Каким быть российскому мониторингу?

Слежение за состоянием охотничьих животных, или, как принято называть, мониторинг, — одно из главных мероприятий по их рациональному использованию. ФЗ 209 вот уже почти десять лет тому назад передал право пользования животным миром в субъекты РФ.

Фото Валерия МАЛЕЕВА

Фото Валерия МАЛЕЕВА

Соответственно и мониторинг охотничьих животных (охотничьих ресурсов) стал обязанностью регионов страны.

За федеральной властью сохранены только полномочия по определению нормативной базы по рациональному использованию объектов животного мира и обобщение данных за их состоянием — в основном охотничьих видов.

Эти «правила игры», воплощенные в серии приказов МПР РФ, вышедших в 2010–2011 гг., кардинально перекроили всю систему ведения государственного мониторинга.

Система резко ухудшилаaсь, контроль федерального центра ослаб.

Мониторинг оказался тяжелой, иногда непосильной ношей для охотпользователей.

Во внимание нужно принять и выход Постановления Правительства РФ «О государственном экологическом мониторинге (государственный мониторинг окружающей среды)» № 681 от 09.08.2013 г.

Система государственного экологического мониторинга включает в себя 16 подсистем, в том числе таких давно сложившихся служб, как гидрометеорологическая, служба радиоизмерения земель сельскохозяйственного назначения, водных объектов и т.д.

Включает она и две новые подсистемы — мониторинг ресурсов охотничьих животных и мониторинг объектов животного мира.

Согласно 209 ФЗ (ст. 11) и Приказа МПР № 344 от 06.09.2010 г. — «Мониторинг охотничьих ресурсов» ведение мониторинга должно осуществляться в отношении каждого вида охотничьих ресурсов.

В настоящее время основным мероприятием мониторинга — зимним маршрутным учетом (ЗМУ) методом ЗМУ ежегодно учитывается 30 видов охотничьих животных, другими методами — нерегулярно, в зависимости от финансовых возможностей субъектов РФ, учитывается еще 10–12 видов.

В виде пилотного проекта осуществляется учет болотно-луговой и другой пернатой дичи. Что же в итоге?

А в итоге мониторинг в стране проводится ориентировочно для 20% списочного состава охотничьих животных, что не соответствует поставленным задачам ведения мониторинга по всем видам охотничьих ресурсов.

Такая ситуация значительно ослабляет выполнение задач экологического мониторинга по показателю слежения за изменениями видового разнообразия ресурсов охотничьих животных как индикатора состояния окружающей среды.

Да и в прикладном плане то, что в систему мониторинга не попал ряд важных видов (групп видов), также существенный недостаток системы.

Так, водоплавающие птицы, как самый массовый объект охоты, добыча которых составляет ежегодно 6,5 млн особей (Молочаев, 2000 г.) по своей значимости как эксплуатируемый и рекреационный ресурс не только не уступает копытным, включенным в мониторинг, а скорее превосходит последних.

Как устроена система мониторинга охотничьих животных?

Мониторинг, как система, функционирует через наблюдательные сети, а сбор информации осуществляется по максимально точным показателям, по утвержденным и периодически обновляющимся методикам.

С этих позиций основной метод мониторинга охотничьих животных — ЗМУ, как наблюдательная сеть, имеет целый ряд пробелов:

1. Оценка запасов отдельных видов охотничьих ресурсов методом ЗМУ возможна только для больших площадей, то есть для отдельных субъектов РФ, а статистическая достоверность этих цифр, по оценкам разных авторов, колеблется от 9–15% до 40–50%; причиной такого невысокого уровня точности является специфика самого метода учета и, в еще большей степени, отсутствие у соответствующих государственных структур и особенно у охотпользователей достаточных финансовых средств на учеты, а в ряде случаев из-за умышленного завышения охотпользователями учетных данных с целью получения более высоких квот добычи лицензионных видов или из-за не корректной обработки учетных данных.

2. Расчет цифр запаса отдельных видов охотничьих ресурсов по муниципальным районам субъекта РФ проводится только по экспертным оценкам; для получения же относительно точных цифр по муниципальным районам необходим объем учетных работ такой же, как и для всего субъекта РФ.

