Цветок красив, пока не тронут

Всё наконец-то растаяло. Не пойми, откуда появилась вода. Вроде и снег уже давно согнало, так нет же, видать без половодья, хоть и малого, в природе нельзя. Откуда-то из запасников выдавило-таки водичку. Реки разлились, лесные просеки и дороги тоже наполнились водой.

 

Иду, с бульканьем раздвигая болотниками, отстоявшуюся лесную, талую, болотную водицу, похожую на крепкий настой чая. Почему-то весной мне до жадности хочется пить и пить эту воду, текущую под ногами. Никакой брезгливости, а только жадность. Глотать и глотать эту тёмную весеннюю воду.

 

Вот дорогу пересекают несколько взмученных следов. Отстоявшаяся вода взмучена острыми отпечатками лосиных копыт. Три мутных следа по воде и дальше, по раскисшей весенней земле, через просеку. Муть оседает на глазах и относится в сторону течением. Течение, есть и здесь, в лесных колеях, и просеках заполненных водой. Вода сливается к болотам. Уже через недельку здесь уже всё начнёт просыхать.
Лось прошёл только что, пересекая просеку. Приятная встреча. Приятно ощущать, что ты не один в лесу.
Иду дальше. Что ещё лес приготовит и какие тайны откроет?
Иду, в этот раз, на очередной глухариный ток.
Этой весной решил тратить время только на прогулки к новым не проверенным перспективным местам токов.
Эта зорька будет последней в эту весну.
Была уже не одна ночь, проведённая рядом с током, и не одна песня мошника услышана, и подходил к петухам уже не раз. Но ружьё так и болталось за спиной. Оно так и не получило удовлетворения от охоты, как легавая, которая смотрит на своего хозяина, после подъёма птицы и не понимает, почему хозяин не стрелял.
Ну, бывает такое. Бывает, что идёшь за трофеем и получаешь удовольствие от самого процесса. Процесса, что ты идёшь, приходишь, находишь и главное есть что находить. Есть дичь. И, слава богу.
Лучше идти за своим трофеем, за своей мечтой. Пусть эта мечта всегда растёт и обрастает новыми причудливыми формами, красками и прочими заковыками. Поверьте, когда-нибудь на своём жизненном пути Вы повстречаете именно то, о чём мечтали. Повстречаете то, что создала в Вашем сознании Ваша мечта. И поверьте, встреча будет незабываемой. А посему, мечтайте.

Мечталось в это сезон о многом. О сосняках заполненных поющими петухами, о глухариных боях, о глухарках, покорно присевших в мягкий ковёр мха, в ожидании ЕГО. Всё это хотелось увидеть воочию и заснять на фото.
Глухариная лихорадка, как и гусиная у некоторых, свирепствовала.
Последняя зорька была спланирована на один очень перспективный участок леса, площадью, примерно 2х1 км. Где-то здесь должны петь глухари. Точно должны. Давно сюда хотел дойти, но не получалось. Сейчас дошёл и после обеда решил обследовать местность.
Перекусил по быстрому. Вскипятил воды на чай.

Прочесал все интересные места.
Лес красивый. Очень красивый угол большого соснового болота с островками высокого соснового леса. Почти бор.
Есть всё для глухаря. Но никаких признаков присутствия не обнаружил. Даже зимнего помёта нет.
Я загрустил…

 


 

Осталась последняя зорька. И если с вечера я не услышу подлётов, то утро будет потерянным.
А этого так не хотелось.
Принимаю решение, собираться и быстро «бежать» на ближайшее проверенное место, где раньше пели петухи. Сам на этом току ни разу не был. Но отец там года три назад слышал пару петухов. А это уже какая-то зацепка.
Ноги в руки, рюкзак за спину и бегом. Должен и на тягу успеть.
Успел.
До тока примерно пятнадцать минут ходу. Останавливаюсь в глухом ельнике. Дров завались, рядом низенькая, заросшая делянка. Думаю, вдоль дороги должны тянуть.
В 20.00 уже стою, слушаю вечерний концерт. Перевожу дыхание.

 

