Один в поле — не воин

В последнее время только ленивый не прошелся по проблеме — выдачи охотничьего билета единого федерального образца (ОБЕФО) без сдачи экзамена по охотминимуму и прочих «сложностей», которые в прошлые годы сопровождали будущего охотника при вступлении в общество.

Фото Сергея Гуляева

Фото Сергея Гуляева

Не стоит доискиваться, в чем цель данного мероприятия департамента охоты, возможно, имевшего в те годы другое название, но результат — налицо. Ряды членов обществ охотников значительно «похудели», а толпы «диких» охотников значительно выросли — не только за счет «беглецов», но и за счет новичков, пополнивших охотничье сообщество, не обременяя себя необходимыми навыками и знаниями премудростей добычи зверя и птицы и, конечно, гласными и негласными правилами охоты.

Наряду с критикой действий охотничьих властей достаточно громко звучит, что ОБЕФО расшатало кресла под председателями ООиР, якобы «паразитирующих» на членских взносах и принудительной отработке, чаще всего заменяемой добровольно-принудительными «пожертвованиями». Все чаще приходится слышать, что общества охотников — это «вчерашний день». Конторы, ничего для охотников не делающие в современном мире капитализма, навязанные нам ушедшим в небытие советским прошлым.

Вступать в полемику с противниками добровольных охотничьих объединений и их оппонентами, в силу отсутствия доступа к объективной и полной информации, решиться не могу. Позволю лишь высказать чисто субъективное мнение, с которым соглашаться или принять во внимание никого не призываю.

Для начала краткая историческая справка, отчасти определенный научный взгляд на формирование российского менталитета, его живучести в народе или основательно растерянного за последние десятилетия: «Одна из самых острых и спорных проблем современной жизни непосредственно связана с крестьянскими устоями.

Сегодня много и уже как-то привычно говорят об общинном, коллективном или коллективистском сознании русского народа, его особой «соборности». Кто-то видит в этом главное достоинство русской жизни, залог преодоления общественных проблем. Другие полагают, что именно это мешает развитию индивидуализма и капитализма в России, рождает ненависть к «выскочкам», т.е. к успешным деловым людям; в конечном счете тормозит экономическое развитие страны».

В последнее время появилось мнение, что общинность, коллективизм вообще несвойственны русскому человеку, а являются лишь домыслами сторонников особого пути развития России. Причины сложившейся ситуации коренятся в особом укладе, которым веками жил русский крестьянин и который не мог не наложить отпечаток на его мировосприятие, а в конечном счете и на особенности русского характера. Речь идет о крестьянской общине, сами крестьяне называли ее — «мир», «общество».

Путешествуя по охотничье-рыболовным сайтам, нередко можно столкнуться со следующими предложениями:

— «Ищу попутчиков на охоту, желающих приобщиться к норной охоте; может, у кого есть желание поднатаскать своего питомца по норе, приглашаю...»
— «… буду рад составить компанию. Собаки у меня пока нет, но вопрос выбора собаки уже актуален. Надеюсь почерпнуть наглядных примеров». — «…если есть желание, присоединяйтесь к нам; разрешения на зайца не обещаю, но на лису есть, и лицензии, и норы».
— «Планирую отправиться на машине на Маныч. Проживать в степи в палатке. Ищу авантюристов, готовых составить мне компанию».
— «Ищу компаньона для совместной охоты. Охотился в Шатуре и в Весьегонске на водоплавающих».
— «Два «чайника» хотели бы найти компаньонов для поездки на охоту на селезня, вальдшнепа или гуся. Люди мы адекватные, мобильные, так что будем рады, если изъявите желание составить компанию».
— «Собираю компанию для совместных охот. Или с радостью присоединюсь к вашей. Нас пока двое, хотим организовать свой коллектив из надежный товарищей».
— «Всем здравия. Охотничий стаж 23 года. Готов пригласить начинающих охотников на весеннюю охоту».
— «Ищу напарника. Не толпу, не органи­затора-аутфиттера, а именно — напарника».
— «Хотелось бы человека, более опытного в охоте, нежели я сам, имеющего некоторое свободное время и желание ходить на охоту».
— «С меня транспорт, умение стрелять, абсолютная трезвость и адекватность, а также природное умение промолчать — поддержать разговор. С вас — трезвость, пунктуальность, желание делится знаниями. Возраст значения не имеет».
— «Я только переехал на ПМЖ в Россию… так как я еще никого и ничего не знаю, хотелось бы, чтобы кто-то пригласил меня на охоту на уточку».
Ответ: «Приезжай! Утей здесь много, да и места мне не жалко показывать».