3. В данной наблюдательной сети для ряда ее звеньев слабо проработаны нормативные требования, в частности, для особо охраняемых природных территорий федерального значения, для охотпользователей.

Особо следует отметить слабое использование в мониторинге охотничьих ресурсов огромной сети федеральных особо охраняемых природных территорий, что существенно снижает его качество, — «Летопись Природы», как информацию, которую ведут заповедники страны, заслуживает включения в систему государственного экологического мониторинга.

 

Фото Антона ЖУРАВКОВА

Таким образом, качество (достоверность) информации по методу ЗМУ и статус точек наблюдений мониторинга охотничьих ресурсов не в полной мере отвечают нормативной базе государственного экологического мониторинга, даже с учетом специфики объекта мониторинга недостаточно проработаны организационные моменты работ.

На материалах ЗМУ, то есть цифрах оценки послепромысловой численности 30 видов охотничьих ресурсов, годовые лимиты добычи рассчитываются только для восьми видов (копытные, соболь, бурый медведь).

При этом, по официальной статистике, лимиты ряда видов не осваиваются (например, соболя), а нелегальная добыча (браконьерство) в России по ряду видов охотничьих животных достигает 50% от официальной продукции охоты.

Данные ЗМУ весьма полезны для регулирования численности еще трех видов: волк, лисица, кабан — как негативных факторов в воспроизводстве копытных животных или потенциальных переносчиков инфекционных заболеваний.

Для 21 вида животных данные ЗМУ не являются первоосновой при регулировании их добычи по двум причинам: такое регулирование не основывается на конкретных цифрах, а ограничивается только общими положениями Правил охоты в РФ; во-вторых, запасы этих видов существенно недоосваиваются по причине низкой стоимости пушнины. Следовательно, ежегодная оценка запасов большинства видов, учитываемых методом ЗМУ, не является приоритетной задачей.

Практический эффект осуществляемого мониторинга следует оценивать на фоне общего финансирования государственной службы в сфере охотничьего хозяйства РФ, которое составляет ориентировочно около 5 млрд руб. в год.

При этом из запланированных ежегодных субвенций в 4,5 млрд руб. федеральным правительством в субъекты РФ выделяется только 1,7 млрд руб.

Исходя из нормативных объемов учетных работ, в отдельных субъектах РФ — от 100–300 до 1900 учетных маршрутов (Приказ Минприроды РФ № 1 от 11.01.2012; Кузякин, 2017 г.) и, по нашим расчетам на ежегодное проведение ЗМУ, включая обработку данных, необходимо около 1 млрд рублей. Такие средства в системе отсутствуют.

Существуют диаметрально противоположные мнения об эффективности метода ЗМУ, в том числе руководства профильного Департамента Минприроды РФ и ФГБУ «Центрохотконтроль», специалистов из других ведомств.

В частности, предложено считать ЗМУ одним из методов для определения квот добычи, а сами квоты определять по итогам анализа численности и популяционных параметров животных, собранным разными методами.

Вместо ежегодного проведения ЗМУ предложено ограничиться проведением его раз в 3–5 лет, с выявлением другими методами ежегодных тенденций в изменении численности. Имеются заключения, полностью отвергающие метод ЗМУ как «тупиковую ветвь эволюции учетных работ».

Суммируя все вышеизложенное, приходится констатировать, что методом ЗМУ неполно охватывается видовой состав охотничьих ресурсов, недостаточно реализуется принцип выбора пунктов наблюдений, получаемая информация о численности не отличается достаточной достоверностью как по причине слабой материально-технической базы, а в ряде случаев из-за прямого искажения исходных данных охотпользователями с целью получения больших квот добычи лицензионных видов животных. На огромных малонаселенных территориях Западной и Восточной Сибири и в ряде других районов выполнение нормативных объемов ЗМУ просто нереально.

Следовательно, правомочно мнение, что в современных экономических условиях страны введение мониторинга как ежегодного мероприятия по оценке запасов избранного числа видов охотничьих ресурсов следует признать стратегическим просчетом.

Полномочия по контролю и обобщению данных мониторинга на федеральном уровне
№ 209-ФЗ «Об охоте…» полномочия по обобщению данных мониторинга охотничьих ресурсов на федеральном уровне не закреплены.