Рядом в ельнике слышу подлёт глухаря. Громко захлопал крыльями. И тишина…
Интересно!? Может и здесь поёт?
Оставим это место на потом. Обследую позже.
Мысли в голову лезут разные.
Обидно, что не нашёл глухарей в том месте куда целился. А может мало прочесал?
Ладно. Будет куда стремиться. Не последний год живём.
Сейчас уже мысли о новом месте. И вообще о разном.
Думаю, что стало как-то не интересно подойти к поющему петуху по темёнкам, разглядеть в черноте ветвей чёрный силуэт и жахнуть по нему из пушечки 12-го калибра, разрывая громом выстрела уже звенящую голосами птиц утреннюю тишину.
А тишина, она как застёжка-молния, «вжик» и разорвалась.
Потом медленно, звено за звеном, молния «застёгивается». Вновь и вновь начинают звучать, петь, встревоженные выстрелом, звенья цепи. Вот уже шов «зарубцевался». Всё зазвучало и запело полным оркестром. Весна! Эту песню не задушишь не убьешь.
Да, замечтался я…
Первый вальдшнеп протянул в пол девятого в ста метрах от дороги, вдоль гряды ельника, параллельно дороге.
- Может переместиться туда? – мелькнула мысль.
Но там подлесок слишком густой. Нет, буду стоять здесь. Должны же вдоль дороги тянуть.
Потом ещё один , уже поперёк дороги, но далеко, потом ещё один тем же курсом, как и первый. Началось …
Но пока стою без выстрела.
Где-то далеко рвут вечернюю тишину гулкие звуки выстрелов.
Почему-то приятно, стоя на тяге, слышать, как вдалеке бабахает двухстволка. Приятно, чёрт возьми, и всё.
Воспринимается, как радость за того далёкого охотника, которому может, повезло с выстрелом и к его ногам упал рыжий комочек счастья, весеннего счастья, которого мы ждали всю зиму.
Мы вместе!
Тем временем, послышалось очередное хорканье и идёт опять вдоль той самой гряды ельника.
Эх, надо было туда перейти. Уже бы раз пять мог стрелять. Почему не тянут вдоль дороги?
Но, вдруг хорканье поворачивает на 90 градусов и идёт чётко на меня.
Вижу быстро приближающегося кулика. Прогалок над дорогой короткий. Успеваю выстрелить только раз.
Вальдшнеп с резким цвиркньем, пикирует вниз и скрывается в черноте ельника. Кажется, слышу звук падения.
Сумерки. Постою ещё немного, потом пойду искать. Фонарь хороший, если есть, то найду.
Летали вальдшнепы в тот вечер везде где угодно, но не там где я стоял. Стрелять больше не пришлось.
С фонарём обшарил место, куда предположительно упал вальдшнеп, но желанный рыжий комочек перьев так и не нашёл.
Ну что же, идем спать.
Главный аккорд этой весны ещё впереди.
Сил нет. Думаю упасть на коврик и отрубиться на оставшиеся четыре часа.
Но обилие дров вокруг заставляет чиркнуть спичкой.
Огонь быстро разгорелся. Дрова пилить не надо. Только кидай в огонь, расчищай захламленный лес.
С огоньком сразу повеселело. Тело начинает разогреваться и просить горяченького.
Начерпал кружкой котелок воды из ближайшей лужи и через пять минут в котелке уже забулькало.
Нет. Это лучше чем просто заснуть.
В темноте, над головой несколько раз с цвирканьем проносились вальдшнепы.
Накидал побольше брёвен в огонь и уютно устроился рядышком. Начинаю кимарить под треск сушняка…
Сквозь сон слышу крик гуся, над головой.
Одиночка с ошалелым криком пронёсся над лесной дорогой.
- Вот чумной! Чего ему здесь надо?
Через минуту летит тем же курсом назад.
- Вот, чудо! Поспать не даёт!
Потом третий раз, с криком, тем же курсом, пролетел назад.
Весна тем и хороша, что даёт слышать и видеть, порой удивительные вещи в лесу.
Всё. Спать!

 

Созвездие Большой Медведицы, как будто оглушило меня своим огромным ковшом, висящим над головой. В голове зазвенело, звёзды рассыпались по небу ещё большим не сметным количеством, и я погрузился в сон. Нет, конечно - это не сон. Это что-то среднее между, бодрствованием и сладким сном. Состояние ещё более сладкое, когда перед тобой проплывают чудные видения, наполненные твоими мечтами. Состояние сказки.
Ночь хоть и тёплая, но к двум часам, на лужах, появился тонкий ледок.
Проснулся, как водится за пять минут до будильника.
Огонь погас, но под слоем пепла ещё тлеют угли.
Стоило сдвинуть в кучу головешки, дунуть пару раз, и уже снова на стволах ёлок заплясало пламя костра. Можно собираться и без фонаря.
В три часа утра сижу на месте, отсюда начну обходить перспективное место.
Утро чудное. Полнейший штиль, но холодновато.
Вальдшнеп прохоркал. Ещё темно.
Пора! Начну двигаться вперёд, шагов по десять и слушать, слушать…
Прошёл метров двести. Лес захламленный и мокрый. Тишина. Потихоньку начинает светать.
Сижу, напрягая слух. Кручу головой по сторонам, направляя локаторы то вправо, то влево, но ничего не слышу.
Неужели и здесь – мимо?
Свет начинает заливать сосняк, а песни всё нет.
Вот впереди какой-то прогалок. Похоже на вывозную дорогу. Двигаюсь к ней.
И только я выскочил из леса на узкую дорожку, как моему слуху открылось то, что я так долго ждал и искал.
По узенькому каналу лесного волока, лилось четкое, но не громкое глухариное щебетание.
Как жаждущий влаги путник в пустыне, я «присосался» к этому источнику звука, и пошёл, пошёл …
Несколько петухов сидели впереди и уже пели во всю.
Эх! Как я промахнулся с местом. Уже почти светло!
Начинаю подходить аккуратно, ещё не под песню. Так как слышу точно четырёх штук и не понятно к кому начинать подход.
По волоку выхожу на заросший горельник, по краям которого и сидят петухи. Теперь уже иду под песню к ближайшему.
Поёт судя по всему на ёлках. Интересно, никогда такого не видел. Ёлочки не большие, подтянувшиеся на старой вырубке.
Но пока шёл к нему, его уверенная песня смолкла и стала перемежаться длинными перемолчками. Рядом, тоже на ёлках поёт ещё один, но тоже стал халтурить. Я начинаю затормаживаться, а света в лесу всё больше.
Справа, на соснах, слышны безостановочные трели трёх петухов.
Бросаю этих еловых певунов и поворачиваю к сосновым.
Стал продвигаться активнее…
Пока подходил, совсем рассвело. Тетерева на болоте гудят, просто беснуются. Кажется, раскаты их булькатания волнами накатывают на лес и сносят глухарей с сосен. Воздух просто звенит от глухарино-тетеревиного хора.
С этого места слышу семь глухарей, которые поют по краю пожарища, как на краях цирковой арены. Напоминает гладиаторские бои в Риме, только на арене никого нет. Все действующие лица сидят в амфитеатре и накал страстей нарастает. Щёлканье и щебетание стоит очень активное.
Подскакиваю аккуратно, чтобы не подшуметь. Пока получается.
Ближайший уже рядом, но перед нами открытая полянка. Если начну переходить через неё, то точно срисует и улетит. Приходится заворачивать круг.
Хоть и светло, но разглядеть петуха никак не могу.
Подошёл совсем близко, место открытое. Все мои движения уже на грани фола.
Замираю, спрятавшись за сосной. Долго высматриваю …
Вот! Вижу!
До него метров 50, может больше. Сидит за ветками. Поёт в одной позе, и только шея трясётся при точении.
Ну, выйди на открытое местечко. Мне уже переходить нельзя. Я у тебя как на ладони.
Настраиваю штатив с фотоаппаратом. Снимаю.
Но ничего кроме силуэта за ветками не получается.
Жду…