Конечно, кто-то ищет в компаньоне некоторую материальную выгоду: на бензине сэкономить или на чужой транспорт рассчитывает, но скорее одиночками движет отсутствие коллектива единомышленников, найти который сегодня, оказавшись в одиночестве с ОБЕФО руках, становится все труднее.

Раньше в определенной мере объединяющую роль играли ООиР. Коллективные выезды на биотехнию, различные секции: стендовой стрельбы, собаководства, организация различных соревнований, коллективные охоты на копытных, охрана угодий членами общества и многое другое. В том числе подготовка молодежи — секции юных охотников, а главное, общественная работа — так называемое соцсоревнование среди первичных коллективов, составляющих основу любого РООиР.

Конечно, многое делалось формально, где собраться охотникам после работы или в выходные, обычно правление общества об этом не задумывалось. С 10.00 до 19.00 РООиР были обычной конторой по выписке путевок и сбора взносов, клубным временем себя особо не обременяя. Даже в дореформенные времена дефицит общения ощущался остро.

Взять хотя бы знаменитый охотничий магазин на «Соломенной Сторожке» в Москве, ставший своеобразным клубом по увлечениям, собиравший охотников, рыболовов, любителей ружей и холодного оружия не только из столицы, но и из ближайших областей.

Что заставляло после первых выходных открытия сезона собираться охотников и рыбаков у магазина, делиться впечатлениями от выездов, планами на будущее, приемами стрельбы и рыбалки, хвастаясь своими трофеями или откровенничать переживаниями об упущенных возможностях? Обобщая — желание оказаться в коллективе единомышленников.

Вот последнее, скорее всего, общества охотников упустили в своей работе, позволив ОБЕФО одержать победу за «головы» любителей ружья и удочки.

Что помешало ООиР всех уровней и принадлежности перейти на клубный стиль работы, ответить трудно. Скорее косность и зашоренность мышления руководства большинства общественных организаций. Неуважение к членам общества, по существу, к акционерам, содержащим своими взносами не только закрепленные угодья, егерей, но и председателя правления, — сегодня не редкость.

Пример. Зайдите в РОРС — охрана, паспорт, цель посещения и все прочее, как на особо секретном объекте. Думается, достаточно было бы одного охотничьего билета, чтобы без всяких объяснений попасть в любое подразделение Ассоциации.

Существованию клубов охотников в первую очередь препятствует отсутствие места, где можно собраться. Хотя находятся энтузиасты; неважно, что ими движет, пусть и некоторые меркантильные соображения, продвигать клубы по интересам в жизнь.

В прошлом году, готовясь к проведению конференции на ВВЦ во время выставки «Охота и Рыбалка на Руси», пришлось побывать в ряде так называемых охотничьих клубов. Поделюсь впечатлениями об одном таком «подвальчике». Клуб на базе магазина, торгующего атрибутикой для охоты на утку, гуся. Чучела, манки, скрадки и прочее. Время уже ближе к ночи, во всяком случае, режим торговли часа два как прошел, народу много. Вход свободный, лишь одно ограничение — никаких злоупотреблений.

Входящего «оглушают» «крякающие утки», переклички «гусиных табунков»…, это любители оттачивают работу с манками, делятся приемами и техникой манить, обсуждают появившиеся новинки, приемы стрельбы, применяемые патроны, правильность вводимых ограничений и многое другое, что должен знать ружейный охотник.

Что же мешает ООиР хотя бы пару раз в неделю предоставлять свою «территорию» для общественных нужд? Самовар с кипятком, пачка чая да кило сахара брешь в бюджете общества не сделает. Но зато многим охотникам позволит найти единомышленников, составить компанию на охоту, заняться «самообразованием», познакомиться с изменением положения об охоте, обороту оружия, предоставит возможность узнать, что существуют этика охоты и негласные правила.

Задача вполне решаемая — сделать из конторы настоящий Охотничий Клуб, — тогда появится возможность объяснить, зачем нужно вступать в общественную организацию. Нужно немного, всего лишь быть честным и болеть за доверенное тебе дело.

Юрий Константинов 7 марта 2015 в 12:20






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

  • 0
    Георгий офлайн
    #1  10 марта 2015 в 13:14

    Кстати комиссионка на Соломенной сторожке закрыта давно, отчасти переехала по другим адресам и "клубом" быть перестала. В те времена, когда в этом магазине на тихой улочке, жизнь кипела, прилавки были настоящим "музеем" охотничьего оружия и публики знающей собиралось там много и регулярно. Известность и популярность места этого была всесоюзной.

    Ответить




Принимать участие в голосовании могут только зарегистрированные пользователи. Авторизоваться / зарегистрироваться











наверх ↑