Данный законодательный пробел отчасти выправлен Приказом Минприроды РФ от 06.09.2010 г. № 344 — «Мониторинг охотничьих ресурсов», в котором указано, что Минприроды РФ обобщает представленные уполномоченными органами субъектов РФ данные государственного мониторинга охотничьих ресурсов (п.12 Порядка).

Не определены конкретно и задачи обобщения. Данный нормативный пробел косвенно конкретизируется в Постановлении Правительства РФ № 681 от 09.08.2013 г. «Об экологическом мониторинге», в котором результаты государственного мониторинга подсистемы охотничьи ресурсы трактуются как «оценка и анализ состояния охотничьих ресурсов и среды их обитания (а также объектов животного мира в целом), в том числе динамика изменения численности отдельных видов охотничьих ресурсов по результатам наблюдений».

Минприроды РФ, утверждая Устав ФГБУ «Центрохотконтроль», делегировала своему подведомственному органу более широкие полномочия, в том числе анализ состояния объектов животного мира, отнесенных к объектам охоты.

Но из задач мониторинга ресурсов охотничьих животных выпал аспект прогноза, который в содержании экологического мониторинга обозначен как одно из трех его направлений — «оценка и прогноз изменений состояния окружающей среды».

Все обозначенные нормативные пробелы должны быть ликвидированы. Не контролируется на федеральном уровне и достоверность информации, предоставляемой субъектами РФ, что существенно сказывается на качестве оценки запасов ресурсов охотничьих животных.

Очевидно, что необходимы дополнительные полномочия по контролю за качеством данных мониторинга и их обобщению на федеральном уровне.

Назовем самые необходимые в настоящее время: во-первых, федеральные полномочия по регулированию межрегиональных и международных отношений России по охране и сохранению биологического разнообразия мигрирующих видов животных, общий контроль за ситуацией с инфекционными заболеваниями, возбудителями которых являются некоторые виды диких животных.

Как известно, экологический мониторинг, как информационная система, регламентируется нормативными документами, которые обеспечивают четкое функционирование ее отдельных звеньев, а вся работа системы координируется и контролируется единым федеральным информационным центром.

А, как известно, единые федеральные информационные центры создаются постановлениями Правительства РФ или приказами соответствующего министерства РФ.

Следовательно, во-вторых, необходимо создание единого информационного федерального центра по осуществлению мониторинга охотничьих животных и среды их обитания, ведению кадастра диких животных и кадастра охотничьих угодий, который должен функционировать в формате многоуровневой геоинформационной системы, предусматривающей оперативный сбор и анализ поступающих сведений со всей территории Российской Федерации. Кстати, это как раз и прописано в принятой правительством Стратегии.

Полномочия субъектов РФ по ведению мониторинга

В законодательстве четко прописано только предоставление субъектами РФ ежегодных данных мониторинга в Минприроды РФ по определенному перечню показателей (п. 10 Порядка Приказа № 344 — Мониторинг охотничьих ресурсов). Ст. 15 ФЗ «Об охоте» (2009 г.) — о содержании мониторинга — на самом деле малосодержательна.

Совершенно необходима конкретизация обязанностей субъектов РФ, а именно ведение регионального мониторинга охотничьих ресурсов в полном объеме.

Например, очевидно ведение регионами универсальных базы данных (оцифрованных) более детальных, нежели федеральная база, с анализом многолетних тенденций в состоянии ресурсов охотничьих животных, среды их обитания и картографическим отображением данных, составление соответствующих прогнозов.

Однако сейчас это трудноразрешимая задача. Во времена Главохоты научно-методическую помощь регионам оказывала ЦНИЛ — могущественная ведомственная наука. Центрохотконтролю в его сегодняшнем состоянии это явно не по плечу.

Список охотничьих ресурсов насчитывает 185 видов, которые объединены в 86 таксонов — видов или группы видов.

Субъектами РФ используется не утвержденная на федеральном уровне компьютерная программа созданная Томской региональной общественной организацией «Северский охотник».

Согласно анализу, проведенному Н.Г. Челинцевым, в программе содержится грубая ошибка в формуле расчета плотности населения видов охотничьих ресурсов на всей территории — посредством суммирования плотности населения в каждой категории угодий (лес — поле — болото).

Разработанная в свое время аналогичная программа Н.Г. Челинцевым и И.Г. Ломановым по непонятным причинам не была внедрена в практику.