 

Времени часов пять. Глухарь начинает кормиться. Поёт уже без азарта с большими перемолчками. И всё больше начинает косить в мою сторону, пристально присматриваясь.
В лесу, невооружённым глазом, конечно ничего не видно. Но если фотографируешь на току, то потом, рассматривая фото и видео понимаешь, как чётко глухарь мониторит ситуацию вокруг себя.
Видно как через малейшую "дырочку" в ветвях он чётко смотрит на подозрительный объект (на меня в данном случае).И постоянно держит под контролем. Стоит перешагнуть нивидимую нить и всё. Птица счастья улетит.
Ждать уже не чего. Понимаю, что по такой местности к другим подойти уже не смогу. И решаю удовлетворить охотничью жажду своего двуствольного друга. Не зря ведь таскал всю весну по токам своего ИЖика.
Снимаю предохранитель, Встаю и выцеливаю в белое зеркальце на левом боку. Сквозь ветки. Далековато. Но другого шанса не будет.
Глухарь видит меня. Вытягивается на суку. Нервы напряжены у обоих…
Вдруг мелькает мысль, снять на видео момент выстрела. Фотоаппарат ведь наведён, всё настроено, нужно только нажать кнопку.
Нет. Не буду.
«Вжик!» - молния разошлась. Замолкли птицы вокруг. Прогремел выстрел и и раскатился громом по утреннему лесу.
Глухарь, как вертолёт, начинает медленно опускаться с сука на землю, медленно работая крыльями «Бу-бу-бу-бу-бу…».
Попал! Но как-то не спокойно на душе. Замер. Слушаю. Тишина.
Дальние петухи так же поют, только ближних не слышно. Потихоньку начинаю подходить.
Вот из за выворота слышно как кашляет подраненный петух. Подхожу и поднимаю уже почти дошедшего глухаря. Три дробины пробили корпус, как раз под белым зеркальцем.
А тем временем шов уже почти зарубцевался. Всё вокруг звучит и поёт с той же силой.
Только вот одна нотка выбыла из того концерта.
Понимаю, что всё. Поставил точку в этой весне. И сразу куда-то силы ушли, и до дома идти не хочется. Хочется лечь и поспать немного . Положил петуха рядом, устроился в лучах восходящего солнца под сосной на мягкой кочке и задремал.
Потом попытался заснять красоту весеннего петуха.
Но тут же вспомнил восточную мудрость - цветок красив, пока не тронут.
Мне нравятся фото с битой дичью. Красивые получаются натюрморты, но не то это. Не то.

 


 


 


 

Дорога до дома была дальняя и как водится весной – не лёгкая.
Нашу серую, сухую однообразность весеннего леса, мало что скрашивает.
Розовый куст волчьего лыка, вспыхивает, как яркий костёр и виден издалека.
Хотел срезать несколько веток, привезти домой весенний букет.
Но опять вспомнилось – цветок красив, пока не тронут.
Хватит уже. Хватит…
Домой.

 

Вадим Кашин 21 мая 2015 в 18:47






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".





Принимать участие в голосовании могут только зарегистрированные пользователи. Авторизоваться / зарегистрироваться












наверх ↑