотничьих угодий — две неразрывно связанные задачи.

В последние 30 лет в России хищные звери стали мощным негативным фактором, лимитирующим обилие многих видов.

Основу их рациона составляют растительноядные животные (фитофаги). Чтобы «прокормить» хищников, численность фитофагов должна многократно превышать их потребителей.

Например, соотношение волка и копытных, при котором волки «обнуляют» приплод своих жертв. Так, на «содержание» одного волка требуется 30 лосей или 100 более мелких оленей, при таком соотношении численность копытных не растет.

По сведениям ФГБУ «Центрохотконтроль», в Российской Федерации численность волка увеличивается и за последние 5 лет его стало больше в 1,5 раза — 65,6 тысячи.

Но там, где волка нет, в охотничьих угодьях бесчинствуют одичавшие собаки, создающие не меньшие проблемы как хищники и распространители бешенства и других опасных заболеваний.

В охотничьем хозяйстве многих стран приоритет отдают разведению оленей, кабанов, зайцев, пернатой дичи, при этом жестко регулируют численность хищных зверей, за исключением редких и исчезающих.

Например, в 1980 годах охотники ФРГ отстреливали лисиц (170 тыс.), куниц каменных и лесных (53 тыс.) и ворон и сорок (260 тыс.). В 2000 годах в объединенной Германии отстреливали бродячих кошек (400 тыс.), собак (40 тыс.), а также лисиц (658 тыс.).

Для большинства охотников России основными объектами добычи служат растительноядные животные: зайцы, водоплавающие и тетеревиные птицы. Численность этих животных сократилась и продолжает уменьшаться.

В наших условиях фитофаги — основа рациона горностая, ласки, колонка, корсака, куницы лесной и каменной, лисицы красной, норки американской и европейской, соболя, волка серого, росомахи и других. До 1990 годов в стране был развит пушной промысел и ресурсы хищников интенсивно осваивали.

Теперь из-за отсутствия спроса на пушнину добыча хищников почти прекращена, что привело к росту их численности, между ними обострились конкурентные отношения из-за кормов, усилилось их воздействие на популяции фитофагов.

В 2000 годы в Западной Сибири к местным видам плотоядных добавились новые, самостоятельно вселившиеся енотовидная собака и куница лесная.

 

«Содержание» одного волка обходится природе в 30 лосей или 100 мелких оленей. Сколько копытных уберегли охотники, добывшие этих хищников? ФОТО ЛЕОНИДА ПАЛЬКО

Одновременно в степных и лесостепных биотопах многократно сократились ресурсы мелких млекопитающих — фитофагов, бывших основой в рационе хищников. Например, некогда многочисленный, многомиллионный суслик краснощекий включен теперь в Красную книгу Алтайского края.

Еще лет 15–20 назад никто не мог предположить, что этот суслик исчезнет. Наряду с добыванием естественных фитофагов хищники прежде в зимние сезоны имели возможность кормиться павшими домашними копытными на скотомогильниках, располагавшихся у каждого села. Но из-за многократного сокращения поголовья сельхозживотных теперь на скотомогильниках падали нет.

ЛИСИЦА

В стране численность лисицы красной увеличилась и достигла 700 тысяч особей. Двадцать лет назад, когда основу рациона лисиц составляли мышевидные грызуны, новосибирские ученые установили, что в июне лишь за неделю взрослая лисица поймала 29 уток и ондатру.

По наблюдениям А.Г. Анисимова (личное сообщение), в Кулундинской степи у жилой норы лисицы в июне 2017 г. обнаружены остатки шести уток-самок (шилохвости, широконоски и чирков), очевидно, добытых лисицами при насиживании утками яйцекладок.

В Калмыкии на грани исчезновения находится сайгак. Лисица опасна для сайгака во время отела, но численность лисицы там растет. Не менее опасен этот хищник и для новорожденных косуль.

Лисица существенно снижает уровень прироста поголовья у косули. В годы интенсивного истребления лисиц в Беловежской Пуще популяция косуль увеличивалась значительно. В многоснежные зимы лисицы преследуют даже взрослых косуль.