Виталий Кривенко 15 июля 2019 в 15:01






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

  • 0
    Сергей Кузьминых офлайн
    #1  16 июля 2019 в 09:58

    Не хотел писать, но придется. Я являюсь автором программы, упомянутой в статье. После выхода этого номера РОГ нам на служебную почту стало приходить много писем с вопросами об упомянутой в предпоследнем абзаце "грубой ошибке" в формуле расчета плотности населения видов охотничьих ресурсов на всей территории.
    Ошибке в программе нет. Алгоритм программы построен в строгом соответствии с Методикой 2012. В этой Методике отсутствуют формулы расчета, в отличие от Методики 2009.
    Достаточно взглянуть на тексты Методик:
    - в Методике 2012 в п.36.12 - "36.12. Итоговые показатели сведений, указанных в пунктах 36.5 - 36.11 настоящих Методических указаний;" . смотрим п.36.8 - "36.8. Плотность населения данного вида птиц по каждой группе категорий среды обитания ("лес", "поле", "болото") (особей на 1 000 га);"
    В Методике 2009 (не буду приводить формулы) - см. п.п.3.8, 3.12. В них приведены расчетные формулы.

    Думаю все понимают, что означает формулировка " Итоговые ...". Для полного понимания добавлю, что когда Центрохотконтроль представлял эту методику, был получен четкий ответ - "... сумма ...".
    Про качество Методик, их содержания писалось многократно, достаточно взглянуть на некоторые -
    http://rors.ru/new/ob-ekspertnyx-zaklyucheniyax-v-otnoshenii-zimnego-marshrutnogo-ucheta-2/

    Пользователи моей программы знают, что с течением времени программа прошла значительную модернизацию, на сегодняшний день она значительно отличается от первой версии. В принципе, эта программа является, так сказать коллективным продуктом, в нее постоянно вносились изменения по предложениям и замечаниям пользователей.
    Более того, на сегодня существует версия, разработанная в среде отечественного программного обеспечения (в соответствии с Распоряжение Правительства России от 26 июля 2016 г. №1588-р и Приказом Минприроды России от 04.12.2017 N 647). Если моя программа будет продолжать пользоваться спросом, то необходимо иметь в виду, что постепенно будет прекращаться поддержка программы с среде Microsoft. Тем более, что альтернативная версия более совершенная.

    Я очень уважаю Н.Г. Челинцева, его книги постоянно на моем рабочем столе, очевидно, что он анализировал мою программу на соответствие Методике 2009 а не Методики 2012, поэтому и произошло такое досадное недоразумение.
    Что касается программы, разработанной Н.Г. Челинцевым и И.Г. Ломановым, то к сожалению я о ней только слышал и встречал отдельные упоминания о ее существовании.
    С Уважением, зам.председателя ТРОО "Северский охотник" Кузьминых С.М.

    Ответить
  • 0
    Андрей М офлайн
    #2  16 июля 2019 в 11:06

    1. ЗМУ при правильном проведении весьма точен, показывает активность, ну так что ж – сие динамика, можно сравнивать Пу, а не пресловутую арифметическую «численность»,
    2. В цепи счетоводов преобладает метод верю-не верю, похоже-не похоже, даже если им дать отличные материалы – что есть, то есть,
    3. Если ООПТ, с иными методиками пустить в управление внешними популяциями (зачем им это – им и так хорошо) ожидаем в красной книге и ворон, кроме того, Летопись ориентирована на определенные виды, которые должны денег давать: на мышь у заповедников-гигантов – ибо материала много, и на волка у крошечных заповедничков – ибо амбиции - потому будут провалы,
    4. Пути восстановления б/м разумной системы стандартны: законы-восстановление служб – а затем и все остальное. Учет в этой системе еще не социализм. Кр. того существуют иные способы регулирования добычи – через территории – их никто не отменял, хотя никто и не применял у нас. В условиях отсутствия сведений о численности ох.видов, логично продавать на половину территорий тысячи лицензий. В том числе не надеясь, что частник забрав 80% угодий даст что то взамен. Типа денег или пользы. И уж тем более природу сохранит.

    Ответить

Принимать участие в голосовании могут только зарегистрированные пользователи. Авторизоваться / зарегистрироваться











наверх ↑