Летом 2018 года в Алтайском крае и Республике Алтай научные сотрудники Института общей генетики РАН Е. Мудрик-Политова и Окского государственного заповедника К. Постельных (при моем содействии) занимались мечением птенцов журавля-красавки.

Они наблюдали 105 красавок, и лишь у пяти пар были птенцы. В последние годы численность красавки в Алтайском крае начала снижаться, хотя в 1980–2000-х годах наблюдалось увеличение и даже расселение красавок в лесостепь правобережий Оби.

В Алейском и Усть-Калманском районах обнаружено всего три взрослые птицы без птенцов, зато повсюду встречали лисиц красных. Охотовед Усть-Калманского района А.А. Костенко сообщил, что, если поблизости от гнезда красавок он встречает лисиц, птенцов у них не бывает.

Одна из вероятных причин депрессии популяции краснокнижной красавки — активизация хищничества лисицы.

 

Весной большинство медведей целенаправленно охотятся на лосей и беременных лосих, нередко поедают собратьев, спящих в берлоге. ФОТО ВАЛЕРИЯ МАЛЕЕВА

По ЗМУ в России на одну лисицу приходится шесть зайцев, а в Алтайском крае лишь четыре. При этом зайцев в расчете на одного алтайского охотника и того меньше — по одному. При таком соотношении невозможно ожидать восстановления ресурсов зайцев.

Однако в Славгородском межрайонном хозяйстве по инициативе и под контролем его директора А.Г. Анисимова сократили численность лисицы, и результат превзошел все ожидания. Стало необычайно много зайцев—русаков и беляков.

Отдельные охотники тропят и добывают по нескольку десятков зайцев за зимний сезон. Интенсивное сокращение поголовья лисицы проводит Г.А. Зяблицев в охотничьем хозяйстве «Алтайсельхозпродукт».

И там развелось много зайцев, тетеревов и серых куропаток. Эти опыты достойны повсеместного распространения.

Примечательно, что такая тенденция аналогична по всей России. Из-за влияния естественных факторов численность лисицы за пять лет снизилась на 30 %, а ресурсы беляка и русака увеличились до 4214 особей или на 16 %.

Но многие владельцы охотничьих хозяйств рассуждают иначе: «Вот если бы закупочные цены на лисьи шкуры были бы повыше, тогда...». Или еще проще: А зачем добывать лисиц? У нас и так предостаточно желающих поохотиться на зайцев и уток!» — и не утруждают себя работами по увеличению обилия дичи, не стремятся обеспечить клиентам успешную охоту, а свои доходы увеличивают, повышая стоимость путевок.

Согласно Приказу Минприроды России от 30.04. 2010 г. № 138 «Об утверждении нормативов допустимого изъятия охотничьих ресурсов и нормативов численности охотничьих ресурсов в охотничьих угодьях» установлены предельно допустимые плотности населения ряда хищных зверей из расчета на 1000 га охотничьих угодий, в том числе: для медведей бурого и белогрудого — не более 2 особей, волка — до 0,05, шакала — до 0,1, лисицы, корсака, енотовидной собаки — до 1 особи.

Регулирование их численности необходимо проводить на основании превышения этой плотности. Во многих охотхозяйствах плотность населения лисицы ниже максимально допустимой, поэтому сокращение численности лисиц проводят лишь при эпизоотиях бешенства.

Но для регулирования ресурсов лисицы (и других плотоядных) есть одно (пока еще неучтенное) основание: лисица — основной участник поддержания и распространения эхинококкозов, в том числе наиболее опасного из них — альвеококка.

Альвеолярный эхинококкоз характеризуется первичным опухолевым поражением печени и последующим метастазированием, по последствиям аналогичным онкологическим. В стране, начиная с 1993 года, наблюдается прогрессивный рост численности лисицы. Зараженность лисиц альвеококками достигает 31–65 %.

Одновременно растет и распространение альвеококка среди промежуточных хозяев — животных и людей.

С момента заражения до времени установления диагноза бессимптомный период может продолжаться 5–20 лет. Академик Я.Н. Шойхет неоднократно обращал внимание на то, что лисица и бродячие собаки — основные распространители эхонококкозов. И рекомендовал предпринимать соответствующие меры профилактики.

 

Регулирование численности хищников моментально сказывается на плотности зверя в угодьях. ФОТО ДМИТРИЯ ВАСИЛЬЕВА

Главный государственный санитарный врач Российской Федерации А.Ю. Попова в письме от 29.06.2016 г. № 01/7782-16-27 «О заболеваемости эхинококкозом и альвеококкозом в Российской федерации» указывает, что за последние 25 лет заболеваемость эхинококкозом в стране возросла в 3 раза.

При этом в ряде субъектов Федерации уровень заболеваемости этим гельминтозом существенно превышает среднероссийские показатели: в Ямало-Ненецком автономных округе — в 9 раз, в Чукотском — в 13 раз, в республике Алтай — в 3 раза, в Кабардино-Балкарской Республике — в 3 раза, в Карачаево-Черкесии — в 7 раз.

Ежегодно регистрируются летальные случаи от эхинококкозов, в частности в Алтайском и Красноярском краях, Калининградской, Курганской, Свердловской областях.
В 1981 – 2013 гг. заболеваемость бешенством всех видов животных находилась в высокой зависимости от численности лисиц. Из зарегистрированных в 2016 г. в России случаев
бешенства (1022 эпизода) среди диких животных на долю лисицы пришлось 74 %.

На этом основании целесообразно отменить все ограничения в регулировании плотности населения лисицы, корсака, енотовидной собаки.

НОРКА

Л.П. Сабанеев (1877) сообщал, что «летом... главную пищу норки европейской составляют яйца и птенцы различной болотной и водяной птицы»; по свидетельству Богданова, она преследует их вплавь и даже ныряя. Вследствие акклиматизации норки американской ареал обитания европейской значительно сократился.

Американская норка широко расселилась по равнинным озерам и болотам на север до тундры, где прекрасно живет в основном за счет ондатры. На небольших водоемах норка уничтожает ондатру полностью.

Зарубежные и отечественные зоологи изучали рацион норки. В Англии дикие кролики составили 45 % ее рациона, лысуха и камышница — 10 %. В Латвии норки убили 30 % локальной популяции широконоски.

 

Как бы ни кричали всякого рода зеленые о сохранении диких животных, но только охотник реально делает все для их охраны и воспроизводства. ФОТО СВЕТЛАНЫ БУРКОВСКОЙ

В России норка уничтожает до 27 % взрослых камышниц и до 79 % ее выводков. Лысух норка съедает соответственно до 50 % и выводков до 86 %. В первый год у бобровых плотин создаются водоемы. Во второй год здесь селятся кряквы, чирки и ондатра, останавливается пролетная утка.

Но на третий год заметен резкий спад численности, так как сюда приходит норка. К концу лета у уток в выводках сохраняются один-три утенка. Перелетная птица прекращает здесь задерживаться. На четвертый год водоплавающие избегают этих мест. Если не сократить численность норки, то и лысуха окажется в Красной книге.

На озерах в Барабинской и Кулундинской низменностях норка интенсивно уничтожает в первую очередь яйца и уток красноголовой и хохлатой чернети, так как они устраивают гнезда у воды.

Биолог-охотовед С.И. Быков во время осенней охоты на уток наблюдал, как норка воровала у него на глазах отстрелянных крякв и ловила подраненных птиц. Норка встречается не только в поймах и по берегам водоемов, но и вдали от них.

Однажды мы обнаружили двух норок в лесу у туши лося в двух километрах от ближайшего ручья. В лесу зайчата и молодняк тетеревиных птиц для норки вполне доступная добыча.

КУНИЦА ЛЕСНАЯ

Проникла на юг Западной Сибири в Алтайский край и успешно прижилась. Давно известно, что крупные самцы куниц успешно добывают зайцев, а летом самки ловят зайчат. Мы наблюдаем, как в лесостепи Алейского, Калманского, Топчихинского и других районов Алтайского края с появлением куницы исчезают зайцы.

Численность куниц в России превышает 200 тысяч. На вопрос охотпользователей, почему никто не добывает куниц, в том числе с лайками, отвечают: «Нет желающих».

МЕДВЕДЬ

Численность бурого медведя в России непрерывно растет и превысила 235 тысяч особей. Хищническая деятельность медведя среди копытных обычно недооценивается. Хотя на североамериканском континенте установлено, что каждый взрослый медведь убивает от одного до четырех взрослых лосей и пять лосят.

Американцы регулярно наблюдали с самолетов и с помощью радиолокаторов за помеченными радиопередатчиками 237 новорожденными лосятами, 23 медведями и волками, по одному в каждой группе волков, живших на данной территории. Медведи были главной причиной гибели лосят.

До ноября на долю медведей пришлось убитыми 78 %, тогда как волки убили 25 % лосят. Аналогичная закономерность в Пригелецком регионе Алтая. Из-за хищничества многочисленных медведей у лосих к снежному периоду сохраняется минимальное количество телят.

В России соотношение лося и медведя бурого составляет примерно один к четырем, соответственно, в местах их совместного обитания велик урон лося от медведя. Заметим, что допустимая предельная плотность населения медведя (до двух особей на 1000 га) нередко превышает фактическую плотность населения лося на этой же территории, что еще более способствует смертности лося от медведя.

В период отела медведи проникают в оленепарки, целенаправленно разыскивают новорожденных маралят и убивают их.

Активизацию хищничества медведей провоцируют другие хищники (росомахи, лисицы, барсуки), охотно доедающие убитых медведями маралят. В хороших оленеводческих хозяйствах на 100 маралух рождается до 80 телят, но сохраняется 40–50 особей. Прирост поголовья медведя в ряде регионов составляет 16 %.

 

Кому достанутся эти лоси — хищникам или охотникам, — зависит от последних. ФОТО PIXABAY

Однако Приказом Минприроды России от 30.04. 2010 г. № 138 установлены допустимые лимиты добычи — от 3 до 10 %. Фактически в 2015 году лимит добычи по России составлял лишь 2,4 %. К тому же квоты на отстрел медведя хронически не осваиваются.

ХИЩНИКИ В ООПТ

В 2014 году ученый совет Тигирекского заповедника пытался отреагировать на жалобы местных жителей. Рядом с заповедником в с. Чинета волки уничтожают много домашних копытных.
Из-за малоснежья в этот заказник традиционно мигрируют на зимовку косули, маралы, а вслед за ними и волки. Местных волков тут тоже немало. Реальных мер по истреблению волков не было.

Поэтому в 2016 году жители Чинеты вновь обратились в Главное управление природных ресурсов и экологии Алтайского края и сообщили, что лишь за летний период волки убили 11 жеребят, 16 овец и двух маралов в оленепарке.

В ноябре 2016-го начальник отдела ООПТ Минприроды края (правопреемник Главного управления природных ресурсов и экологии) И.В. Дудин предоставил следующие сведения: волков — 35, косуль — 586, лосей и маралов — 29.

Заметим, что прежде, до средины 1990-х, там были сотни маралов, лосей и еще больше косуль, но волков единицы. Егеря заказника их интенсивно преследовали и добывали.

Если руководствоваться приказом Минприроды России № 138 о допустимой плотности населения волка 0,05 на 1000 га, то в заказнике положено содержать не более трех волков или почти в 12 раз меньше фактического.

Последний раз группировку волков в Чинетинском заказнике регулировали пять лет назад, за 2018 год добыт всего один волк. По действующим положениям в заказниках численность волка имеют право регулировать лишь тамошние егеря. Но далеко не всегда они в состоянии это осуществить.

Очевидно, необходимо оценивать численность волка в ООПТ, отслеживать их кочевки на территорию смежных охотничьих угодий и оперативно сокращать «излишки». Ю.П. Губарь (2011) отмечает, что «наличие заповедников и федеральных заказников не способствует ни мониторингу, ни регулированию численности хищника».

Такая же лояльность к плотоядным животным отмечается в ООПТ местного значения. В природном парке «Предгорья Алтая» на площади 40 тыс. га обитает две группировки волков, 6–8 особей. В парке работают два экологических инспектора.

Они хорошо обеспечены техникой (снегоход, «Нива», УАЗ), но преследованием волков они не занимаются. Всякая охота в парке запрещена.

ФГБУ «Центрохотконтроль» провело опрос региональных уполномоченных органов управления охотничьим хозяйством, и оказалось, что они не всегда контактируют с местными ООПТ и не располагают сведениями о ресурсах волка на особо охраняемых территориях.

Охотпользователи возмущаюся: «Мы стараемся, разводим, охраняем копытных, а они идут на прокорм «заповедных» волков». Например, Г.М. Мальцев, руководитель Змеиногорского охотхозяйства, озабочен, что Тигирекский заповедник стал рассадником волков.

Опытный волчатник, он предлагал и предлагает свои услуги по добыче волков в примыкающих к заповеднику угодьях. Но не нашел понимания и поддержки.

 

Волки — настоящая чума для любых территорий. ФОТО SHUTTERSTOCK

В Стратегии развития охотничьего хозяйства России, утвержденной Распоряжением Правительства № 1216 в 2014 году, одна из приоритетных задач — сокращение и последующее регулирование численности ряда видов хищных зверей: лисицы красной, норки американской, волка.

Однако до сих пор эта задача ничем не подкреплена и не исполняется. Полагаем, что необходимо принять ряд кардинальных мер для решения этого вопроса.

В первую очередь изменить Правила охоты в России, а также приказ Минприроды России от 30.04. 2010 года № 138; в Положениях о заказниках предусмотреть оптимизацию ресурсов хищников; создать нормативные акты, устанавливающие ответственность арендаторов охотничьих угодий за непринятие эффективных мер по регулированию численности наиболее вредоносных хищников и внести соответствующие изменения в Соглашения на пользование охотхозяйствами; необходима методика расчета ущерба от бездействия охотпользователей.

Добычу наиболее вредоносных и многочисленных хищных зверей, мех которых не востребован, желательно разрешать всем охотникам попутно при проведении любой охоты, без взимания с них платы за лицензии.

Тем более что на добывание мелких и средних по размерам видов хищников охотники берут лицензии неохотно и редко.

Следовательно, от этого потери доходов в бюджет будут незначительными. Проблема хищничества медведей и сокращения их численности также заслуживает рассмотрения. К тому же медведи становятся все более агрессивными, расселяются, вблизи сел и городов, раскапывают могилы на кладбищах, нападают на людей.

Очевидно, права по регулированию сроков и порядка охоты целесообразно предоставить региональным органам управления охотничьим хозяйством. Излишняя централизация управлением ресурсами дичи в итоге вредит ее воспроизводству и рациональному использованию.

Александр Бондарев 20 декабря 2019 в 05:45






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

  • 0
    Андрей М офлайн
    #1  20 декабря 2019 в 06:57

    ситуация с хищниками (но скорее с ведением охот.х-ва) никак не связана с:
    (1) изменением современной "модели" охоты и передачи ее (фактически: простого сбора денег с охотников и территорий) арендаторам?
    (2) с полным отсутствием специалистов у "охотпользователей" - смотрите требования к охотоведам от работодателей, например;
    (3) а также совершенно, непродуманная, система лицензирования (до охоты и промысла оплатить этот бред (лицензии) не по карману и эта система лицензий даже при Советах не выполняла функций регулирования объема добычи. Нынче добавочная стоимость добычи появляется не при отстреле, отлове, а в момент продажи - вот и окучивали бы перекупов, оставив то, что добыто для котла бесплатным.

    По отношению к боровой хищником является разведенный "пользователями" кабан, помогающий мелким хищникам уничтожать кладки, краснокнижные хищные птицы, которые бьют чаще глухарок, одна ворона уничтожает практически все выводки гоголя на несколько км. береговой линии - и это при обилии пернатых хищников, которые ворону не берут, волк стал резать лося после 00-х - за 10 лет без охоты популяция ничем не сдерживается, медведь в средней и северной тайге ловит лося по сравнению с волками реже - медведь присутствовал и до 00-го, однако молодняк лося выживал. молодняка не стало, когда размножился волк, ну и т.д.

    Ответить



Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